Враг.

Враг.

«…пока будет жизнь, будет и надежда.»

Джон Уиндем — День триффидов   

— Но если они превзошли нас в развитии, то почему не объявят, что им нужно?

— Вы тоже превзошли в развитии таракана, но Вам же не приходит в голову объясняться с ним.

Человек-мотылёк (The Mothman Prophecies)

Общество можно разделить на две части: тех, кто верит, что наука может все. и тех, кто боится, что так оно и будет.

Дикси Рей

За семь лет до описываемых событий.

Михаил Иванович нетерпеливо дожидался, пока всё будет готово. Он постоянно поглядывал вниз, на бегающих за стеклом людей. Они готовились, жестикулируя, а их рты издавали звуки, коих здесь слышно не было. Впрочем, не особо и хотелось. Нынче произойдёт нечто, что навсегда изменит мир. Эксперимент войдёт в последнюю из своих фаз. Осталось подождать совсем чуть-чуть. Расчётное время тридцать минут.

Михаил Иванович прикрыл веки, откидываясь в кресле, вспоминая самое начало. Именно более пятнадцати лет назад с Миранды, спутника Урана прибыл робот, который принёс образцы. Они в основном состояли изо льда, а также из силикатных пород и всяких органических соединений. Странник-7 совершил посадку на одной из террас, недалеко от уступа Верона, где и взял груз, отправляя его в специальный отсек. При этом он сделал несколько снимков самого двадцати километрового обрыва, обнаружив на склоне некое голубоватое твёрдое вещество. Манипуляторы робота приняли и этот образец, после чего он направился прочь, делая всё новые и новые снимки. Первые фотографии принадлежали Вояджеру-2, но спустя сорок семь лет на один из спутников Урана прибыл новый аппарат. Хотя сейчас солнечная система буквально кишела роботами. Некоторые находились на орбите Марса, иные в поясе астероидов, другие двигались ещё дальше, прочь из системы, неся с собой информацию о Земле. Церера, Тритон, Титания, Юпитер, Фобос, Юнона, Венера, Меркурий, всё это изучалось за последние годы с тщательностью. Человечество наконец подняло взгляд к небесам, строя планы на будущее, осознавая, как им необходим следующий шаг.

Когда робот прибыл на Землю, учёные принялись изучать привезённые образцы. В твёрдом теле, являющимся кристаллом, они обнаружили интересные свойства. Он был источником мощной энергии, а также некого излучения, что пускало пространственные волны. Но если эти волны сосредоточить в одну точку, то ткань пространства рвалась. В ней сверлилось отверстие, сквозь которое можно оказаться на другой стороне, через километр от изначальной точки, или же в нескольких сотнях световых лет, а может и того больше. Поэтому оставалось дело за малым. Они принялись выращивать кристаллы с Миранды, собираясь использовать их для будущих экспериментов. Если всё срастётся, то человеку больше не потребуются межзвёздные корабли. Ему надо лишь шагнуть сквозь врата, чтобы оказаться в другой части солнечной системы или галактики. А про Землю и говорить не приходилось. Можно шагнуть из своей квартиры, спустя секунду оказываясь в Канаде, Бразилии, Мексике. Расстояние больше не являлось временным препятствием.

— У нас всё готово, — послышался голос. — Начинаем отсчёт.

— Точка проникновения? — спросил мужчина, хотя прекрасно знал ответ.

— Волосы Вероники, — отозвался оператор. — Диадема, примерно 65 световых лет. Двойная звезда. JP2045.

Спустя минуту перед пустой площадкой появились врата, что открыли иной мир с чужими небесами. Камеры принялись снимать, делая фото и видео, а к порталу направился робот. Но когда до границы миров оставалось не более метра, машина вдруг отлетела от мощного удара, переворачиваясь, всё ещё вертя множествами колёс. Михаил Иванович подался вперёд, устремляя изумлённый взгляд на монитор компьютера, видя, как с другой стороны появляется зелёный жгут с присосками. Не найдя ничего, нечто плюхнулось дохлым червём, но тут же взвилось вновь, пробивая бронированное стекло на втором этаже. Оно обхватило Михаила Ивановича за шею, утягивая того прочь, сжимая всё крепче и крепче. Мужчина кричал, а после и просто хрипел, но сделать ничего не мог. Охрана бросилась к нему, хватаясь за оружие, но оказалось поздно. Слишком поздно, так как руководитель проекта находился на другой стороне, отплёвываясь, меся руками и ногами жирную почву. Рядом с ним валялся, слегка светясь голубым, кристалл, выбитый случайным ударом из основания переходника.

— Помогите! — заорал он в страхе, оборачиваясь, с ужасом осознавая, что остался совершенно один.

Портал за спиной отсутствовал. Ему никогда не вернуться обратно на Землю. Один шанс из миллиарда, что его коллеги вновь откроют путь в этот мир, ткнув наугад по звёздной карте. Да и захотят ли...

— Не-е-ет!

Он с ненавистью схватил кристалл, собираясь его раздавить в крепкой руке, но вдруг ощутил рядом с собой чьё-то присутствие. Михаил Иванович медленно обернулся, и обомлел. Рука разжалась...

* * *

2040 год.

Павел вышел из дома, прислоняясь плечом к дверному косяку, окидывая взором пейзаж. Здесь, в отличие от большого города, дышалось довольно легко, можно сказать, полной грудью. А спалось ему так, как с далёкого детства не спал, крепко, с приятными сновидениями. И настроение было бы просто отличное, если бы не одно но. Его жена, Олеся, а вместе с ней и машина исчезли. Обе растворились в пространстве, хотя ещё вчера вечером и одна и вторая находились здесь. Одна в доме, а другая возле…

«Что за чёрт, — подумал мужчина в тревоге, извлекая из мятой пачки сигарету, закуривая слегка дрожащей рукой. – Не натворила бы она глупостей. И стоит ли мне начинать волноваться? Да, определённо, а возможно даже уносить отсюда ноги».

Но каким образом уходить, если супруга отсутствовала. Она просто растворилась с утренними сумерками, что ещё не до конца развеялись, исчезая, словно призрак при солнечном свете.

«Вот уж неугомонная. Сколько раз ей говорил, так нет же…»

Выдохнув из себя клуб дыма, Павел спустился со ступеней, шагая по влажной от тумана почве, жухлой траве, замирая, так как услышал некий звук. Это был шум мотора, приближающегося на приличной скорости.

«Не люблю я вот такие моменты».

Выплюнув сигарету, Павел вытащил из-за пояса пистолет, держа его в опущенной руке, готовый дать отпор неприятелю, если таковой пожаловал в эти глухие места. Но спустя уже долгую томительную минуту он облегчённо выдохнул, так как из тумана показался белый Ниссан, на котором, собственно, они и прибыли сюда. Двигатель умолк, а из салона выбралась Олеся, держа в руках два огромных пакета с продуктами.

— Какого чёрта! – накинулся на неё супруг, принимая ношу, зло глядя на жену. – Ты почему уехала?

— Нам нужны были продукты, — отозвалась беззаботно та, смахивая платиновую прядь волос с лица. – Я просто скаталась в город, скупилась, и сразу назад.

Павла просто бесила та беспечность, с которой говорила благоверная. Им бы сидеть, да не высовываться, но у этой мадам, видимо, иные правила, и на чужие просьбы просто плевать хотела с высокой горы.

— Это было опрометчивое решение, которое могло стать роковым.

— Но ничего не произошло же? – улыбнулась жена, вновь смахивая со лба непослушную прядь волос.

Они прошли обратно в дом, ставя покупки на старый стол, начиная их разбирать. Внутри оказалось несколько банок с кофе, пакеты с ветчиной и упаковки с колбасой, сыром, какой-то зеленью.

— Сигареты хоть не забыла?

— Ой, извини. Помнила, что они у тебя заканчиваются, и даже смотрела на них, но отвлеклась.

Мужчина бросил короткий недовольный взгляд в сторону.

— Ты расплачивалась карточкой?

— Но не дура же я, — оскорбилась супруга, искоса глядя на мужа, который по-прежнему казался недовольным. – Только наличными.

Они проживали в этом заброшенном посёлке уже вторую неделю, прячась от внешнего мира, не желая, чтобы их нашли. А искать было кому. Столичные бандиты, коих ограбил Павел, вначале буквально наступали на пятки, но затем подотстали, когда супруги залегли в этом месте, что находилось в горной местности, среди лесов.

— Была бы умная, то обязательно предупредила меня об отъезде. Нельзя так рисковать.

— Я просто не хотела тебя будить. Ты так сладко спал.

Благоверная попыталась подлизаться, но не получилось. Она осознавала свою вину, поэтому и выслушивала со смиренным видом нотации супруга, потупив взор, разглядывая деревянный пол.

— Послушай, дорогая, я тебя прошу, не делай больше так. Одна ошибка, и мы оба трупы.

Братки, чей счёт подчистил мужчина, церемоний разводить не станут. Они буквально выбьют из них свои деньги, а потом просто пристрелят обоих, оставив в этой глуши. Так было с остальными, кто осмеливался вставать у них на пути. Они избавлялись от конкурентов, кредиторов и прочих неугодных, и всё ещё оставались на свободе. Впрочем, у бандитов ходили в покровителях люди из власти, из самых вершков, что закрывали глаза на безобразия, получая свою долю от торговли наркотиками, проституции, игорных домов и прочего.

— Хорошо. Я обещаю так больше не делать, и в следующий раз ставить тебя в известность.

В голосе супруги слышалась сухость.

— Если будет тебе так угодно.

— Нам будет так безопасно. И давай, я прошу, обойдёмся без следующего раза.

Павел планировал в скором будущем перебраться в другую страну на ПМж, так как в этой ловить просто нечего. Коррупция, нищета, бандиты у власти, всё это угнетало. А самое главное, что ничего нельзя было сделать. Хотя, если подумать, то как раз Павел и сделал, лишив ублюдков денег, бросившись с женой в бега по стране. Правильно ли это, а может и нет, теперь размышлять об этом поздно.

— Шамиль со своими парнями крутится где-то неподалёку. Я чувствую.

Мужчина извлёк новую сигарету, закуривая, усаживаясь на трёхногий табурет. Он поёжился от утренней прохлады, так как печка успела погаснуть. Вскоре ему придётся отправляться на поиски дров или угля, который всё ещё попадался в некоторых подвалах. Если хорошо пошарить, то обязательно отыщет.

— Я была очень осторожна, — заверила его Олеся.

Почти двадцать лет они были женаты, живя душа в душу. Но вот детей, к сожалению, не было из-за некоторых проблем у Павла по здоровью. Он работал в солидной фирме, Олеся в другой, не менее популярной. Оба сплошь столичники в каком-то там поколении. Витязь, город большой, с хорошими перспективами. Они виделись по утрам и вечерам, а на выходные делали набеги в супермаркеты, затовариваясь продуктами, готовя еду на всю неделю. Так и тянулась их жизнь до момента, когда выпала возможность. Это оказался лотерейный билет, шанс на миллион, коим следовало воспользоваться. Кто-то мог сказать, что Павел поступил нехорошо, но лично он так не думал. Деньги, находившиеся теперь у него, были заработаны преступными путями. Он просто отобрал у бандитов то, что им не принадлежало. В конце концов, даже министры воруют, и ничего.

