Наро-Фоминск. Деревня Нара. Глава 1

Мне 28 лет, я успешный музыкант, женат, детей пока нет. Хорошо зарабатываю. Вот с братом и нашими жёнами решили поехать на природу. В деревню Нара, под Наро-Фоминском. Там наш загородный домик, где мы с братом, когда учились в школе, отдыхали каждые каникулы. Рай. Речка и лес недалеко...

— Тим, поставь что-нибудь из рэпа. Если есть, — попросил Вова, мой брат, художник, пока не имеющий детей. Я сбавил ход и открыл бардачок. Покопался и извлёк оттуда коробку с диском. На него, в своё время, я переписал всю музыку, которую слушал, учась в седьмом классе. На нём была одна песня из жанра «рэп». Её я и включил, вставив диск в магнитолу. И из колонок полилось:

Спрячь страхи, мы как древние монахи.
Несём легенду с собой о боевом духе.
Делаем великое дело, а нам кидают крохи.
Такого больше не будет, мы же не так плохи.

— Узнал? — спросил я, когда мы проезжали мимо поворота на озеро, где в своё время мы обожали купаться и ловить рыбу.

— Как же? — ответил Вова. — Ну ты и странный! Ездили туда всю жизнь!

Он не понял, про что я спрашивал.

— А что это за песня? — спросила моя супруга, Тася. Она скрипачка. Она проснулась, услышав наш разговор.

— Dino MC 47. Песня «Легенда». Клёвая, да? — сказал я, повернув на мост. Справа показался красный магазин — остановка. Там всегда мы брали продукты. Но сейчас он выглядел каким-то заброшенным. Даже окна были заколочены. Рядом стояла покинутая машина, покрытая не тонким слоем пыли. Проезжая мимо, мы остановили взгляд на ней.

— Долго она тут стоит, — констатировал брат поражённым голосом.

— Что-то не так? — поинтересовалась жена Вовы Кристина, до этого мирно храпевшая рядом с ним. Кристина журналист.

— Всё хорошо, — успокоил её Вова и погладил по голове. — А знаете историю, как мы встретились?

Все тут же оживились.

— Я примерно знаю, — сказал я, стараясь не отвлекаться от дороги, которая в некоторых местах была изрыта воронками. Вова начал рассказывать историю...

...Ветер беспощадно трепал ленту с надписью «Опасная зона». Лента тянулась через всю дорогу, извивалась и исчезала в придорожном участке.

— Это что ещё за новость? — вполголоса спросил я, останавливая машину.

— Что такое? — почти вместе спросили Тася и Кристина, нервно оглядываясь по сторонам.

— Вов, пойдём, выйдем, — открывая дверь, сказал я.

Мы недоумевали. Что произошло в наше отсутствие? Нас тут не было около пяти — десяти лет. Мы осмотрелись. Всё осталось таким, каким было. Только не было автобусной остановки. С поля подул сильный ветер, и мы подняли вороты курток.

— Может, не стоит нам туда ехать? — спросил брат, прочитав надпись. По спине пробежал неприятный холодок. Я посмотрел на машину — лица наших жён выглядели счастливыми. Они надеялись провести хорошо время. И мне не хотелось их расстраивать.

— Наплюй ты на эту ленту! — сказал я, вытаскивая складной нож из кармана. — Всё будет хорошо! — и одним махом перерезал ленту. Она улетела от нас куда-то в поле.

— Пошли! — махнув рукой, позвал я, и мы подбежали к машине. Сели, и брат почти неслышно пробормотал что-то. Заведя машину, мы поехали...

...Мы свернули с дороги и поехали. Но когда подъехали к воротам. через которые надо было проехать, мы остановились. На них висела табличка с наспех написанными буквами: «Въезд запрещён! Это — Зона!»

— Тим, что всё это значит? — выходя из машины, спросила Тася. Она, видимо, уже прочитала написанное на табличке.

— Честно, не знаю, — ответил я и посмотрел на брата. Его глаза были полны непонимания.

— Ключи от ворот взял? — вдруг спросил он.

Я полез в карман и извлёк оттуда связку ключей — от дома, от сарая, от туалета и от ворот.

Открыв дверь, я подошёл к воротам и выбрал нужный ключ. Небо хмурилось серыми тучами и обещало нам дождик. Листва деревьев хорошо смотрелась на фоне серого неба. Солнца я не видел. Как, впрочем, и замка... Ворота были намертво сварены, и их нельзя было открыть. Только калитка в них была открыта.

— Что там? — крикнул мне Вова. Он только что сходил по делам. Я понял это, потому что он застёгивал штаны.

— Тут ворота сварены, — пробормотал я. — Не открыть!

Это услышали все. Тася перестала с непониманием смотреть на табличку, Вова наконец застегнул штаны, а Кристина вышла из машины, и все подошли ко мне. Мы посмотрели на участки.

Да, давненько тут не убирались! Тропинка, идущая слева от участков, вся поросла травой, некоторые стебли достигали трёх метров в высоту. Участок, находившийся неподалёку от ворот, превратился в джунгли. Поверх трав мы видели белую крышу с трубой. Через сплошную зелень было видно разбитое окно, из которого торчало что-то железное. Забор порос мхом.

— А что, интересно, с нашим участком? — подумал я.

— Что делать будем? — спросила Кристина. Я повернулся к остальным. Все смотрели на меня как на вождя. Мне надо было решать: или мы остаёмся, или едем обратно. Я заглянул в глаза каждому. У Таси глаза горели интересом попасть на участок. У брата присутствовал какой-то страх и желание уехать отсюда поскорее. А у Кристины были нейтральными — ей было наплевать: останемся или нет. Я, в свою очередь, хотел остаться. Спросил:

— Кто хочет остаться?

