Проект Химера. Код 15. Эпидемия. (36)

Через час небольшая колонна тихо двигаясь по шоссе подъехала к воротам исследовательского центра. Ворота медленно раскрылись и за ними появились вооружённые автоматическим оружием люди. Один из них махнул рукой предлагая заезжать на территорию. Машины урча моторами въехали внутрь. Тут же сбежались обитатели центра, осторожно выгрузили тяжелораненых и перенесли их в цех, где разместили в боксе предназначенном для исследований и вскрытий заражённых. Остальных прибывших отвели в столовую. После обеда женщин и детей расселили по жилым модулям выселив весь мужской персонал. Мужики разместились прямо в цехе приспособив упаковочные материалы для транспортировки грузов и оборудования в качестве матрасов, постелив их прямо на бетонном полу, хватило на всех. Вечером Дмитрий Сергеевич собрал совет пригласив на него Призрака и пока ещё очень слабого Дока.

- На повестке два главных вопроса, вновь прибывшие и ситуация в мире с распространением болезни, - начал руководитель центра.

- Почему болезни? - удивился Призрак. - Разве это не ... - он осёкся на полу фразе и с недоумением уставился на Дмитрия Сергеевича.

- Вот видите. Вы сами всё поняли, - профессор улыбнулся и глядя на Призрака продолжил. - Мы решили так называть состояние переродившихся. Так нам, персоналу нашего центра проще апеллировать знакомыми нам терминами, чтобы не путаться в новых. Я надеюсь понятно разъяснил?

- Понятно, - сказал Призрак почёсывая макушку. - Ну а как вы их называете? По-научному.

- Болезнь мы назвали "imaginarium rabies" (имаджинариум редиус), что в переводе с латинского означает "мнимое бешенство", а вот больных нарекли "Сondicione immortalibus" (кондиционе имморталибус), что переводится как "условно бессмертный". Теперь продолжим наше заседание. Начнём с первого вопроса. У нас добавилось население в количестве пятидесяти девяти человек, из них семь тяжёлых.

Призрак поднял руку. - Моих здесь десять, вместе со мной. Вернее семь, трое солдат сегодня утром к нам пришли со стороны карантина. Нас можно не считать, мы сегодня же вечером отбудем на нашу базу, - он вспомнил своих уставших рейдеров и хмыкнув сказал. - Наверное.

- Хорошо. Если уменьшить на десять человек, то продуктов, при разумном их использовании нам хватит приблизительно на пять-шесть дней. Если прибавить пайки "скорпионов", которых к нам недавно прикрепили, я всем на утренней летучке зачитывал последний приказ из штаба, где-то ещё на пару дней сверху. Теперь о тяжёлых. Виктор Валерьевич, расскажите как у вас обстоят дела с прибывшими ранеными?

- Раненые в порядке. Мы применили новые комбинированные препараты с добавлением ГИДРЫ DXS-18 из проекта "ХИМЕРА", вашу старую разработку, которую вы Дмитрий Сергеевич когда-то с моим отцом успешно адаптировали для стимуляции организма при сильном истощении. Сейчас больные уже пришли в себя и судя по всему встанут на ноги через пару дней, но нужна высококалорийная пища, иначе организмы травмированных начнут поедать сами себя, - доложил Виктор. - Так же мы предложили препарат Александру Петровичу, но он пока отказался.

- Я после заседания его приму, - тихо ответил Док.

- Понятно. По продуктам я уже сказал? Сможем ли мы найти ещё еды в городе?

- Вряд ли, - ответил командир ловцов Артём. - Единственное, где ещё что-то могло остаться, это в брошенных квартирах. И если там не побывали бешеные или мародёры, то можно найти крупы, растительное масло, консервы.

Призрак поднял руку. - У нас есть запасы продовольствия, - сказал он. - Можем поделиться.

- Это крайний случай, надеюсь что мы все скоро покинем это место. Вы все в курсе, что эвакуацию отодвинули на двое суток и если вдруг по каким-либо причинам она ещё отодвинется, то придётся искать запасы именно там, в брошенных квартирах и просить помощи у спартаковцев.

- Почему отодвинули эвакуацию? - поинтересовался Призрак.