«И все равно нельзя нам было оставаться в краевой столице. Город грязи и порока».

Шамиль положил глаз на Олесю, особенно это стало ясно на последнем корпоративе. Он принялся распускать руки, ведя себя словно животное, коим и являлся в каком-то роде, если судить по поведению. Но супруга дала отпор, мягко, почти незаметно. Только бандиту это не понравилось. Он привык брать то, что хотел. Правда, в тот вечер всё же отступил, так как здесь находился шеф, при котором не следовало допускать лишнего с сотрудниками.

— Не надо строить из себя целку, — прошипел он напоследок.

Следующего шанса ему не представилось, так как случилось то, отчего Павел с супругой бросились в бега. В руки совершенно случайно попала информация о щитах, которыми, после небольшого раздумья, мужчина и воспользовался. Дальше планировалось пересидеть где-нибудь в глуши, пока их ищут, а после уже перебраться в другую страну, возможно в Канаду, а возможно в Бразилию или Аргентину. Павел склонялся к последним двум, но Олеся не любила латинскую Америку. Она хотела жить где-нибудь в Отаве, Монреале, а если не там, то в Лос-Анджелесе. Последний город ей жутко понравился при кратком посещении.

«Если бы я тебя не взял с собой на корпоратив, то ничего и не случилось бы», — часто размышлял мужчина, сидя по вечерам, таращась во тьму пустыми глазами.

* * *

Пыльное окно выводило на задний двор без забора. Оно открывало обзор на одинокую дорогу, что убегала в гору, прямо к шахтам, которые забросили ещё в 60-х годах прошлого века. Тогда, собственно, посёлок стал исчезать, пока окончательно не умер, так как жителей здесь не осталось. Кто-то перебрался в столицу, кто-то на другие шахты. Короче, людей раскидало по всей стране.

Павел выдохнул клуб дыма, задумчиво глядя вдаль, туда, где ночью видел странные огни. Он встал покурить, а заодно отлить, и поэтому вышел на улицу, делая нужду. Яркие белые вспышки сверкали откуда-то из гор, но разглядеть детали не давал проклятый туман, который незадолго опустился на землю, укутав всё плотным саваном. Но даже не смотря на него, ночной мрак оказался прекрасным проводником таинственного света.

«Что за чертовщина здесь происходит? – подумалось ему тогда. – Откуда в этих краях взялся свет?»

Липкий страх окутал его тело, а рука с зажатой сигаретой мелко задрожала. Он всё это время думал, что здесь никого нет, а на самом деле выходило иначе. То ли некий маяк сверкал, издавая это ослепительное свечение сквозь туман, то ли вертолёт…

«Нет, не слышно никакого шума, кроме моего собственного дыхания. Да и что за маяк в этих краях? Бред».

Спустя пару минут свет окончательно утих, просто больше не родившись вновь. Ночную мглу не тревожило ничего, погружая мир в первобытный мрак. А сам Павел, докурив, медленно побрёл обратно в дом, где улёгся на скрипучую кровать, прижимаясь к Олесе, ощущая её тепло. Он утром собирался всё поведать жене об увиденном, но супруга преподнесла сюрприз, отправившись без разрешения в город. А теперь, когда она вернулась, у Павла не было настроения на рассказы. Может быть потом, ближе к вечеру…

«Хотя не стоит пугать Олесю этими странностями. Она и без того не любит всяческие заброшенные места».

* * *

Автомобиль тряхнуло, и Руслан недовольно поморщился, на мгновение оторвав взгляд от смартфона. Он следил в интернете за запуском «Space dragon», корабля нового поколения, который выходил на орбиту. В салоне воняло дымом, потом и совершенно отвратительной туалетной водой. Из радио доносилась какая-то музыка, а Петруха, молодой парень водитель, подпевал в такт заводного ритма. Шамиль сидел на переднем сиденье, дымя сигаретой, глядя на проносившийся пейзаж.

— Осторожнее нельзя? — поинтересовался мужчина, переключаясь на другой канал, что транслировал футбольный матч.

— Да что я могу поделать? — развёл руками Петруха. — Здесь дорога такая хреновая.

— Не разговаривай, а следи за этой самой дорогой, — недовольно буркнул Шамиль.

Вообще в последнее время их главный постоянно ходил без настроения. Иногда он срывался на своих ребят, иногда просто зло сопел в две дырки, сверкая глазами. И это понятно. Кому понравится, когда шеф ежедневно натягивает по видео связи своего подчинённого, требуя результатов. А беглецов пока не нашли. Сколько времени прошло, а всё коту под хвост. Но ничего, теперь всё изменилось, и их охоте пришёл конец.

«Быстрее бы уже».

Руслан достал из кармана носовой платок, громко высморкавшись в него, тут же убирая обратно. Его мысли переметнулись к семье, жене и ребёнку. Супруга в этот час, наверное, ехала в родной город к матери. И возможно, если они быстро справятся, то Руслан отправится в Витязь, а после и к благоверной.

«Не забыть вечером позвонить, а то Светка снова начнёт ворчать».

Руслан поглядел в окно, провожая взглядом вакуумный тоннель для поезда на магнитной подушке, после чего вновь сделал движение на смартфоне пальцами, переключаясь на прежний канал. К этому моменту «Space dragon» уже вышел на нужную орбиту. Через его камеры можно было наблюдать за МКС, что за последнее десятилетие разрослась до невероятных размеров. Также одна из камер на секунду переключилась, устремляя свой взор на Луну, на базу «Азимов».

«Чёртовы американцы», — мысленно вздохнул Руслан.

США достигла в космосе гораздо больше, чем та страна, в которой приходилось жить ему. Но здесь ничего не поделаешь, так как от мужчины абсолютно ничего не зависело.

«Возможно когда-нибудь, когда поднакоплю деньжат, тогда куплю билет и отправлюсь на Луну».

— Подъезжаем, — послышался каркающий голос Шамиля.

Руслан выключил смартфон, убирая его в карман, на мгновение дотрагиваясь до оружия, которое находилось под одеждой. Его ребята также напряглись.

«Дай Бог, чтобы всё произошло гладко», — пожелал он самому себе и своей группе.

Восьмиместный внедорожник стал взбираться в гору, молотя мощными колёсами грязь. Низко склонённые деревья хлестали ветвями по бронированному корпусу. Автомобиль въехал в плотный туман, который окутал его, приняв в свои объятия. Петруха подключился к навигатору, следуя подсказкам искусственного интеллекта.

«Странно всё это», — подумалось Руслану.

Он всматривался, разглядывая мелькающие влажные стволы, жёлтые засохшие листья. Туман казался не естественным, чуждым. Нехорошее ощущение стало нарастать внутри. Ладони вспотели, а сердце забилось сильнее. Что-то должно произойти.

— Шамиль, жопой чувствую… — начал мужчина, но умолк.

— Заткнись, — оборвал его главный.

Руслан сощурил глаза, крепче сжав кулаки, но умолк, не желая вступать в конфликт. В конце концов, все они знали об опасности, за что и получали деньги. Ребята их профессии редко доживали до пенсии.

— Почти приехали, — проговорил Петруха, подавшись вперёд, выкручивая руль.

* * *

Павел двигался с жестяным ведром, в котором находился найденный уголь. Он шёл по главной и единственной улице шахтёрского посёлка, полностью погрузившись в свои мечтания. Ему виделись уже золотистые пляжи Рио-де-Жанейро, их влажные тропические леса, города, открытые солнцу. Но из всего этого вывел шум приближающегося мотора. В тумане звук отчётливо разносился на много километров, и не было никаких сомнений, что сюда приближается автомобиль, а скорее всего даже два.

Выругавшись, Павел бросил ведро, подскакивая к дому, выхватывая оружие. Из дверей появилась Олеся с испуганным лицом. На ней были старые джинсы, длинная рубаха в клетку с закатанными рукавами.

— Кто это? – спросила она, часто хлопая глазами.

Супруг покачал головой, показывая этим жестом, что и сам не знает. Но ожидать придётся совсем не долго, так как из тумана уже вырисовались два силуэта автомобиля, оба внедорожника.

— Прячься.

Павел затащил жену обратно в дом, прикрывая за собой дверь. А тем временем автомобили пронеслись мимо, останавливаясь на свободном пятачке, возле бывшего продуктового магазина. Захлопали дверцы, а спустя секунду послышался знакомый акцент Шамиля.

— Обыщите здесь каждый угол, но найдите мне его. И про бабу не забудьте.

Павел взглянул на жену, что-то прикидывая. Не было никаких сомнений, что их выследили из-за Олеси, когда она сегодня утром отправилась в город, а затем привела за собой хвост.

«Срисовали, значит».

— Доставить живыми обоих, — вновь послышался голос Шамиля.

«Ну что уж теперь. Если и дать жене по физиономии, то ничего не добьёшься».

— Задний ход, — прошептал супруг.

Они оба выскользнули через узкую дверь, оказываясь на просторном дворе без забора. Их окутывал густой туман, обволакивая двух людей тесным коконом. Павел потащил Олесю за собой, желая оказаться дальше от их дома. Не надо было быть гением, чтобы понять о том, что здесь некогда жили. А Шамиль не являлся таким гением, но все равно соображал довольно резво. Да и их Ниссан...

— Руслан, двигай вон в ту сторону. А ты, Марк, сюда.

Всё ещё крепко сжимая влажную от пота ладонь супруги, Павел крался вдоль дома, обходя его, стараясь выбирать места, куда ставить ноги. Но он все-таки не заметил разбитую бутылку из-под пива, и наступил на неё. Раздался отчётливый хруст, а следом за этим опустилась могильная тишина.

— Вон там! – послышался вопль Руслана, бритого верзилы со шрамом на лбу.

Павел знал этого человека, так как не раз приходилось видеть его в офисе. Вполне нормальный тип, не отморозок, но и не святоша. Он делал всегда свою работу тщательно, за что прилично и получал.

«Надо же так глупо попасться, досадливо подумалось ему.

— Быстрее, — прошептал муж. – Сюда. За мной.

Они со всех ног бросились вперёд, но вдруг перед ними возникла человеческая тень, материализуясь из тумана. Павел вскинул руку и дважды выстрелил. Незнакомец упал, хрипя, прижимая руки к животу. Грохот далеко разнёсся по мёртвому посёлку, и дальше. Следом за ним раздался стон, и вопль о помощи.

— Убили! – прокричал дурным голосом неведомый противник.

Обойдя дёргающееся тело, оба супруга устремились вдоль улицы, поднимаясь всё выше, стремясь к деревьям и шахтам. Там можно было спрятаться, что нельзя сделать здесь, так как дома легко обыскать.

— За ними! – орал Шамиль, то и дело ругаясь. – Взять живыми! Живыми их взять!

Оторвав взор от земли, Павел вдруг заметил знакомое мелькание, которое пробивалось сквозь туман. Оно исходило как раз из того места, куда они направлялись, к ближайшей шахте. Свет мигал равномерно, с постоянным промежутком времени. Но мужчина мог поклясться, что всего секунду назад ничего подобного не было, иначе такое светопреставление обязательно осталось незамеченным.