— Я! — выпалила Тася и расплылась в улыбке. Я ей подмигнул.

— Кристина? — я посмотрел на Вовину жену. Она неуверенно заглянула за мою спину, зачем-то улыбнулась краешком губ и сказала:

— Остаюсь!

Оставался Вова. В его глазах нарастал страх перед неизвестным. Он нервно подрагивал и протирал платком лоб. Я к нему подошёл и положил руку на плечо. Оно было горячим:

— Успокойся! Мы с тобой. Оставайся. Впервые за пятнадцать лет выехали на нашу дачу, — пытался я привести разумные аргументы, чтобы брат успокоился и остался. — В лес будем ходить, купаться на плотине (так мы называли озеро), на велосипедах кататься.

— Где кататься? — спросил Вова. — Там же трава под метр высотой. Мы и пройти-то там с трудом сможем. А про машину я вообще молчу.

Точно! А с машиной что делать? Тут оставить? Можно, но вдруг украдут? Может, этот посёлок не такой безлюдный, как кажется.

— Так согласен остаться? — спросил я наконец.

— Да, — сдался брат. — Останусь. Только не нравится мне всё это. Что-то страшное будет.

Последние слова он сказал пророческим голосом.

Мы отошли от ворот. Стало темнее. И скоро начался дождик.

— Вов! Отведи всех в дом! А я попытаюсь найти способ привести туда нашу машину! — крикнул я, и связка ключей полетела в руки к брату. Он их поймал и помахал рукой. Вова взял наши сумки и прокричал:

— Не задерживайся там. Приходи быстрее!

— Постараюсь! — крикнул я и завёл машину. Ребята исчезли, и я задним ходом вырулил на шоссе и поехал вперёд. С шоссе был один поворот на первую Нару. Это участки, граничащие с нашими. Участки вместе с нашим домом назывались второй Нарой, а третья Нара граничила со второй. Дождь усиливался, и пришлось включить дворники. Деревья по обе стороны шоссе шуршали и блестели своими мокрыми листьями. Магнитола очень тихо крутила Dream Theater. Я её выключил и прислушался к дождю. Он шелестел по асфальту, и этот шелест ласкал уши. Машину почти не было слышно.

Я свернул направо и поехал по щебёнке. Дорогу почти размыло. Попрыгав на камушках, я остановился и выглянул на улицу. Волосы сразу намокли, прилипли ко лбу, и по лицу потекли ручейки, скатывающиеся по шее и дальше.

Раньше тут стояли ворота, и рядом была калитка. А теперь ничего этого не было. О воротах напоминала лишь одна ржавая и мокрая железка, стоявшая рядом с трансформаторной будкой. Дом сторожа покосился и теперь выглядел как скриншот из игры «S.T.A.L.K.E.R» — трухлявое дерево, наполовину вросшее в землю крыльцо, крыша в некоторых местах поросла мхом, как забор, который мы видели. Клумба, где раньше росли гвоздики, напоминала лужицу нефти, по которой что-то плавало. Забора не было вообще — он по частям лежал в придорожной канаве.

Зато рядом с домом появилась пристройка. По виду, стоящая там недавно. И в ней удобно было спрятать машину. Но кто её построил?

Машина въехала туда без особых проблем, и я решил, что она останется тут, пока всё образуется. Перед тем как закрыть машину, я достал зонт и мобильный телефон. Набрал номер жены и поднёс телефон к уху:

— Слушаю! — сказала Тася. Рядом с ней, по-видимому, работал телевизор.

— Привет. Как вы там?

— Хорошо. Вот, стою, обед готовлю. А ты там как? Нашёл, как привезти машину?

— Нет. Но я нашёл для неё гараж. На соседних участках. Всем привет, я скоро приду. Пока!

— Давай, — сказала Тася, и разговор окончился.

Раскрыв зонтик, я вышел из «гаража» и по мокрой земле пошёл домой, обедать.

Продолжение

Ваша оценка: None Средний балл: 7.3 / голосов: 23
Комментарии

замызгано,плохо...лучше не продалжай...

Что не так???

Как это не продалжай???!!!

Да мысль нечеткая. Последовательность действий нарушается. Это есть. Но следующий рассказ будет лучше.

Художнику нужно учится :)

_______________________

Я люблю ощущать жизнь...

Ну может и интересно, но описано не ахти.

Нет последовательности, законченности в описании, постоянны перескоки.

Вот пример. По описанию в начале кажется, что заваренные ворота стоят поперек дороги и ведут на какую то большую территорию, а оказывается, что они стоят уже на съезде с дороги и ведут непосредственно на участок героев. Хотя может и не так еще.

Затем.

Не понятно как ехали герои в машине. В начале брат погладил свою жену по голове. Следовательно, он сидел с ней рядом на заднем сидении. А потом оказываться "мы переглянулись с братом", то что он сидит спереди иначе как бы они переглядывались. Или как бы гладил он голову жены с переднего сиденья.

Понятно, что в голове ты всю картину представляешь, но до читателя донести не можешь.

иправлено!)

Нас тут не было около пяти — десяти лет. (с)

Впервые за пятнадцать лет выехали на нашу дачу (с)

так сколько все-таки?

И как-то немножко топорно

Все бы ничего... но мне трудно понять логику людей, которые, обнаружив свой поселок абсолютно пустым и заброшенным, могут все-таки решить остаться в нем отдыхать. Да и ленты с надписью "Опасная зона" вроде не на каждом шагу встречаются, чтобы так легко их игнорировать.

Быстрый вход