- Вот мы и подошли ко второму вопросу, - Дроздов сделал небольшую паузу и продолжил. - Эпидемия продвигается по всем направлениям со скоростью идущего человека покрывая расстояния до ста, ста двадцати километров в сутки. Бешеным не нужен сон, они практически не устают и не меняют темп движения, им нипочём смена погоды и без еды они способны обходиться длительное время. Задержки возможны только в населённых пунктах, поэтому распространение идёт изломанной линией. Еловогорск со вчерашнего вечера, вернее ночи атакован бешеными. Карантинного штаба как такового больше не существует. В два часа ночи, мне по факсу пришло сообщение. Вместе с приказом о присоединении к нам подразделения "скорпион", который должен был эвакуироваться ещё вчера, но за ними не прибыл борт, пришло уведомление о переподчинении нас к ведомству по чрезвычайным ситуациям. Я тут же связался с ЧС. Чеэсники сказали что любая эвакуация из зоны карантина, то есть отсюда, отложена. В семь тридцать, при приёме через спутник трансляции новостей из Еловогорска, картинка зависла. - Дмитрий Анатольевич включил с помощью пульта телевизор висящий на стене.

- Как видите через все спутниковые каналы на все наши мониторы идёт только этот сигнал, показывающий фрагмент новостей. Так как у нас несколько часов назад пропала связь, в том числе с Еловороском, наши техники попытались через нашу приёмопередающую антенну по разным каналам, в том числе спутник, связаться хоть с кем-то. Но ничего не получилось. Наши техники не смогли сказать ничего вразумительного по поводу зависания. Всё что мне известно на данный момент о ситуации в мире я получил сегодня утром текстовым документом, после этого не было никаких сообщений. То что содержалось в документе я с небольшими сокращениями переписал на бумагу, - профессор достал из кармана белого халата сложенный листок, развернул его и надев очки начал читать. - Вчера, поздно вечером китайцы применили ядерное оружие сровняв с землёй города  Янь Пинь, Инь Тян и множество близлежащих населённых пунктов. По этой причине огромное число погибших среди населения. Но даже после ядерного удара бешеных осталось очень много. Их не смогли удержать ни боевые заслоны, ни заграждения из колючей проволоки стоящие у заражённых на пути. Причём все инфицированные получили огромные дозы радиации и это значит что даже после уничтожения заражённого он представляет большую опасность для окружающих, так как от тела будет исходить радиация. Сейчас значительная часть китайских инфицированных движется в сторону нашей границы. - Дмитрий Сергеевич на секунду замолчал ища что-то в своей писанине. Нашёл и продолжил читать. - Теперь по Европе. Там тоже участились нападения, которые по непонятным причинам замалчивались перед мировой общественностью, возможно из-за того, что вспышки бешенства происходили в среде эмигрантов. В данный момент объединёнными натовскими войсками окружены целые городские районы крупных мегаполисов, где проживают выходцы с Ближнего востока и Африки. Как отмечают мировые СМИ, в Европе проходят массовые митинги и демонстрации в защиту не только эмигрантов, но и заражённых, - Дмитрий Сергеевич оторвался от чтения. - Они там в Европе совсем дошли до крайности со своей толерантностью, - он перевернул листок и продолжил. - Американцы в срочном порядке предоставили нашему руководству документы и видеоматериалы о ситуации в их стране с убедительной просьбой переходящей в истерику, дать им наш препарат. Как выяснилось, США закрылись от внешнего мира, чтобы эпидемия не вышла за пределы их страны. Сейчас идут переговоры, - профессор оторвался от бумажки и сложив её спрятал в карман. - Как я уже говорил, чеэсники нас эвакуировать пока не будут, посчитав что здесь безопасней, ну и полётный маршрут рассчитать нужно, куда лететь и сколько понадобиться времени на перелёт учитывая передвижение скоплений. В случае длительной отсрочки эвакуации пообещали доставку продуктов и препаратов, в чём я лично сомневаюсь. Для этого им придётся гнать сюда самолёт, а смысл? Ведь он должен будет улететь обратно. Одно радует, что к нам прикрепили подразделение "скорпионов", а это значит будем с электричеством. ТЭЦ пока не остановили.

***

Вечером, когда все улеглись спать, кроме конечно дежурного персонала, двое подростков лет двенадцати, которых звали Антон и Вадим, выбравшись из жилого модуля побродили в полумраке цеха между боксами и спрятались за установкой фильтрации воды, стоящей возле стены.

- Видел, когда мы приехали сюда, в клетке толпу бешеных? - вполголоса спросил Антон у друга. - Клетка у стены цеха на улице.

- Видел. Они все одеты в яркие жилеты. В таких менты на дорогах стоят, - кивнул Вадя.

- Хочешь им отомстить? - яростно зашептал Антон поддавшись вперёд. - Ведь они съели твою младшую сестру с мамой, а у меня старшего брата, когда напали на Шелтер.

Вадим отпрянул от Антона не ожидая такого напора от своего друга. - Хочу. А как? - спросил он. - Может их здесь для чего-то держат. Может для опытов, - Вадя принял прежнюю позу и оглянувшись по сторонам шёпотом произнёс. - Потом нам влетит.

- Не влетит. Я сегодня днём слышал, как дядьки в белых халатах, когда выходили курить на улицу, говорили, что всех бешеных скоро пустят в расход, что всех нас отсюда вывезут, что наверное через пару дней.