«Будь я проклят, если знаю причину этого мигания».

В стороне быстро мелькнула человеческая тень, но тут же растворилась в молочной белизне тумана. Она издала некий гортанный звук, а следом за этим наступила мгновенная тишина. Они приблизились к цели, проникая в шахту, начиная двигаться по тоннелю. Павел посетовал на то, что у него не имелось фонарика, но времени взять его просто не было, да и незачем, так как стены шахты прекрасно фосфоресцировали, источая зеленоватый свет. Возможно тому виной какая-то разновидность мха или неких грибов. По полу, примерно до колен клубился туман, или дым, что медленно растекался из глубин, тёмных недр. Он высвобождался на открытом пространстве, создавая всю эту густую пелену, чему Павел поверить не мог. Какой механизм смог бы напустить столько липового тумана, не на один десяток километров, а возможно и больше. И для чего, совсем немаловажно.

— Мы сможем от них уйти?

Олеся крепче сжала руку мужа, держась за неё, точно утопающий за соломинку.

«Говно вопрос».

— Конечно, — отозвался супруг немедленно.

Над их головами мелькало что-то яркое, проносившееся из тоннеля наружу, исчезая на свободном пространстве. Именно оно, по-видимому, и служило этаким загадочным маяком, который довелось видеть ночью, а также пару секунд назад. Но для чего служила эта штука, и вообще, какая хрень могла источать такой яркий свет, ответа не было.

«Всё чуднее и чуднее с каждым шагом».

Оба продолжали продвигаться вглубь, слегка опускаясь под землю, постепенно, плавно. Павел начал подозревать, что они находились совсем не в шахте, а в нечто другом, чему названия он пока не придумал. Чья-то громадная нора? Нет, вряд ли. Тогда быть может тоннель, в самом буквальном смысле его слова?

«Скорее уж коридор, проход».

— Мне не нравится здесь, — заметила супруга, начиная чаще дышать, а ладонь её заметно вспотела.

— Всё будет нормально.

Да и Павлу и самому здесь не нравилось. Но в самом же деле, не говорить об этом жене. И вернуться нельзя, так как снаружи их будут ждать ребята Шамиля. А они спуска не дадут. Лучше уж укрыться в этом странном месте, забившись в щель, авось пронесёт.

Пройдя несколько десятков метров вглубь, Павел вдруг потянул жену в сторону, прислоняя ту к стене, надавливая на плечо, заставляя усесться на корточки. Та вопросительно поглядела на мужа испуганными глазами.

— Для чего?

Супруг указал указательным пальцем в сторону выхода, и Олеся услышала частые шаги, а следом и голоса нескольких людей. Слова ещё нельзя было разобрать, но звуки все-таки доносились до них, и дальше, устремляясь прочь по просторной пещере. Туман по-прежнему клубился у ног, и оба супруга пригнулись, прячась под его защитой. Они впитывали в себя все звуки, громкий разговор, торопливые шаги, харканье, глухой кашель заядлого курильщика.

— Ты уверен, что они двинулись именно в этом направлении? – раздался отчётливо голос Шамиля.

— Угу, — отозвался Руслан. – Две тени, мужская и женская. Они завалили Костика.

— Да срать я хотел на твоего Костика, — отозвался главарь. – Главное бабки.

Павел кивнул слегка в сторону.

— Давай вон туда.

Они на карачках переместились в пещеру, скрываясь под густым дымом, стараясь не высовывать голову, чтобы их не заметили бандиты. Те же, в свою очередь, медленно продвигались вперёд, держа в руках оружие, готовые открыть пальбу в любую движущуюся тень.

— Смотри, — шепнула мужу на ухо Олеся, указывая подбородком вперёд.

Приподняв голову, Павел увидел некий проход прямо в стене, который выводил на открытое пространство. На другой стороне имелось небо, красное, почти кровавое. Оно исчезало у неровного, скалистого горизонта с густой порослью чего-то непонятного, чего-то движущегося. Чешуйчатые деревья, и такой же кустарник с густо переплетёнными ветвями, медленно передвигался во влажной чавкающей почве. Комья жирной грязи падали обратно, роняя белёсых земных червей, которые извиваясь и сворачиваясь в кольца, вновь исчезали в земле. Это было отчётливо видно, так как ближайшее дерево как раз замерло возле пасти портала, не решаясь перейти на другую сторону. Оно покачивало ветвями с растущими на них мясистыми листьями и крупными коричневыми плодами.

Опустив голову, Павел вдруг с изумлением увидел, что плотный грунт под его ногами медленно размягчается из-за странного тумана. Его подошва на пару сантиметров исчезла в почве. И чем ближе к порталу, тем более мягкой становилась грязь.

«Что за чертовщина! Откуда взялись эти существа?»

Тем временем Шамиль с Русланом и ещё парой человек, окончательно приблизились к порталу, останавливаясь, начиная изумлённо разглядывать то, что находилось на другой стороне. В их руках имелось оружие, которое было готово к стрельбе.

— Смотри! – воскликнул один из бандитов, тыча стволом вверх. – Там на небе целых три спутника!

— И действительно, — покачал головой Руслан, с опаской наблюдая за застывшим деревом, которое было выше человека где-то на метр.

— Это чего, другая планета что ли?

— Заткнись! – рявкнул Шамиль.

Он опасливо огляделся, сверкая белками глаз, щеря зубы, а затем обернулся на некий шум, шелест ветвей. Мясистые листья слегка разошлись, и откуда-то из недр выстрелил шнур, преодолевая несколько метров, впиваясь Шамилю куда-то пониже сердца. Скорее уж даже и не шнур, а извивающийся отросток. Тело бандита тут же задёргалось в конвульсиях, а изо рта появилась кровавая пена. Его глаза наполовину выкатились из орбит, рука же разжалась, и пистолет шмякнулся в грязь, теряясь среди стелящегося тумана. Под его кожей зашевелилось нечто, точно внутри завелось что-то живое, что продвигалось всё дальше и дальше. Оно выгибалось, продолжая разрастаться, пуча желтоватую кожу, внедряясь вовнутрь. Затем, спустя несколько долгих секунд, Шамиль резко развернулся, как будто им управлял кукловод. Его движения казались рванными, неуклюжими. Впрочем, насчёт кукловода скорее было именно так. Ведь тело мужчины всё ещё соединялось со странным деревом. Он дёрнулся раз, другой, делая шаг, высоко вскидывая ногу.

— Шамиль! Что с тобой?

Руслан в страхе попятился. Его рука, что сжимала оружие начала мелко дрожать. Окружавшие бандиты также побледнели, изменившись в лице, глядя на странные метаморфозы с их главарём.

Шлёп! Шлёп! Шлёп. А следом, хлюп! Ещё три человека подверглись атаке странного растения, подчинённые отростком, что ловко шарил у них под кожей, занимая нужное положение в теле. Они стали зомби, марионетками, коими управляют на верёвках. Глаза ничего не выражали, а с губ слетали кровавые хлопья.

— Бля-я-ять! – заорал один из двух оставшихся, вскидывая пистолет, начиная стрелять.

Пуля попала Шамилю прямо в правую часть лица, снеся её напрочь с близкого расстояния. Глаз повис на нитки нервов, а зубы посыпались в сторону, но часть осталась приклеившейся к коже кровью. Другой же из управляемых, широко распахнул чёрный зев пасти, откуда вырвался зеленоватый зловонный поток жидкости. Он обдал стрелявшего, его верхнюю часть тела. Волосы на голове, кожа и глаза стали шипеть, оголяя кровавое нутро голого черепа. Человек закричал дурным голосом, в коем слышалось всё отчаяние, вся безнадёжность, а затем рухнул на колени, заваливаясь на спину, теряясь в тумане.

— Господи помилуй, — прошептала испуганно Олеся, подаваясь вперёд.

Её вывернуло себе под ноги, но Павел не обратил на жену никакого внимания. Он также оказался в шоке от всего происходящего. Не верилось во весь этот ужас, в безумие, что творилось у него на глазах. Во всём виноват странный дым, ядовитый туман из-за которого и проявляются вот такие жуткие картины. Но нет, это происходило на самом деле, здесь и сейчас. Всё ещё пахло дымом, а также кровью, свежей, красноватой, неприятной. В ушах отчаянно кричал мужчина, тот самый, что теперь был мёртвым, облитый некой неземной гадостью.

* * *

Что-то постоянно извивающееся, буквально вылетело с другой стороны, и мгновенно обвило супругу за шею. Олеся только и смогла издать испуганный крик, а уже в следующий миг её потянуло прочь. Но у Павла реакция оказалась мгновенная. Он ухватил благоверную за ногу, но и сам не удержавшись на корточках, отправился следом. А спустя всего пару секунд оба находились во влажной почве, среди копошащихся инопланетных червей, под чужими небесами. В нос шибанул запах сырости, перегноя. Воздух здесь был удушливым, влажным до невозможности. Кожа покрылась липкой плёнкой пота, а одежда разом промокла.

Подняв голову, Павел бросился к жене, перекладывая пистолет в другую руку, а правой извлекая из кармана перочинный нож. Резко резанул, обрубая напрочь зелёную лиану с присосками по всей поверхности. Олеся закашлялась, стоя на четвереньках, трясясь, делая судорожные глотки.

— Пойдём, — потянул её за плечо муж. – Нет времени. Нужно вернуться обратно.

Павел в страхе осмотрелся, задерживая взор на трёх лунах, а после опускаясь на землю. Эта лиана, которая захватила супругу, принадлежала мясистому растению, что росло в двух десятках метрах на склоне. Листья покрывали острые шипы, и эти же шипы защищали красный цветок, в центре коего имелось нечто похожее на человеческий мозг. Мерзость дрожала, истекая слизью. Вокруг кружила красноватая мошкара.

— Где мы? Что это!

Олеся села на зад, затравленно осматриваясь, приникая ближе к мужу. Дыхание слегка выровнялось, а вот на шее остались красные следы от присосок. Они жутко болели при прикосновении, так как благоверная морщилась, когда осторожно трогала их.

— Я не знаю, и знать не хочу. Давай убираться отсюда.

Над головой вновь пролетело несколько светящихся сфер. Они исчезли в портале, светясь всё ярче и ярче по мере удаления. Павел поглядел в ту сторону, откуда они прилетали. Их выплёвывало длинное существо, растение, что больше всего походило на огурец переросток. Это нечто раздувалось, а затем выплёвывало из себя светящиеся зёрна, или что это там было на самом деле, да с такой точностью, что сферы попадали точнёхонько в портал. Хотя нет, они же двигались по извилистому тоннелю, а это означало, зёрна могли передвигаться самостоятельно по воздуху.

«Уж ли не насаждает эта гадина своё потомство в нашем мире?»

Но времени для размышления не имелось. Павел подхватил супругу, а после потащил её буквально за шиворот обратно, выставляя пистолет, готовый к стрельбе. Но дерево занималось бандитами, и поэтому не обратило внимания на двух прокравшихся человек.

— Вон туда!

Супруг толкнул сильно жену в закуток, и упал следом, разворачиваясь, тут же настороженно осматриваясь. Борьба между людьми продолжалось. Да и прошло не так уж и много времени, всего пару минут может.

* * *

Павел сглотнул подкативший к горлу ком, во все глаза осматриваясь по сторонам. Неподалёку отбивался от напавших на него марионеток Руслан, вначале стреляя, а когда патроны закончились, бросившись в рукопашную. Путь к отходу оказался отрезан, и бандиту ничего не оставалось, словно загнанная крыса, самому ринуться в последнюю атаку.

— Что за х***я здесь происходит, — прохрипела совершенно хриплым, чужим голосом супруга.

Она утирала с подбородка остатки жирной грязи, коей успела измазать лицо, хлопая слезящимися глазами.

«Кабы я знал», — с отчаянием мысленно ответил мужчина.

Он продолжал шарить взором, одновременно ощущая, как под ногами из-за тумана становилась всё мягче и мягче почва. Павел приподнялся, выскальзывая из-под защиты, вставая в полный рост. Жуткое дерево, выпростав корни, переступило границу двух миров, замерев на месте, подрагивая мясистыми листьями, всё ещё продолжая контролировать оставшихся марионеток.

— Стреляй, мля! – заорал Руслан, заметив Павла. – Стреляй, гребаный урод! Сука! Стреляй!

Мужчина ошарашено поглядел на оружие в собственной руке. Но будет ли в этом толк? Павел глубоко сомневался, что пуля сможет нанести какой-либо урон инопланетному дереву.

— Падла! Не стой!

Бандит сбил с ног одного из противников, схватив за тянущийся к кукловоду отросток, и с силой разорвал его. Кожа на ладонях зашипела от пролившийся жидкости, но марионетка перестала дёргаться, больше не подчиняемая иному разуму.

— Чтоб ты сдох, сука! – продолжал бесноваться Руслан. Гни-и-ида!

Яркое сверкание прямо возле портала. Блым, блым, блым, блым. Голубоватый свет, некий кристалл, что установлен по другую сторону, но отлично виден с той позиции, на которой находился Павел. Он стоял на плоском камне, раньше незамеченный супружеской парой.

«Что за херня? Важен ли он?»

Попытавшись сделать пересохшим горлом глотательное движение, мужчина наконец вскинул руку, стреляя. Он тут же ушёл в сторону, слегка присев, когда с громким свистом над головой пролетел отросток, что ударился о стену, обвисая дохлым червём, снова втягиваясь в дерево.

— Твою мать!

Бах! Бах! Бах! Две пули пронзили ствол твари, но как Павел и предполагал, существу ничего не было от этих попаданий. А вот третий выстрел уже был направлен на источающий свет кристалл. Звон разбитого стекла, шипение, а следом и небольших размеров взрыв. Портал засверкал, а затем просто свернулся, исчезая в пространстве, обрезая со своим исчезновением и тянущиеся к марионеткам отростки, а ещё разрезая дерево напополам.

Только что здесь происходил форменный ад, а уже в следующий миг воцарилась тишина, если не брать в расчёт хриплое и частое дыхание трёх оставшихся в живых человек.

— Ты его взорвал? – поинтересовался Руслан.

Павел неуверенно кивнул.

— Да вроде бы.

— Что ты взорвал?

— Я не знаю.

Мужчина помог подняться на трясущиеся ноги жене, поддерживая ту под локоть. Олеся оказалась бледна, со сверкающими страхом глазами. Она продолжала пялиться на неподвижные, мёртвые тела бандитов, чьё существование прекратилось после гибели инопланетного дерева.

— Нужно уносить отсюда ноги, — заметил Руслан, также вставая, осматривая с болью свои изуродованные, окровавленные ладони.

Мизинец полностью растворился от жидкости, оставив лишь кровоточащий обрубок, а вот средний палец сожран только наполовину. На второй руке вроде бы всё находилось на своём месте. А кожа заживёт, это мелочь по сравнению с тем, что могло бы произойти.

Кивнув, Павел повёл жену прочь от этого места, выводя наружу. А когда оказался под открытым небом, глубоко вздохнул, ощущая у себя за спиной приближения Руслана.

— Я чё тут подумал, — начал бандит. – Надо бы взорвать это место, а то мало ли чего? Вдруг снова эта дрянь появится.

Удивительно, но туман стал буквально на глазах редеть. Впрочем, так оно и должно было быть. Ведь эта растворяющая грунт дрянь, делающая её мягкой для корней деревьев, больше не поступала из иного мира, выделяемая инопланетной почвой.

— Нет взрывчатки, — заметил Павел.

— Это не проблема, — сплюнул кровавыми губами Руслан. – Там в багажнике…

Все подняли голову на бегущего к ним мужчину, единственного оставшегося с наружи человека Шамиля. Тот держал в руке смартфон, на котором шёл выпуск новостей. И все трое, по виду бегущего к ним человека, вдруг осознали, что незачем взрывать этот тоннель. Просто тупая трата времени.

— Здесь… Здесь…

Тот был бледен, тыча пальцем в свой смартфон, на котором мелькали различные участки планеты. Новости показывали стелящийся по земле туман, а также порталы, что открывались в самых неожиданных местах мира, прямо в городах, торговых центрах, на площадях и улицах, в театрах и вокзалах. Это было масштабное вторжение… Будущее планеты неопределенно, как и обитающей на ней людей.

* * *

За семь лет до описываемых событий.

Михаил Иванович бросился бежать со всех ног, то и дело оборачиваясь на странное существо, некое подобие растения. То дрожало, находясь на одном месте, изучая выпавший кристалл. Его отростки осторожно прикасались к гладкой поверхности, оставляя на нём некую прозрачную слизь.

— Аааа! — завопил он ещё громче, падая, утыкаясь лицом в жирную грязь.

Мужчина сразу поднялся, снова оглядываясь, но странное существо оказалось на прежнем месте. Тогда он продолжил свой бег, но спустя два десятка метра его ноги вдруг погрузились в почву. Михаил Иванович забился, словно пойманная птица, желая выбраться из этой западни, но сил не хватало, а воздух с хрипом покидал лёгкие. Просто не за что ухватиться, даже малейшего кустика не наблюдалась, чтобы подтянуть тело из этой зыбучей мерзости, что с чавканьем поглощала его ноги. Он видел копошащихся червей, настолько противных и отвратительных, от которых к горлу подкатывал ком.

— Аааа! Помогите!

К кому он обращался, мужчина и сам не знал. Скорее это был крик отчаянья, последний вопль единственного на планете человека, а возможно и в этой звёздной системе. Впрочем, так оно и было.

— Пожалуйста! Помогите!

Существо похожее на дерево, медленно приблизилось, чавкая корнями в почве, неумолимо надвигаясь. В его отверстие, похожее на дупло, находился кристалл с Миранды. Он поблёскивал странным светом, отражаясь от этих кровавых небес.

— Не-е-ет!

Михаилу Ивановичу удалось вывернуться, чтобы видеть инопланетянина, а точнее даже будет сказать, хозяина, так как инопланетянином являлся именно человек в данный момент.

— Ну пожалуйста, — прохныкал человек, буквально чувствуя в свою сторону угрозу.

Из-за ближайшего холма выкатилось нечто круглое, которое больше всего напоминало переплетённый ветвями колючий кустарник. Оно остановилось возле дерева, источая резкий запах. Его собрат, если можно так назвать, пошевелил мясистыми листьями.

— Что... Что вам от меня надо?

Мужчина улёгся животом на землю, надеясь этим задержать погружение в чавкающую грязь, широко раскинув руки, слегка приподняв голову, со страхом следя за двумя существами. Первое им увиденное, вдруг слегка дёрнулось, а после выбросило из себя жгут, который вонзился в правую ноздрю, с болью входя дальше и глубже, проникая прямо в мозг. Рот Михаила Ивановича раскрылся для крика, но из него ничего не изверглось, кроме протяжного хрипа. Глаза мужчины закатились, а руки и ноги парализовало. Он ощущал, или ему так казалось, как отросток находится внутри него, изучая тонким кончиком щупа, слегка касаясь, уходя ниже от головы по пищеводу. Затем существо отложило в нём нечто склизкое, шевелящееся. Человек в ужасе ожидал собственного конца, но пока всё ещё жизнь не покинула его. Правда внутри разрасталось нечто, начиная им управлять, дёргая за ниточки, как кукловод марионетку.

— Уфффф, — вырвался из него протяжный звук.

Помимо его воли руки задвигались самостоятельно, управляемые тем, кто сидел внутри. Михаил Иванович откинулся назад, уставившись на три луны, три спутника этого мира.

«Служба, — раздался некий голос в голове, явно принадлежавший не ему. – Работа. Открытие. Звезды. Дом. Жизнь. Подчинение. Знание».

Да и не голос звучал в его голове, а нечто другое. Скорее уж картинки, образы. Они мелькали, сразу исчезая, уступая место иным. Но здесь становилось ясно, что нужно гадинам от него. Новый хозяин приказывал, требовал. Он натянул нервы, причиняя невыносимую боль.

— Аааа! – заорал во всё горло мужчина, извиваясь в грязи подобно червю.

Его согнуло пополам, а желудок опустошился, извергая из себя слизь, зеленоватую, дурно пахнущую.

«Быть. Боль. Подчинение. Требование. Знание. Звёзды. Бесконечность. Сияние. Камень. Проход».

— Да! Да! Да! Да!

Из глаз Михаила Ивановича полились слёзы облегчения, когда боль отступила, но не исчезла. Она лишь затаилась, чтобы вернуться в минуты неудовольствия хозяином. Тем не менее дрожащая рука протянулась вперёд, с осторожностью беря из дупла кристалл.

* * *

Лунная база «Азимов».

Салли отёрла руки о грязную тряпку, пряча её под ящик, после чего принялась собирать инструменты, складывая их с тщательностью. Она бросила короткий взгляд на часы, отмечая, что сегодня закончила немного раньше, так что будет больше свободного времени. Теперь ей предстоял путь до дома, а после занятие ужином, разговоры и сон. Майк, наверное, уже к этому времени вернулся, так как его рабочий день начинался раньше, но и заканчивался тоже не как у всех... Вот только вряд ли её парень займётся готовкой. Скорее уж сядет просматривать нечто спортивное, футбол или хоккей, дожидаясь, пока еду ему принесут на подносе.

— Нашёл себе прислугу, — фыркнула беззлобно Салли, переодеваясь, покидая отсек.

Она работала техником уже шесть лет, из которых четыре на Земле, и два на Луне. Не такая уж и плохая профессия. За неё платили предостаточно, а главное это то, что не многие могут себе позволить покинуть родную планету, отправившись на лунную базу. Да, здесь имелись и свои нюансы, но всё это оказывалось фигнёй по сравнению с получаемыми эмоциями, а особенно в первые месяцы обитания. Родители отговаривали, не желая, чтобы единственная дочка улетала, но Салли решила для себя, что двинется по собственному пути. Канзас остался в воспоминаниях, а впереди открылось космическое пространство при коротком перелёте, а после и прилунение... А итогом всему два года работы и знакомства с Майком.

«Как-никак, но жаловаться мне на жизнь просто глупо».