- А как ты хочешь им отомстить? - заинтересовался Вадик.

- Я нашёл палку, черенок от сломанной швабры. У меня с собой есть нож, - Антон извлёк из-за пазухи большой ножик в кожаных ножнах, больше похожий на тесак. Вытащил его из них. Сталь заблестела под тусклыми лампами дежурного освещения.  - Я его привяжу к палке и проткну им глаза бешеных.

- Чем привяжешь? - спросил Вадя ехидно улыбаясь.

- Шнурками, - ответил Антон таким тоном, как-будто перед ним сидел полный даун.

- Ладно, я согласен. Когда будем мстить?

- Завтра.

На следующий день пацаны, после завтрака, смылись на улицу, где соорудили подобие копья. Озираясь по сторонам они крадучись подошли к клетке.

- Эй, уроды вонючие! - крикнул Антон. - Смотрите сюда! Скоро вы не сможете смотреть!

С этими словами он просунул палку между прутьев целясь ножом в глаза бешеных. Заражённые столпились возле решётки и махая руками пытались поймать самодельное оружие. Антон удачно вывернул черенок, и выколол глаз одному из заражённых у которого на жилетке с левой стороны красовались три чёрные вертикальные полоски.

- На, теперь ты, - протянул он "копьё" другу.

Вадик неуверенно взял палку и нерешительно начал шурудить ей в клетке.

- Давай! Чего ты как лошара-микантара! - подбодрил его Антон.

Вадя стал сильнее тыкать, а тела зомбов самодельное орудие. - Нате! Нате вам суки! - кричал он.

Зомбы от такого обращения к себе прифигели, если можно было так назвать их реакцию, и начали тоже кидаться на решётку просовывая в ячейки руки, но разряды тока отгоняли их от прутьев.

- Ну-ка дай я ещё их погоняю, - Антон взял у друга палку.

Но тут один из зомби размахивая руками зацепил за тыльную сторону рукоятку ножа и ножик чуть не выскочил из привязи. Антон решил его поправить и стал вытягивать палку наружу, но болтающийся тесак лезвием задел решётку, замкнув парные контактные прутья. Послышался хлопок выбиваемого автомата. Тут же затрещал аварийный звонок. Бешеные на мгновение застыли прислушиваясь к трезвону. Потом посмотрев на ребят снова кинулись на решётку. Так как электротока в ней не оказалось, зомби с утроенной силой стали налегать на неё. Через секунду она не выдержала натиск, так как не была рассчитана на такие нагрузки и рухнула прямо на детей придавив их к земле. Зомби, упав вместе с ней тут же стали засовывать свои морды в ячейки зубами разрывая орущих от боли и страха подростков. Другие зомби, свалившиеся на них сзади, начали подниматься и повернувшись в сторону открытого цехового входа быстрыми шагами двинулись на звонок. В это время из цеха выходил техник-электрик, чтобы посмотреть что же случилось, но увидев надвигающихся на него бешеных развернулся кинувшись обратно. Толпа заражённых увидев новую добычу перешла на бег устремившись следом. Через минуту в цехе поднялся невообразимый шум, из него стали выбегать люди разбегаясь в разные стороны, за ними заражённые.

Дмитрий Сергеевич с Виктором сидели в это время в модуле для вскрытия инфицированных в котором находились раненые шелтеровцы. Все травмированные уже пришли в себя, они сидели за секционным столом из нержавеющей стали поглощая "в три горла" принесённые им продукты, особенно усердствовали девушки.

- Да-а, - задумчиво протянул Дмитрий Анатольевич глядя на них. - Такими темпами нам еды хватит дня на три, не больше.

- Зато люди поднимутся уже через пару дней, - блаженно улыбаясь сказал Виктор радуясь такому невероятному процессу восстановления. Но тут затрещал звонок и через несколько секунд в цехе началась беготня с криками.

- Что там за шум? - спросил профессор повернувшись в сторону входа.- Сходи, посмотри. А я пока их анализы ещё раз проверю.

Виктор встал и продолжая беспечно лыбиться, подошёл к двери. Он поднял руку уже собираясь её открыть, как она с силой распахнулась. В бокс чуть не сбив Виктора с ног влетели вирусолог с генетиком. Они тут же захлопнули дверь и поворотом штурвала задвинули двойной распирающий стальной засов. С той стороны тут же раздались удары врезающихся тел.

- Что случилось?! - вскочил с места Дмитрий Сергеевич.

- Заражённые! - истерично крикнул вирусолог.

- Их целая толпа! - не менее истерично проголосил генетик.

- Откуда здесь они? Да ещё целая толпа? - удивился профессор.