Девушка направилась по узкому коридору, проходя через модули, пока не оказалось в пятнадцатом, который связывал сразу несколько. Встречались люди. Некоторые шли со смены, иным же только предстояло заступить. Каждый при деле, лишних нет.

— Закончила? — поинтересовался Эрик, высокий мужчина с редкими волосами, роботехник.

При движении не было никаких трудностей, так как во всех двадцати семи модулях поддерживалась искусственная гравитация. В отличие от орбитальной станции, люди могли сжить, как и жили на Земле, не испытывая особых неудобств. Нет, они имелись, конечно, но по сравнению с первыми колонистами, это просто небо и земля.

— Да, даже немного раньше сегодня.

Салли вновь взглянула на часы. Цифры показывали начало пятого по местному времени.

— Не хочешь выпить кофе?

Их обогнул Патрик, программист, улыбнувшись девушке, а та улыбнулась в ответ, махнув рукой. Затем Салли поглядела на своего собеседника, отрицательно тряхнув головой. Что-что, но кофе ей не хотелось пить с этим человеком. Майк оказался слишком ревнивым, так что давать лишний повод не хотелось, а здесь, на лунной базе, все друг о друге знают. Не успеешь чихнуть в первом модуле, как тебе позвонят из двадцать седьмого и пожелают здоровья. Каждый мог подключаться к камерам. Они тянулись по всем коридорам и отсекам, где люди отдыхали, принимали пищу, развлекались. В Азимове имелось всё, что требовалось для нормальной жизни. А в будущем колония разрастётся. Через два года присоединят ещё два модуля, а спустя пять лет, в двадцати километрах отсюда появится новый город. Строились большие планы о колонизации Марса, но до этого пока далеко. А главное это то, что 70 процентов базы принадлежало США. Правда, в последнее время активизировался Китай, но он двигался по своей программе. А вот Россия отставала, предпочитая заниматься внутренней политикой, а не наукой.

— Тогда быть может в другой раз? – спросил Эрик, сунув большие пальцы в карманы джинсов, начиная покачиваться на пятках, вперёд-назад, вперёд-назад.

— Возможно, — неопределённо ответила девушка.

«Ну нет, дружок. В ближайшее время тебе это не светит, даже не мечтай».

Она уже собиралась развернуться, чтобы зашагать прочь, как вдруг пространство в дальней части отсека разрезала яркая вспышка, а спустя секунду появилось нечто, что сразу было и не определить. Некий экран, который передавал вид чужой планеты с кровавыми небесами и унылым пейзажем. Всё клубилось в тумане или дыму.

— Что за чертовщина? – удивился Эрик, оборачиваясь на восклицание здесь присутствующих людей.

— Чтоб я сдохла, если знаю, — медленно протянула Салли, поднимая смартфон, желая заснять всё происходящее.

На лунной базе имелась собственная связь, а также интернет, закрытый от внешнего мира. Люди активно пользовались смартфонами, работая с помощью них, общаясь и всё такое прочее.

«Что происходит?»

С горки начали скатываться шары, три, а следом ещё пять, колючие, тесно переплетённые ветвями. Подпрыгивая на неровностях, эти странные растения прошли сквозь экран насквозь, оказываясь неким неведомым образом в переходном отсеке.

— Да это же телепортация, никак иначе! – воскликнул Эрик, вытаращив глаза.

Салли не понимала всё происходящее, но вдруг почувствовала опасность. Она сделала шаг назад, а следом и другой, непроизвольно прячась за широкую спину приятеля. В тот же миг растения, всё ещё не останавливаясь, стали стрелять колючками, поражая присутствующих людей. Послышались первые крики, а после и топот.

«Что за дерьмо здесь происходит!»

Рухнул Эрик, вначале опустившись на колени, прижимая руки к животу. Сквозь пальцы сочилась кровь. Затем его тело завалилось, а глаза по-прежнему смотрели на пришельцев.

«Вот говно!»

Салли пригнулась, уходя в сторону, пропуская над головой нечто взвизгнувшее, что с силой ударилось в стену отсека. Девушка бросилась прочь, следом за остальными. Она увидела перед тем, как покинуть модуль, что какой-то парень бросился на странных существ, но пал под напором колючек. А ещё с другой стороны принялись вылетать светящиеся сферы…

«Ничего не понимаю! Что здесь вообще происходит? Откуда взялись эти кусты-шары?»

Всё походило на банальное вторжение, какое обычно показывают в кино. Вот только в фильмах герои, как правило, дают отпор, а здесь такого быть не может из-за отсутствия оружия. Точнее оно имелось, но только у охраны, а этих парней что-то видно не было. Незачем персоналу на лунной базе иметь огнестрелы. Вот просто незачем, да и всё. Лишнее это.

«Чёрт! Чёрт! Чёрт! Чёрт! Гребаная срань!»

Салли мчалась по коридору, лихорадочно соображая, что делать дальше. До спального модуля не добраться, так как придётся возвращаться обратно, а этого делать вот совершенно не хотелось. Странные шары всё ещё катились позади, стреляя своими колючками, убивая людей. Но вот кто-то мчался с самодельным огнемётом, пыхая пламенем, с решительным лицом.

«Вот уж дурак», — подумалось ей.

В этот миг над головами завизжала сирена, а из-под потолка стала литься пожарная пена, падая на головы бегущим людям. Система безопасности здесь находилась на высшем уровне, реагируя на малейший огонь, тут же включаясь.

«Куда дальше? Куда?»

Она мчалась за всеми остальными, перебегая из модуля к модулю, и вскоре уже находилась в двадцать первом. Именно отсюда отходил лунный поезд, который отправлялся к космическому лифту. Это был шанс. Шанс избежать всего этого, что творилось за спиной. В конце концов, имелась охрана. Она и должна справиться с опасностью, а иные к этому времени уже послали сигнал на Землю.

«Главное попасть на корабль. Следует успеть».

Сирены смолкли на секунду, а спустя ещё миг вновь взвизгнули с новой силой. Послышался какой-то грохот где-то вдали, а после этого начала происходить герметизация отсеков и модулей.

— С***по знатно, — заметил один из русских, выпучив глаза от изумления и страха.

— Походу повреждение одного из модулей, — встрял испуганным голосом ещё некто.

— П***ец нам.

Не теряя лишнего времени, Салли, работая локтями, протиснулась в самое начало очереди, решив стать первой по эвакуации. Скафандры имелись, но на всех присутствующих не хватит. А тем временем Ии уже подводил лунный поезд к двадцать первому модулю, что-то вещая над головами, но из-за множества голосов ничего нельзя разобрать. Мягкий женский голос просто тонул в шуме ртов.

«Спасутся не все», — поняла девушка.

Мест просто для всех не будет. Поезд может забрать максимум около двадцати пяти человек за раз, а корабль, который находился на лунной орбите мог взять и того меньше. И ведь только 18 часов назад ушёл грузовик, направляясь на Землю… Но если добраться до платформы, откуда отходит лифт, то можно спастись, просто переждав, а после Земля сюда пришлёт корабль, благо их на орбите хватало.

— С дороги, девка, — попыталась её отпихнуть чья-то волосатая рука.

— Иди к чёрту! – ответила Салли, ударяя мужчину локтем в нос.

«Ну нет уж, свой шанс на спасения я не упущу».

Началась форменная паника. Волна людей хлынула вперёд, вдавливая Салли в перегородку. Ещё бы чуть-чуть, и её внутренности от давления вылезли бы через рот. Но тут шлюзовой отсек открылся и все бросились прочь, стараясь успеть, не опоздать. Ведь последний, это труп.

«Я не хочу умирать на этой сраной базе. Не хочу».

И Салли успела, одна из первых падая на резиновый пол, откатываясь в сторону от бегущих ног, вскакивая, устремляясь дальше по салону. Остальное её не касалось. Когда все места заполнились, те счастливчики, которые оказались в поезде, стали отпихивать остальных прочь. В бой пошли металлические предметы, поручни, трубки. Слышались крики боли, лютая ругань на разных языках. На стены отсека брызнула кровь... Ии базы продолжал что-то вещать, но во всём этом кошмаре ничего нельзя разобрать.

Людская масса вновь колыхнулась, а после резко отхлынуло, чтобы навалиться новой силой. Не удержавшись на ногах, Салли рухнула на пол, ударившись головой о выступ. В глазах потемнело, а сознание поплыло. А когда она пришла в себя, лунный поезд медленно катил от модулей прочь. В салоне царило возбуждение, но больше не слышно криков, драки. Всё осталось позади. По крайней мере, для них, чего нельзя сказать об оставшихся людях.

«Боже, я успела. У меня, мать вашу, получилось выбраться».

Она поглядела в иллюминатор, щуря глаза, всматриваясь в удаляющиеся модули. Один из них был явно повреждён. Да и остальные находились не в лучшем состоянии. Оставшимся там людям не позавидуешь.

— Уф, — выдохнула облегченно Салли, утирая со лба пот.

* * *

Над головой пронесся Ми-26, старая модель, молотя лопастями воздух, обдавая пассажиров внедорожника оглушительным рёвом. Вертолёт исчез за деревьями, а спустя всего несколько мгновений раздался грохот упавшей машины. Чёрный след всё ещё виднелся на безоблачном небе.

— Мля-я-ять!

Петруха ударил по педали тормоза, крепко вцепившись в руль. Он уставился перед собой через лобовое стекло, прямо на ровное полотно асфальтовой дороги. Больше нигде транспорта не наблюдалось. Их окружала лишь природа, раскачивающиеся на лёгком ветерку деревья, жалобно, словно в предвкушении чего-то нехорошего. И это нехорошее уже настало, если судить по новостям, а также по тому, что случилось не больше часа назад.

— Я до конца не уверен в том, что это было хорошей идеей покинуть посёлок, — заметил Павел, сидевший на заднем сиденье, держа супругу за руку.

— Но не оставаться же нам там?

Руслан даже не обернулся, продолжая разглядывать забинтованные ладони, лежавшие у него на коленях. Они жутко болели, а также отсутствующие два пальца, не смотря на кучу выпитых обезболивающих. Но мужчина держался, прекрасно осознавая, хныканьем ничего не добиться.

— Возможно они снова появились бы в посёлке, а там мы оказались беззащитны. Оружия недостаточно.

— А толк какой, что его здесь предостаточно, — заметил мужчина с заднего сиденья, кивая вначале на работающий смартфон, а после и в сторону, где рухнул Ми-26.

Покривив губы в болезненной гримасе, Руслан отворил дверцу, бросив Петрухе, чтобы тот ждал и не двигался с места. Водитель утвердительно кивнул, сунув дрожащей рукой сигарету в рот.

— Ты куда?

— К вертолёту, — отозвался бандит. — Он военный, и не взорвался, так что можно кое-что найти. Да и возможно кто-либо остался в живых.

Кивнув жене, Павел вышел следом, направляясь за мужчиной, сходя с ровного полотна дороги, дальше ступая по жухлой траве. Он наслаждался твёрдостью почвы, а не её мягкостью, как того любили инопланетные захватчики, что было благотворно для двигающихся в грязи корней. Да и не только туман размягчал землю, но и громадные черви, величиной со взрослый указательный палец. Симбиоз. Хотя, если подумать, то и на Земле всё друг от друга зависело.

— Интересно, как сейчас дома.

Руслан отмахнулся, сплёвывая себе под ноги, а затем ответил:

— Ты всё видел из новостей. Москва в полной заднице. Этот муравейник разворошили, и теперь муравьи гибнут сотнями, тысячами. Питер также. Краснодар, Ростов, Минск, Саратов, всему наступил п**ец.

— Тебе разве их не жалко? – удивился Павел.

— А какая им будет польза от моей жалости? Ничего не поменяется, а я не забиваю себе голову лишней хренью.

Они оставили за спиной небольшой лесок в два десятка метров, выходя на свободное пространство, где и лежал на боку вертолёт, зарывшись в землю.

— Да уж, хорошо грохнулся. Но есть шанс, что кто-то остался в живых. Он не особо высоко шёл.

Павел приблизился вслед за Русланом, взбираясь на корпус, заглядывая вовнутрь через разбитые стёкла. Там был форменный хаос. Всё смешалось, люди и ящики. Кровь на стенах, запах топлива, жуткое зрелище раздавленных голов, оторванных конечностей. Но вот показалось шевеление, в одной стороне, а следом и в другой, почти возле самой лебёдки, которая вывалилась и теперь лежала на земле.

— Там есть живые! – воскликнул мужчина.

Он осторожно спустился вниз, нащупывая уступы, пока окончательно не встал на обе ноги. Сразу поморщился от вони крови и разорванной плоти, свежего мяса. Такое ощущение, будто попал в мясную лавку.

— Где?

— Вон там. И там вроде.

Переступив через зелёный ящик, Павел нагнулся над трупом, тут же выпрямляясь. Мёртвое тело стремительно менялось, превращаясь в нечто мягкое, податливое. Человеческую кожу покрывал некий паразит, что-то вроде мха, который с каждой секундой разрастался, захватывая всё больше и больше тела. Он пожирал не только верхние слои плоти, но и уходил вглубь, перерабатывая материал, превращая его в перегной, удобрение.

— Что за говно! – послышался изумлённый голос Руслана, который, по-видимому, увидел то же самое в другой части вертолёта.

Павел перевёл взор, наткнувшись на ещё живого человека, в камуфляже и броне. Тот лежал заваленный ящиками. Торчала лишь верхняя часть тела, а также влажная от крови кость, прорвав мышцы и кожу. Широко раскрытые глаза мужчины с ужасом наблюдали за тем, как человеческая плоть вояки превращается в нечто инопланетное.

— Помоги мне, — прохрипел тот.

Он кивнул с трудом на рядом лежавший автомат.

Но Павел даже не подумал его взять, так как и оружие покрывало нечто вроде плесени, грибка, мха. Возможно это было заразным. Хотя в руке и находился пистолет, но мужчина напрочь про него забыл в данный момент, полностью поглощённый зрелищем превращения человека в удобрение.

— Помоги, — вновь подал голос боец, закашлявшись, выплюнув сгусток крови.

Его хриплое дыхание разносилось по салону, но в один миг оно прервалось, когда паразит добрался до его лёгких, вонзаясь в них, начиная свои метаморфозы. Глаза выпучились от ужаса и осознания собственной участи, а затем лицо мужчины застыло, превратившись в смертельную маску. Из приоткрытого рта наружу пополз мох, повисая на окровавленных губах, подбородке, пожирая нос, глаза, кожу вместе с волосами.

«Матерь боже! Пошло всё к гребаной сраке!»

Павел, чуть ли не спотыкаясь, стал ломиться обратно, вставая на ящик, вскидывая руки, ухватываясь за края, подтягивая своё жилистое тело. Секунда, и он уже на верху вертолёта, вдыхая полной грудью свежий воздух. А через пару секунд возле него находился Руслан, прикрывая рот и нос забинтованной ладонью.

— Он жрёт трупы, — выдохнул Павел. – И ещё живых.

— Только ткани, — заметил бандит, спускаясь на твёрдую землю. – А ещё возможно органические, углеродные и прочие. Впрочем, что есть в нашем теле, то есть и в ином.

Он сунул не твёрдой рукой в рот сигарету, закуривая, яростно выдыхая дым.

— Если эта дрянь распространится, то нам настанет п***ец.

Затем поразмыслив, Руслан кивнул в сторону леса.

— Возвращайся обратно, к автомобилю.

— Что ты удумал?

— Не хочу, чтобы это говно распространилось и дальше.

Руслан указал на вылившееся топливо.

Согласно кивнув, Павел поспешил прочь, не теряя лишнего времени. Вообще было удивительно, как они не подхватили этого паразита, а вот если оставить, то местные животные обязательно разнесут его по окрестности, как пить дать. Но с другой стороны, наверное, такой грибок не один, который попал на Землю. А если не бороться вот с такими очагами, то смысла в борьбе и вовсе нет.

Когда Павел вышел на дорогу, раздался оглушительный взрыв, а следом чёрный дым потянулся к небесам. Из леса выбежал Руслан, довольно улыбаясь, или даже скорее скалясь. В одной руке находился пистолет, в другой зажигалка.

— Не там за херня! — выскочил из салона Петруха, пялясь во все глаза на пожарище.

— Вертолёт? — спросила Олеся, становясь рядом с мужем.

— Он самый, — подтвердил Павел.

— Пускай горят гниды, — застыл Руслан, оборачиваясь назад.

* * *

Спустя километров десять, никак не меньше, они влились в поток автомобилей, который двигался на юг. Здесь были грузовики, полностью забитые различными вещами, автобусы с людьми, что давили друг друга в салоне. Кто-то шёл пешком, кто-то на велосипеде, а кто-то на мотоцикле. Короче, все старались покинуть опасные нынче города, где царила смерть в виде инопланетных растений. Их порталы появлялись в самых неожиданных местах, открываясь, отсвечивая кровавыми небесами, впуская в мир охотников. Это были не те деревья с корнями, которые могли передвигаться только по мягкой почве. Совсем иные существа, больше похожие на скрюченные колючки в виде шара. Они катились вперёд, выстреливая спорами в жертв, подселяя в них жизнь. Спустя час, или около того, из людей прорывались первые ростки, причиняя человеку нестерпимые мучения. Но несмотря на это, люди не умирали, а становились подчиняемые внутри сидящему паразиту. Это было жутко, это было страшно, осознавая всю безнадёжность ситуации, наблюдая как бы со стороны за всем происходящим. Да, жертва жила, но ничего не могла поделать, являясь лишь зрителем в этом спектакле смерти. А ещё эти летающие светлячки, коих запускал с другой стороны огурец-переросток. Они ловко настигали летающие цели, проникая вовнутрь, поражая живых существ. Именно сферы, как удалось узнать слегка позже, выпускали на человека паразита в виде мха, коего удалось узреть в упавшем Ми-26. Так и погибло всё живое в вертолёте, когда светлячок настиг летающую машину, и разорвался внутри, разбрызгав в салоне споры с плотоядным мхом.

— Говорят там дальше есть лагерь, — махнул куда-то в сторону Петруха.

Он только что вернулся от группки людей, сидевших на обочине.

— Лагерь? – задумчиво переспросил Руслан.

— Угу. Где-то на том месте, где ранее располагалось поле. Туда все и стягиваются.

— Думаю, что и нам туда следует отправиться, — подал голос Павел.

— Опасно, — протянул бандит неуверенно, вертя в пальцах зажигалку, морщась от боли, где кожа была обожжена.

— Не опаснее, чем в другом любом месте, — возразил тот.

— В городах гораздо хуже сейчас, — добавила Олеся.

— Не во всех. Порталы открылись не в каждом городе, а только в самых крупных.

— Не-е-ет, — затряс головой Петруха, который был слегка в курсе последних новостей.

— Рассказывай, — приказал Руслан.

— Да чё тут рассказывать. Никто толком ничего не знает. Везде паника. Говорят, вроде, порталы открылись не в крупных городах, а где попало. Да, несколько штук в столице, но и есть таковы, которые в безлюдных местах, в горной местности, посредине океана и морей. Ну, это показывают снимки из космоса. Там, где открываются порталы, обычно возникает размягчающий туман. Мля, к нам пришёл даже сигнал с лунной колонии. Твари прорвались и туда. Луна погибла. Более тысяче мёртвых людей в подземном городе. Правда, некоторым удалось покинуть спутник, но на Земле их не ждёт ничего хорошего. Остаётся только болтаться на орбите.

Мимо, по обочине промчался броневик, один, другой. Следом за ним груженый КАМАЗ. Всё это исчезло вдали, среди сотен и тысяч автомобилей. Военному транспорту просто не проехать по дороге из-за обилия беженцев.

— По крайней мере, давай вначале доберёмся до лагеря, а уж там станет видно, — предложил Павел.

Руслан утвердительно кивнул, соглашаясь.

— Хм, так и сделаем. Только вот…

Он махнул перед собой.

— Ну, нам в этой бесконечной пробке придётся стоять очень и очень долго.

— Да не, там вроде дальше движение идёт, — ответил Петруха, усаживаясь за руль, начиная постукивать пальцами по приборной панели.

В салоне работало радио, оповещая сидевших людей о последних новостях. Всё было плохо, если не сказать больше. Одна из стран даже смогла запустить ядерную ракету в портал, где и произошёл взрыв. Но эффекта не дало никакого. В двух десятках километрах в стороне открылся новый. По-видимому, пространственные врата не стекались в одну точку, а исходили из разных мест чужой планеты.

* * *

Ближе к вечеру, уже в сумерках, колона наконец сдвинулась с места, и огромный автомобильный поток тронулся на юг. Над крышами, то и дело пролетали вертолёты, а где-то над головами прорезали небеса самолёты, но не так часто, как винтокрылые. Попадались людские лагеря, состоящие из десяток, а то и сотен палаток. Среди них ходили тени, горели костры. Но большая часть останавливалась, и спала в собственных автомобилях. Но ещё больше находилось таковых, у кого закончился бензин, и им ничего не оставалось, как идти пешком. Они просили подвезти. Некоторых подбирали, иных нет. Даже в такое тяжёлое для человечества время находились ублюдки, что совершали преступления. Они обворовывали, убивали за машины, вещи, продукты и оружие. Трупы валялись на обочине, в канавах, и их никто не убирал. Как говорится, в семье не без урода. И вот таких уродов вполне хватало. Бежавшие из домов налегке, они тащили всё, что только могли. Но дальше будет хуже. Наступление инопланетян продолжалось даже ночью. Появлялись всё новые и новые порталы, не так часто, конечно, но их вполне хватало. А людей всё больше и больше срывалось со своих мест, унося прочь ноги, желая спасти собственную жизнь, и жизнь близких. Понятное дело, что ради жены или ребёнка мужчина пойдёт на преступление, чтобы прокормить их. Но что тогда делать остальным, кто из-за таких преступников терял этих самых мужчин? Палка двух концов.

— Вроде бы приехали, — выдохнул клуб табачного дыма Петруха. — Вон, вояки, а вон и сам лагерь.

Это походило на муравейник. Всё двигалось, даже не смотря на тёмное время суток. Пылали костры, а палаточный городок освещали мощные прожекторы. Павел уже в который раз задумался, а правильно ли он поступил, что покинул шахтёрское селение. В нём было спокойно и безопасно... Армия действовала, а спутники с орбит уничтожали порталы.