- Это наши! Нашего центра! Они сломали клетку! - продолжал истерить вирусолог трясясь всем телом, особенно тряс своим огромным животом. Он, шатаясь, прошёл к столу, опёрся руками на край и опустил голову тяжело дыша. Судя по всему, физические нагрузки давались ему с трудом. Потом он посмотрел на переставших жевать и притихших раненых. - А они не опасны? Ведь им ввели тот же препарат, - через одышку выдавил Виктор Николаевич из себя убирая руки со столешницы.

- Нет, не опасны. В препарате отсутствует ген замещения, то есть организм может регенерировать поражённые клетки, но не сможет... Как они могли сломать решётку? Она же под напряжением! - перескочил на другую, более актуальную в данный момент тему Дмитрий Сергеевич.

- Электричество отключилось. Где-то произошло замыкание, - ответил генетик.

В дверь продолжали стучать и скрестись.

- Странно. На испытуемых не было ни одной металлической детали на одежде. Мы же сами всё проверяли, - развел руками Виктор.

- Чего теперь искать причину! Вызывайте же кого-нибудь! - опять заистерил вирусолог.

Дмитрий Сергеевич по рации вызвал "скорпионов".

К вечеру, когда внутренний комплекс с прилегающей территорией были зачищены от бешеных, подсчитали потери. Из всего персонала центра с вместе недавно прибывшими осталось только двадцать восемь человек. Плюс взвод "скорпионов" в количестве тридцати бойцов. И того пятьдесят восемь людей. Закрыв цех на все засовы оставшиеся собрались в столовой.

- Мы уничтожили пятьдесят одного заражённого, - доложил Глеб Юрьевич, командир "скорпионов".

- Значит девятнадцать сбежали, - сказал задумчиво Дмитрий Сергеевич. - Где же остальные?

- Они не могут сбежать, - сказал генетик. - Скорее всего эти девятнадцать сразу ушли в другом направлении, возможно вернуться и их...

- Но ведь они тупые как пробки? - перебил его вирусолог. - Значит их кто-то или что-то отвлекло? Интересно, чтобы это могло быть?

- Люди. Когда заражённые начали забегать в цех, люди стали убегать от них на улицу, - ответил ему генетик. - Некоторые бешеные потом за ними побежали. И вы мне не дали закончить. Когда они вернуться, то их... Сбили меня с мысли. А вспомнил, и их скорее всего станет больше.

- Да, из цеха выбегали люди, за ними бешеные, - сказал Глеб Юрьевич. - Наши бойцы не стали за ними гнаться, так как народ разбежался в разные стороны по территории завода. Гораздо логичней дождаться их здесь, не тратя времени и не рискуя жизнями на поиски инфицированных в пустых производственных помещениях. Всё равно они вернуться, это точно. И ещё, мы установили свою антенну на крыше и подвели от неё кабель к вашему приёмному оборудованию.

- А наша? Что с ней? - поинтересовался Дмитрий Сергеевич.

- Мы не обследовали вашу наружную аппаратуру. Возможно поврежден кабель. Повреждение может быть на одном из стыков, они находятся на крыше модуля, где располагается узел связи. Из-за замыкания в кабеле скорее всего нарушилась приёмная способность антенны и зависание, так как антенна имеет внутренние платы питающихся от напряжения наводки кабеля, схема могла повредиться. Может быть поэтому вы везде на всех мониторах видели одну картинку. И мы, чтобы не терять времени на проверку цепи, решили установить своё оборудование.

- Если это так, то кто мог повредить кабель? - удивился Дмитрий Сергеевич.

- Это мог сделать мелкий зверь, возможно кот, привезённый вместе с выжившими, - предположил Глеб Юрьевич.

- Как кот мог перегрызть кабель?! Кабель же в изоляции? - опять удивился профессор.

- Кабель не обязательно перегрызать, достаточно прокусов в нескольких местах, он тонкого сечения и его легко повредить незначительными механическими усилиями, - ответил ему командир "скорпионов". - Наш кабель с защитой. Ваши техники недавно меняли изоляцию на стыках?

Да, - кивнул Дмитрий Сергеевич. - Изолента была китайского производства и имела сильный запах.

- Вот скорее всего её запах и привлёк зверька.

- Значит связь есть? - неуверенно поинтересовался Дмитрий Сергеевич.

- Есть. Наш техник сейчас за вашим пультом связи. Почти по всем коммерческим и телевизионным каналам нескончаемо идут новости о разрастающейся эпидемии. От нового непосредственного начальства приходят сообщения, всё что показывают в новостях преувеличено в десять раз и не стоит поддаваться панике. За нами скоро прилетят.