«А может к чёрту всё, и все-таки вернуться обратно?»

Но ведь портал они уничтожили там, в посёлке, а новый не открылся. И для чего теперь весь этот геморрой с поездкой, подвергая себя опасности со стороны не только инопланетных захватчиков, но и двуногих особей. Воюют пускай другие, а он гражданский человек. Хотя, теперь, наверное, гражданских и нет. Хочешь жить, бери в руки оружия, а нет, так умри. Война, и здесь ничего не поделаешь. Враг не станет разбираться, кто гражданский, а кто нет. Ему глубоко наплевать.

Пропустив их через КПП, внедорожник Шамиля проехал мимо палаток, выискивая себе свободное местечко. Они таковое обнаружили лишь через пару километров, в самой гуще, приткнувшись возле автобуса и крытым Уралом. Места лишь осталось для того, чтобы слегка приоткрыть дверь и выскользнуть из салона. Ночевать же придётся внутри, в тесноте, полусидя. На спальные места в палатках рассчитывать не приходилось. Их попросту не имелось, а беженцы всё прибывали и прибывали.

«Сколько же здесь людей», — мысленно удивился Павел.

— Пожрать бы, — почесал затылок Руслан.

— И выпить неплохо, — добавил Петруха, соглашаясь.

— Но вначале я найду больничку.

Бандит широким шагом двинулся прочь к палатке, на которой красной краской был начертан крест в белом круге. Возле входа толпилось много беженцев, около сотни, а возможно и того больше.

— Ну а мы чем займёмся? — поинтересовалась супруга у Павла.

Тот пожал равнодушно плечами, вертя головой, осматривая лагерь для беженцев.

— Сегодня оказался чертовски плохой и трудный день. У меня глаза просто слипаются от недостатка сна.

— Да уж, — согласилась с ним Олеся. — Кабы знать, что нас будет ждать, то никогда бы не поверила. Ещё утром покрутила бы у виска, скажи кто такое.

— Но ты утром отправилась в магазин, а после притащила за собой хвост.

— Ох... — протяжно вздохнула она.

— Я не упрекаю. Просто напоминаю, чтобы от тебя не последовало новых глупостей.

— Обещаю.

В нескольких метрах от них остановился грузовик. Открыв борт кузова, из него стали солдаты доставать ящики с оружием. Гранаты, автоматы, боеприпасы...

— Это бы нам не помешало, — заметил Петруха, дымя сигаретой, жадно следя за выгрузкой.

— Да кто даст, — ответил Павел.

— Угу, если только по рогам.

Подхватив супругу под локоть, муж двинулся прочь от машины, махнув Петрухе, что скоро вернётся. Тот никак не отреагировал, продолжая дымить, наблюдая за солдатами.

— Куда мы? — остановилась Олеся.

Перед ними промчалось несколько мотоциклов с колясками.

— Нужно поискать еду и место для сна.

— Да где всё это отыскать? И есть ли?

— Ну, продолжая торчать возле машины, мы точно этого не узнаем. Должны иметься раздаточные пункты.

Вдруг небо разрезало многочисленным светом. По ночному полотну пронеслись светлячки, один, другой, третий, четвёртый и пятый. Они снизились, замедляясь, резко разворачиваясь. А затем произошёл хлопок. Вниз, на людские головы обрушилось нечто, отчего началась паника. Кто-то принялся палить в пустоту, народ побежал, падая, затоптанный собратьями. Вопли всё больше и больше разрезали ночную мглу.

Схватив жену, Павел с силой припечатал её к корпусу автобуса, с опаской осматриваясь. Не так страшны были бегущие, как то, что исторгли из себя светлячки. Вертолёт вновь появился перед глазами, и тот паразит, что покрывал живую плоть.

— Даже не думай высовываться, иначе просто задавят! — проорал он ей в лицо, и сам не двигаясь, стараясь переждать основную массу.

Олеся с побелевшим лицом и широко раскрытыми глазами в ужасе наблюдала за происходящим. Ей думалось, что здесь они окажутся в относительной безопасности, но как оказалось, зря. И какая же она глупая, раз думала именно таким образом. Захватчикам ничего не стоило добраться сюда.

— Стой здесь! Я сейчас!

— Куда ты?

Не отвечая, Павел побежал от автобуса, сбив одного человека, треснув второму локтем в лицо. Спустя пол минуты ему удалось пробиться к грузовику. Там уже началась драка за оружие.

— Всем стоять, мать вашу! — орал один из солдат, поводя стволом.

Его не послушали. Он шмальнул в людей, но тут же был сбит с ног и затоптан. Такая судьба ждала второго и третьего вояку. Зря, конечно, иначе бы остался, возможно, в живых. Но теперь уж чего...

Смешавшись с толпой, Павел схватил автомат, гранату, магазин, что-то крича, не давая у себя отобрать оружие. К нему тянулись руки, но мужчине удалось вырваться. Он со всех ног бросился назад, и чуть не споткнулся, когда увидел, что Олеси на том месте не было. Автобус разрезал экран портала, в коем виднелся иной мир с чужими организмами. Оттуда хлынули, подпрыгивая на неровностях, округлые шары, сплетённые из колючек, точно гонимые сильным ветром. Из их недр выпрыгивали шипы, что вонзались в человеческие тела, пронзая, углубляясь вовнутрь. Одновременно с этим лагерь разрезало ещё около пяти порталов, а со стороны северных ворот вовнутрь уже вливались люди, подчинённые инопланетным паразитом, которые засели в них из-за вот таких колючек.

«Да где же она, мать твою!»

Павлу подумалось, что супругу просто-напросто разрезало порталом при его открытии. Как-никак, автобус оказался поделён надвое. Его зубы заскрежетали от злобы к инопланетным гадам.

— Будьте вы прокляты! Слышите? Будьте прокляты!

Сжав крепче автомат, он ринулся вперёд, на другую сторону, под кровавые небеса. Тут же тело окутала духота, влажность и характерный запах. Павел завертелся волчком, выпуская очередь в ближайшую цель. Это оказалось нечто извивающееся, что-то вроде живого кустарника. И когда пули прошили ветви, существо тут же отпрянуло, прячась в жирную почву, буквально погружаясь в неё за несколько секунд.

— Смотрите! – кто-то прокричал позади.

Павел обернулся назад, а после проследил за многочисленными взглядами. На холме, метрах в двухстах имелось нечто чашеобразное, что походило на громадный цветок с раскрывшимися лепестками. Из него проглядывало нечто бурое, мясистое, склизкое. По этим недрам двигались зелёные отростки, будто длинные черви, то поднимаясь, то опускаясь, то отваливаясь, падая на почву, тут же сожранная земляными обитателями.

«Что за срань!»

Исполин напрягся всем своим бутоном, а после издал громкий звук, изрыгая из себя шары, уже знакомые, что несли в себе опасные споры. Они ринулись к чужим небесам, но спустя несколько секунд стали падать на землю, подпрыгивая, начиная атаку на людей, катясь к порталу. Из них вырывались шипы, смертоносные, несущие в себе паразитов.

«Что же это происходит?»

Вновь вскинув ствол автомата, осознавая всю тщетность, Павел приготовился стрелять, одновременно начиная прощаться с жизнью. В этот миг прогрохотал взрыв. Его подбросило высоко вверх, вместе с влажной почвой, отбрасывая обратно в портал. Он видел оставшихся по другую сторону людей, а также нечто несущееся прямо к исполинскому цветку, оставляя за собой огненный след. Раздался оглушительный взрыв, и тогда пространство захлопнулось. Павла швырнуло на землю, возле трупов, больно приложив лопатками, выбивая дыхание. Но это всё мелочь, всё фигня по сравнению с тем, что царило у него в душе.

«Я не могу поверить, что её больше нет».

Люди побежали прочь, продолжая удаляться от лагеря, стараясь спастись от смерти. Правда, нынче уже разобрались с агрессором, что появился так неожиданно. Но вот светлячки… Это грибок досаждал, продолжая пожирать человеческую плоть тех несчастных, на кого угодило это нечто. А таковых оказалось совсем не мало.

— Петруху затоптали! — прокричал Руслан, подскакивая, рывком поднимая Павла на ноги.

— Моя жена... Олеся...

— Что?

— Она... Её больше нет...

— Млять, а это кто? кивнул в сторону мужчина.

Павел повернулся, и сердце радостно забилось. К нему бежала жена, вполне живая и здоровая. Она обвила мужа за шею, шепча что-то, но из-за царящего шума ничего нельзя было разобрать. Да и не особо хотелось. Главное, что они оба снова вместе.

— Хватит нежничать, — отрезвил их Руслан. — Нужно уносить отсюда ноги. Лагерь не пригоден для дальнейшего существования.

— Что ты предлагаешь?

Они отошли дальше, от бегущей толпы, то и дело поглядывая на небо, по которому проносились светлячки. Но их оставалось не так уж и много. В основном они сделали то, что и собирались, заражая людское население инопланетной заразой.

— Пока предлагаю просто уехать, а уж после будет видно.

Они уселись в свой внедорожник, выруливая, то и дело ругаясь на попадающихся людей, что постоянно мешали движению. Но спустя минут десять, автомобиль наконец оказался на более свободном пространстве, следуя за уходящим транспортом. Олеся, сидя на заднем сиденье, крепко держалась за мужа, точно маленькая девочка, которая боялась потеряться в огромной толпе.

— Что теперь с нами будет дальше? поинтересовалась она у супруга.

Павел медленно покачал головой, говоря этим жестом, что ничего не знает о дальнейшем будущем, так как не являлся пророком, гадалкой.

* * *

Петруха сплюнул, крепче сжимая автомат. Он пристально обвёл чужой пейзаж, останавливая взор на инопланетных холмах, каких-то растениях, к счастью, не двигающихся. Пока опасности не предвиделось, но случись вдруг такая, у них для этого имелось оружие и целая тонна свинца. Отряд, как-никак, состоял из пяти десятков человек. Они прошли сквозь врата двое суток назад, столкнувшись с опасностью лишь трижды. И все разы удалось избавиться от врага, при этом со своей стороны никого не потеряв. Два легко раненных, но это мелочь по сравнению с теми потерями, которые несла Земля. Вообще создавалось ощущение, что все вражеские силы были подтянуты к вратам, а остальные земли как-то пустовали.

«И какого чёрта я здесь делаю? Чего не сиделось на одном месте?»

Петруха и сам до конца не понимал, каким образом очутился в одном из множеств отрядов, которые отправились через врата в иной мир, неся с собой сюрприз. Вроде бы ещё совсем недавно находился в том лагере, а после всё закрутилось и завертелось. Его чуть не затоптали, но чудом удалось спастись, ухватившись за борт несущегося грузовика. Чьи-то крепкие руки втянули в кузов, где парень ещё долго не мог отдышаться.

— Живой? – спросили его.

— Бляха муха, — отозвался он.

А уже к следующему вечеру формировались отряды. Они формировались не только в России, но и в иных странах. Бойцы должны проникнуть на другую сторону, а затем пронести ядерный заряд, где и подорвут его к такой-то ядреной матери. Поговаривали, якобы в разрушенном Вашингтоне одному из самолётов удалось проникнуть в портал, где он и выпустил ракеты.