На поясе командира скорпионов запиликал мобильный аппарат транковой связи. Глеб Юрьевич включил на приём. - Техник-связист звонит, - сказал он и прильнул к трубке. Командир "скорпионов" начал меняться в лице выслушивая доклад подчинённого. Глеб Юрьевич оторвался от трубки и протянул рацию профессору. - Срочная эвакуация, - мрачно сказал он. - За нами послали борт ТУ-154 военного ведомства. Самолёт уже в пути, прибудет через час. Сейчас они на связи.

Профессор взял трубку. - Слушаю.

- Здравствуйте Дмитрий Сергеевич, - послышался голос Шпагина из динамика.

- Здравствуйте Геннадий Юрьевич. Что за спешка. Разве мы сможем за один рейс всё вывезти?

- Торопят. Так как карантинных постов и поясов не существует наступление эпидемии, идёт быстрее чем предполагали. Заражённые вполне могут передвигаться на транспорте в качестве пассажиров, ведь поражение организма не наступает мгновенно. По подсчётам наших специалистов, вы прилетите в пункт назначения, когда фронтальная зона эпидемии будет от города где вы приземлитесь в пределах трёхсот, четырёхсот километров.

- Надеюсь что успеют создать карантинные зоны на подступах к городу? - с надеждой в голосе произнёс Дмитрий Сергеевич.

- Скорее всего нет. Это будет перевалочный пункт. Вы полетите дальше. Пункт назначения, приарктическая станция. Туда уже прибыли другие специалисты. Там раньше была военная база с неплохой инфраструктурой, недавно её восстановили и модернизировали для военных нужд. Теперь станция может принимать среднемагистральные самолёты. Развернёте там производство "Беллерофонта".

- Есть на чём там производить? - поинтересовался Дроздов.

- Есть. Месяц назад туда и ещё в два места начали завозить оборудование. Одно из производств стали создавать в Казахстане в городе Павлодаре на базе старого химического комбината. Второе в Волгограде. Арктическое направление самое перспективное, инфицированные туда практически не идут. Так что все наработки по вакцине будут в вас. Возьмите с собой всё нужное. Сколько вам надо времени на сборы?

- Мы уже давно на чемоданах.

- Берите только самое важное и в путь. Удачи, - рация отключилась. Профессор вернул её Глебу Юрьевичу.

- Нужно организовать прямо сейчас группу, которая поедет на аэродром и подготовит полосу для посадки. И ещё одну для подготовки заправки самолёта. Поедут "скорпионы". Подключат энергию, - отдал распоряжение Дмитрий Сергеевич. - Оставшиеся люди займутся погрузкой оборудования.

Призрак, ошивающийся уже второй день в научном центре, вызвался помочь в расчистке полосы. На тигре ловцов они поехали за К-700 в лагерь "Спартак". Прибыв туда Призрак собрал всех спартаковцев во внутреннем дворике.

- Сегодня прилетает самолёт! Будет эвакуация! - громко пробасил он.

Все тут же оживились. Некоторые даже захлопали.

Но! - Призрак поднял руку. - Летим только до следующего города, который находится на пути бешеных! Самолёт доставит эвакуируемых туда, для пересадки! Но дальше полетят не все! Направление полёта приарктическая полоса! Нас оставят в городе и мы по идее должны будем уйти оттуда вместе с эвакуационными колоннами, - Призрак осмотрел присутствовавших. - Лично я остаюсь здесь! - прогудел он. - Здесь относительно безопасно! Бешеные почти все ушли! Местность знакомая! В разорённом Шелтере полно оружия!  Запасы еды можно поискать в оставленном жилье и брошенных сёлах! Кто со мной! Решайте быстрее, самолёт скоро сядет!

К удивлению и радости Призрака все спартаковцы единогласно вызвались остаться. Приступили к вызволению из бокса Кировца. Тигром выдрали ворота гаража, краном сняли секцию забора после чего К-700 выехал прямиком в аэропорт за рулём которого находился Кардан с ним бывший диспетчер аэропорта. Следом за трактором шёл тигр в котором сидели ловцы и с ними Призрак.

- Судя по знаку на воротах одного из гаражей он у вас сквозной. Почему вы через него не выехали? - спросил Призрака рядом сидящий Артём.

- Там низкие проёмы. Кировец не проходит, - ответил здоровяк.

Над Сосновогорском нависли тяжёлые тучи, добавив темноты в надвигающиеся сумерки.  Поднялся ветер. Машины неслись по грунтовке срезая путь, ведь времени до прибытия воздушного борта оставалось всё меньше. Впереди свистя турбиной пылил Кировец, за ним не сильно подпрыгивая на ухабах летел мощный внедорожник.

- Плавный ход у вашей машины, - заметил Призрак.

- Само собой. Ведь весит броневик не мало, - ответил усмехнувшись Артём.

Вскоре прибыли на аэродром. Там уже суетились скорпионы готовя заправщик. Кардан не откладывая дело в долгий ящик с ходу трактором убрал с полосы разбросанные обломки самолёта сдвинув их далеко в сторону от ВПП. Сверкая фарами на автобусе и двух грузовиках подъехали эвакуируемые. Люди вышли из транспорта и начали разгружать оборудование. После выгрузки все столпились возле аэровокзала. Порывы ветра усилились, начался мелкий дождь, но люди не прятались в здании с надеждой всматриваясь в пасмурное небо. И вот вдалеке послышался гул моторов. В тёмной выси появилась еле различимая точка, которая увеличиваясь превратилась в самолёт.

Зажглась взлётная полоса. Ту включил фары, выпустил шасси и начал садиться. Тут же подогнали бензовоз к рулёжной полосе для закачки топлива. Борт коснулся колёсами взлётки и побежал по ней зеркально отражаясь в свете фар от мокрого покрытия полосы. Вот он остановился и гудя турбинами начал разворачиваться на рулёжке для взлёта. Наконец он остановился. Скорпионы подогнали трапы с топливозаправщиком. Началась погрузка. В самолёт на носилках занесли раненых, они пока не могли быстро ходить и даже говорили с трудом. Загрузили контейнеры с реактивами, вакциной и составляющими её компонентами. Кое-что из оборудования. Погрузились сами. После дозаправки отогнали бензовоз. Призрак с Карданом убрали трапы. Самолёт включил турбины и начал разгоняться. Борт добрав скорости задрал нос и стал подниматься в воздух. Ту лёг на крыло делая облёт аэропорта. В иллюминаторы в надвигающихся сумерках ещё было видно провожающих. Их было всего двое, Призрак и Кардан. Третий вёл воздушную машину сидя в диспетчерской. Они одиноко стояли на фоне брошенного ярко освещённого здания аэровокзала рядом с К-700 и тигром махая руками. При прощальном круге над аэродромом люди сидящие в самолёте увидели как к взлётной полосе сверкающей посадочными огнями через поле со стороны сталелитейного завода бежали бешеные в ярких жилетках, как Кардан с Призраком и диспетчером садились в тигр и дав по газам рванули в сторону Сосновогорска. Самолёт закончил вираж и лёг на курс.

- Что же теперь будет с ТЭЦ? - поинтересовался Дмитрий Сергеевич у командира скорпионов.

- Ни чего страшного не произойдёт, - ответил Глеб Юрьевич. - Выработается топливо, турбина встанет, электричество исчезнет.

- А потом можно будет станцию запустить? - полюбопытствовал профессор.

- Конечно, - кивнул главный скорпион.

Летели уже больше двух часов. Пилоты с землёй были на постоянной связи, им сообщили что в зоне посадки погода меняется не в лучшую сторону. Уже при подлёте им дали отмену. Погода в принимающем аэропорту резко ухудшилась.

- Ищем приёмный аэропорт, - отдал распоряжение командир воздушного судна. Он начал крутить ручку приёмника, но кроме треска эфира ничего не было слышно. Наконец передали общую сводку. Сесть в ближайших аэропортах не представляется возможным. - Летим обратно, - распорядился командир.

Через час самолёт вышел из зоны непогоды. Так как они летели они обратно, навстречу сумеркам, видимость ухудшалась.

- Командир, до Сосновогорска мы не дотянем, - доложил второй пилот. - Сильный встречный ветер. Сильный расход топлива.

- Садимся в ближайшем аэропорту, в Северогорске, - принял решение первый пилот.

Вскоре появился тёмный город. Он чёрным пятном виднелся на сером фоне посевных полей окружавших его.

- Попробуй запросить посадку, - произнёс первый пилот.

- Так город ведь эвакуирован, - возразил напарник.

- Попробуй. Может ещё осталась оперативная группа управления полётами.

Второй пилот включил рацию. - Мы на подлёте. Ответьте. Я борт сто двадцать три, я борт сто двадцать три. Мы на подлёте. Ответьте, - второй пилот посмотрел на командира экипажа. - Не отвечают. Ни кто не отвечает.

Ту лёг на крыло и начал снижаться делая большой вираж. Дворники еле справлялись с набегающими струями дождя. Вдруг в приёмнике раздался треск и послышался монотонный голос передающий координаты аэропорта.

- АТИС работает, - радостно сказал второй пилот (ATIS, служба автоматической передачи информации в районе аэродрома). - Ребята уходя её не отключили.

- Хорошо что она функционирует на автономном питании, - ответил командир. - Отправь радиопеленг, пусть нас сориентирует, - он включил внутреннюю связь. - Пристегните ремни, будем садиться.

Лётчики направляя машину по радионавигации и приборам подлетели к ППВ. Самолёт, освещая посадочную полосу фарами в сгущающейся тьме гудя турбинами на всю округу сел в пустом аэродроме. Борт вырулил к рулёжки и заглушил двигатели. Люди облегченно вздохнули, но ни кто не стал хлопать в ладоши, как-будто боясь нарушить образовавшуюся тишину. Только капли дождя барабанили по обшивке воздушного судна.

- Первые выходят "скорпионы" и ловцы, - распорядился Дмитрий Сергеевич.

Бойцы спустились по надувным трапам и перебежками приблизились к зданию аэродрома. Проникли внутрь аэровокзала. Вернулись через десять минут.

- Ни кого. Ни живых ни мёртвых, - доложил командир скорпионов.

- Приготовиться к высадке, - распорядился Дмитрий Сергеевич.

Люди начали выгружаться оставив в самолёте оборудование и контейнеры с химическими препаратами. Осторожно спустили вниз раненных. Всей группой, стараясь не разделяться, прошли в здание аэропорта неся на плечах раненых. Осмотревшись люди решили расположиться на втором этаже в зале ожидания, где было много удобных кресел и буфет. По широкой лестнице они перебрались туда. Раненых положили на пол покрытый ковролином подложив им под головы свёрнутые куртки. Док при помощи одного из ловцов, светившему ему тактическим фонарём, сделал раненым инъекции иммуномодуляторов и себе тоже.

- Странно. Ничего не тронуто. Как-будто люди просто исчезли, - сказал генетик устраиваясь в кресле.

- Да, странно, - ответил ему вирусолог. Он всё не мог ни как втиснуться в сидение, мешали подлокотники. Потом до него дошло что они убираются вверх. Наконец вирусолог устроился.

- А вдруг жители уехали и скоро здесь появятся орды бешеных? - предположил хирург присаживаясь рядом.

- Вполне возможно, - ответил ему генетик. - Тогда закроемся здесь и будем ждать спасения. Нас уж точно не бросят. Груз сами понимаете какой важности.

Недалеко от них присели Дмитрий Сергеевич и Виктор.

- Жаль что нет электричества, - сказал Витя. - Попытаюсь поймать на сотку что-нибудь, - он поискал сканером радиостанции. - Тишина.

- Конечно, - произнёс профессор. - Сотовый телефон ловит только местные радиостанции.

- Ну а вдруг? Вдруг какой-нибудь выживший сидит сейчас у себя в студии и передаёт текст такого содержания. "Внимание, внимание. Наш город подвергся вирусной атаке неизвестной болезни. Все кто меня слышит ..."

- И что дальше? - усмехнулся Дроздов.

- Не знаю. Спасайтесь, бегите, прячьтесь. В таком духе.

В тёмные окна порывами колотил дождь. Раненые после уколов поднявшись с пола шатаясь поплелись к буфету и полезли за буфетную стойку принявшись есть всё что им там попадалось. Дмитрий Сергеевич с Виктором сидя в креслах молча наблюдали за ними.

- На бешеных похожи, - полушёпотом сказал Виктор. - Вдруг они станут ими?

- Нормально всё с ребятами, - тихо ответил ему профессор. - Похожи на бешеных они будут ещё недолго. Это нормальное состояние. У ребят нет захвата нервной системы. Организмы отлично справляются с внесёнными ослабленными вирусами. Мы же им дополнительно вкалываем иммуномодуляторы.

- А вдруг они стали практически бессмертны? - поинтересовался Виктор глядя как раненые ломаными движениями шарят по полкам.

- Сейчас да, - кивнул Дроздов. - Но через пару, тройку дней станут обычными людьми, как раньше.

Люди потихоньку укладывались спать. Кто на сидениях, кто на подоконниках, кто прямо на полу. Скорпионы выставили внешние дозоры, а пилоты остались в кабине самолёта. Через пол часа в зале настала тишина нарушаемая только порывами ветра да дробью дождя доносившихся с улицы и вознёй раненых за буфетной стойкой. Несколько человек собравшись вместе в дальнем углу тёмного зала ожидания тихонько обсуждали сложившуюся ситуацию.

- Мы сейчас находимся от Сосновогорска за пятьсот, может шестьсот километров. Пока мы заправлялись и летели прошло четыре часа. Сложим скорость движения бешеных со временем и вычтем из расстояния, - тихо говорил программист. - Все эти расчёты приблизительны. Получается что бешеные от нас примерно в ста, ста пятидесяти километрах в любом направлении.

- Как это понимать? - спросил вирусолог.

- Если они двигаются на нас, то будут здесь минимум через сутки, если бешеные ушли от нас вперёд, тогда мы в относительной безопасности, - ответил программист. - Утром, при условии что нам ни кто или ни что нам не помешает, заправим самолёт. Полетим в точку пересадки. Разве что опять не примут, повернём на север. Всё равно там или мы выйдем с кем-то на связь или нас кто-то обнаружит.

- Мы проверили топливо, - сказал подошедший Глеб Юрьевич. - Есть полный бензовоз. Можно заправиться прямо сейчас. И желательно перебраться в салон самолёта.

- Нет смысла, - сказал Дмитрий Сергеевич. - Заражённые здесь не появятся в течение суток.

Глеб Юрьевич сел рядом с Дроздовым. - Мы вылетим неизвестно на какое время. Чтобы сэкономить топливо и продлить полёт я предлагаю остаться добровольцам, - предложил командир скорпионов. - Лично я и все мои люди остаёмся. Создадим автомобильную колонну и двинем на запад. Завтра с утра можно начать подготовку к выезду. Поищем в городе продукты и медикаменты. Как только укомплектуемся, двинем в путь.

- Мои люди проверили близлежащие районы. Жильцы отсутствуют, возможно была эвакуация, - сказал командир ловцов Артём. - Самолётов на аэродроме как мы видим тоже нет.

- Или бешеные уже были здесь, что не исключено, - заметил Виктор. - В городе могли остаться ещё зомби. Возможно недавно обращённые, которые после укуса могли закрыться в помещении и там остаться уже переродившимися. И таких здесь может быть тысячи. Значит присутствует опасность нападения и даже группового.

- У нас нет выбора, - ответил ему Глеб Юрьевич. - Постараемся работать как можно тише и по окраинам. И если здесь обнаружатся зомби, значит мы у них в тылу. Тогда пойдём следом.

- А смысл? Зачем идти следом? - спросил генетик.

- За ними остаются населённые пункты, а в них то, что нам понадобиться, - ответил Глеб Юрьевич.

- Так нельзя, - произнёс Виктор. - Получается что мы вас бросаем, а сами летим в относительно безопасное место? Давайте так, когда вы доберётесь до города где есть подходящий аэропорт, оттуда передадите нам по спутниковой связи где вы и там ждёте. Мы за вами вышлем самолёт.

- А что, идея, - поддержал вирусолог. - У пилотов же есть навигационная карта. На ней отметим точку, куда прибудет колонна и пришлём туда самолёт через какое-то время.

- Давайте попытаемся поспать. Утро вечера мудренее. Завтра всё решим, - предложил Дмитрий Сергеевич.

Все с ним согласились. Люди не знали и не могли знать что в городе, в котором они приземлились, вспыхнули беспорядки из-за приближающийся угрозы. Началась хаотичная эвакуация всеми видами транспорта. Что среди всего этого бедлама оказалось несколько инфицированных ещё с первой волны и когда они получили смертельные раны и вновь ожили, в суматохе никто не придал этому значения. Через четыре часа они переродились... Что эпидемия сметая все наспех сделанные карантинные посты и заграждения прокатилась волной по уже заражённому городу и ушла на запад не задев аэропорта. Что на границе с Китаем наши войска в кратчайшие сроки успели установить огромные сплошные минные поля, благодаря чему удалось основательно проредить нашествие радиоактивных зомби. Но все живые, кто устанавливал минные барьеры погибли, уже от своих заражённых, которые пришли с тыла. Что в Европе из-за бестолковости и безвольности тамошних чиновников и политкорректной неразберихе начался бесконтрольный приток и отток населения между материками разнося заразу с бешеной скоростью. Что в Америку вылетела целая эскадрилья самолётов со специалистами и туда же плывёт сводная эскадра из боевых, научных и гражданских судов. Что на западном направлении от Сосновогорска образовалась гигантская толпа зомби численностью уже в несколько сот тысяч и она надвигалась на европейскую часть. Что правительство организовало срочную мобилизацию как при нападении внешнего противника создав фронтальную многослойную оборону которую тут же окрестили "ЗОМБИ ФРОНТ". Они не знали, не могли знать всего этого. Их без того пугала неизвестность, возможность близкой угрозы мучительной смерти и всё равно люди, кто лёжа, кто сидя, пытались заснуть во временном пристанище.

КОНЕЦ ВТОРОЙ ЧАСТИ

https://deadland.ru/node/19612 <предыдущая глава.

следующая глава> https://deadland.ru/node/20043

Ваша оценка: None Средний балл: 7.6 / голосов: 18
Комментарии

Пока всё. В ближайшее время выкладывать ничего не буду.

Классно, жду новую часть!

класно пишешь,но редко.

ПС:Пишешь редко-интрига конечно,многие ждут,а уж я старый тем паче

все умрём когда-нибудь,но это же не повод,лапки вверх.

Сказать, что рассказ отличный-ничего не сказать

Быстрый вход