«Чего уж теперь», — вздохнул он с грустью, пытаясь представить, чем занят Руслан, а также его родители, живы ли вообще?

Под ногами хлюпала грязь, налипая на подошву. Ноги с каждым разом становилось передвигать всё сложнее и сложнее. Изначально у них имелся танк, но он далеко не ушёл, погрязнув в этой жиже под своей тяжестью. Вертолёт рухнул спустя десять минут после проникновения от атаки светлячков. Отряду удалось оторваться, уходя в неизвестные земли, надеясь на свою удачу.

«Отряд смертников. Никому из нас не суждено вернуться обратно».

Они поднялись на лысый холм, останавливаясь, так как к ним приближалось двое разведчиков. Собственно, людей оказалось трое. Один был лишним, неизвестный.

— Кто это там? – поинтересовался Петруха, поднося бинокль к глазам.

— Да пёс его знает, — ответил Николаевич, здоровый мужик с сединою в волосах и с надписью на футболке: «Braziers».

Закурив, Петруха принялся ждать, давая отдых ногам, пока все стояли. Николаевич достал флягу, делая несколько мелких глотков. Все они смотрели на приближающуюся троицу.

«Сумасшедший какой-то».

И правда, мужчина лет сорока, возможно пятидесяти, выглядел словно псих. Его глаза постоянно находились в движении, вертясь, а рот кривился в дурацкой улыбке. Пальцы теребили грязную одежду, состоявшую из таких обносков, что даже бомж побрезговал этаким шмотьём. Через дыры просвечивала серая кожа с выпирающими рёбрами.

— О! – взвизгнул незнакомец, когда разведчики приблизились. – Как я долго ждал этого момента! Ждал момента! Момента ждал! Дооолго! Оооооочень!

Его рот не закрывался, буквально выкрикивая слова, повторяя их. Верхняя губа приподнялась, обнажая серые зубы, бурые дёсна.

— Кто ты? – спросил Майор, которого так и называли вместо имени. – И какого х*я ты делаешь так далеко?

Ответа Петруха не услышал. Мужчину отвели в сторонку, начиная допрос.

— Скорее всего, проник через врата, — предположил Николаевич, убирая флягу обратно.

— Да ты видел его вид?

— Я видел вид и гораздо хуже, — вяло отозвался приятель. – Воронеж буквально кишел сумасшедшими, грязными людьми. Я не знаю, откуда их там взялось так много, но тем не менее…

— И что с ними стало потом?

— Да то, что и с остальными, кто не мог дать отпор, оставаясь в городе. Кого-то пожрал этот гребаный мох, а кого-то подчинили. А в Уфе там полный п***ец. Гадин нет, но на их место пришли ублюдки. Поговаривают, будто в городе развязалась целая война, все против всех.

Спустя двадцать минут отдыха, Майор указал направление. Мужчина, Михаил Иванович, как оказалось, зовут этого незнакомца, словно верный пёс бежал впереди, показывая путь, то и дело оборачиваясь, проверяя, идут ли за ним хозяева.

— Сюда! — выкрикивал он. — Я знаю путь! Я видел! Видел! Вииидел!

Петруха осматривал однообразный пейзаж, иногда поднимая взгляд к кровавым небесам. Порою по ним проносились росчерки, точно падал метеор. От земли исходило испарение, но здесь оно оказалось не настолько сильным, чтобы мешало движению. А вот духота никуда не делась. Одежда противно липла, а кожу покрывала плёнка пота, словно отряд брёл в огромной теплице.

— Как я и предполагал, — проговорил Николаич, широко зевнув. — Этот тип попал сюда через какие-то там врата, и видел главную гадину. Говорит, что она там одна, без охраны, а всё войско отправлено на завоевание.

— Откуда он это может знать? — спросил с недоверием Петруха.

— Видел, что огромное количество тварей проходило сквозь врата, а их главная хрень осталась в одиночестве, кажись.

— Дай бог, чтобы это оказалось так.

— Угу. Хотелось бы подорвать сволочь к такой-то матери.

— А вообще мне его рожа не нравится.

— Да у всех у нас рожи ещё те, — заметил товарищ.

Через сутки, которые здесь длились двадцать восемь часов, они подошли к равнине, где до самого горизонта тянулась почва, и больше ничего. Она была вязкая, неприятная, с дурным запахом. В ней копошились существа, больше всего напоминающие червей, небольшие, размером с указательный палец, белёсые, жирные.

— Тьфу, млять! – сплюнул Николаич. – Везде эти пожиратели почвы, куда не погляди.

Скорее всего, они выполняли то, что выполняют черви на Земле. И в иных местах этих существ оказалось значительно меньше, чем здесь.

— Не нравится мне всё это, — медленно протянул Петруха, вскидывая автомат.

— Что именно? Мне здесь всё не нравится.

Несколько человек двинулись дальше, осторожно поводя оружием, ожидая неприятностей, и они последовали. Их ноги стали вязнуть, как увяз тяжёлый танк в самом начале их пути. И когда их засосало до колен, а на это ушло не больше пары секунд, под землёй шевельнулось нечто, что стало хватать несчастных, утягивая один за другим в почву.

— Огонь! – заорал кто-то.

Все принялись палить, но куда? Цели видно не было. В людях поселилась паника. Ведь известно, что самый опасный враг, это невидимый враг. Тем не менее, подземное существо с лёгкостью утащила в почву трёх здоровых мужиков. А Михаил Иванович хохотал, повалившись на землю, хлопая себя по бокам, то и дело довольно взвизгивая.

— Бооооожествоооо! – проорал он, когда выстрелы прекратились по команде Майора. – Вы хоооотели его, так поооооолучайте!

— Мля! Что несёт этот придурок?

«Пристрелить его может?»

Все с опаской смотрели на вдруг взволновавшуюся землю, из которой начали вылетать грязевые фонтаны, целые комья вместе с шевелящимися червями.

— Поооолучайте! Поооолучите и распишииииитесь!

Безумец вдруг вскочил резво на ноги, начиная бег в противоположном направлении.

— Вы обеееещали мееееня отпуууустить!

— А ну стой, падла! – заорал Майор, но тут же отвернулся.

— Ооооообещали ооооотпустить! – продолжал своё Михаил Иванович.

Он дико завопил, падая на колени, хватаясь обеими руками за голову. Из носа и рта хлынула тёмная кровь, а глаза вылезли из орбит. Грудная клетка с влажным хрустом разорвалась, выпуская вместе с дымящимися внутренностями шевелящееся растение, покрытое бурой слизью. Тварь попыталась уйти в землю, но один из бойцов подоспел с огнемётом, сжигая напрочь эту мерзость, а вместе с ней и останки Михаила Ивановича, превращая в обугленные куски.

— Сдаётся мне, он нас сюда специально заманил, — проговорил кто-то.

— Собственно, сюда мы и стремились, — ответил ему Майор.

Всё оказалось именно так. Предатель привёл очередную партию из жертв, надеясь после уйти, оставив сверхсуществу людей, но никто из них не знал о сюрпризе, который нёс с собой отряд. Ядерный заряд, он уничтожит здесь всё живое, оставив лишь пустоту.

— Матерь божья, — раскрыл рот Николаич.

Из земли стали появляться зелёные отростки с присосками. Петруха вначале насчитал их десяток, но с каждым ударом сердца их становилось всё больше и больше. Пять сотен щупалец взлетели в небо, устремляясь на четыре десятка метров, а после рухнули вниз со свистом, принимаясь хватать людей, раздавливая их с лёгкостью силача. Вновь началась пальба. Петруха видел, как гибкий отросток снёс голову Николаичу, оставив дёргающееся тело на земле, как умирали остальные бойцы…

«Мы все не жильцы, — пронеслась в голове испуганная мысль. – Но за этим сюда и шли, чтобы умереть. Ради других, ради их жизней».

Петруха выпускал пули в отростки, особо не причиняя вреда. А потом земля взорвалась, открывая совершенно жуткое существо просто исполинских размеров, этакий муравьиный лев с помесью сколопендры и кактуса. Оно выбросило из себя ещё сотню щупалец, выбираясь наружу, поднимаясь на высоту девятиэтажного дома, извиваясь гибким телом, топорщась колючками, испуская зловонный газ.

— Давай, — прошептал Петруха, — опустошая магазин.

Он отступил, оборачиваясь, и в этот миг мир взорвался сверхновой, выжигая напрочь глаза, мозг, саму душу. Бывший бандит перестал существовать буквально за секунду, как и всё остальное. Поэтому он не мог знать о других ядерных взрывах, которые последовали в иных местах, в сотнях, а то и тысячах километрах друг от друга. Проникшие сюда отряды стерилизовали планету, не оставляя здесь ничего, кроме радиации, жертвуя собой. С небес опускались дроны, перемалывая инопланетную почву, отыскивая всё новые и новые цели. Человечество нанесло свой главный и последний удар.

* * *

Луна. Платформа ¹1.

Салли уставилась в потолок, заложив руки за голову. Виски пульсировали, а на глаза изнутри давило неприятно давление. Её кожа покрылась плёнкой пота, а одежда насквозь промокла. С Азимова не было никаких вестей уже более четырёх часов. Искусственный интеллект базы перестал отвечать, хотя и находился в рабочем состоянии. Лунный поезд также отсутствовал, отправившись в обратный путь, но так и не вернувшись.

«Надо же было так попасть в задницу, — размышляла она, продолжая пялиться в одну точку. – Послушалась бы родителей, сидела сейчас дома, на Земле, и не знала печали».

Единственный корабль отказался брать пассажиров. Он продолжал облетать Луну, иногда делясь новостями с Земли. Там происходил кромешный ад. Вторжение случилось и там, только гораздо раньше, чем на лунной базе. Некоторые страны просто пали, другие же пока сражались, бросая в бой всё новые и новые силы.

«Кругом дерьмо, и ничего больше».

Здесь шло много разговоров о произошедшем, но дальше догадок и предположений не уходило. Да и что можно сказать, когда особо не обладаешь информацией. Собравшиеся тут люди общались, а после умолкли, когда температура на платформе стала повышаться. Вскоре закончится кислород. Но пока ещё имелось время…

«Ну почему? Почему я такая невезучая».

Салли вытащила из кармана чудом уцелевший смартфон, включая его, вновь и вновь пытаясь подключиться к камерам Азимова. Те не работали. И девушка, честно сказать, сомневалась, уцелел ли кто на базе? Там произошла разгерметизация. По крайней мере, одного модуля, а возможно и нескольких. Выживших явно нет, и они остались последними людьми на спутнике. Впрочем, имелась ещё одна группа из трёх человек, что отправилась на луноходе к Китайскому модулю. Но это случилось ещё двадцать три часа назад, до всего этого кошмара. Теперь они молчали, не выходя на связь. Что с ними случилось, оставалось лишь гадать. Поломка? Или нечто другое?

«Да срать я хотела на них. Здесь следует думать о собственном спасении».

Крупный мужчина, явно британец, с надписью на майке «Wonder boy», поднялся на колени, часто дыша, прикладывая руки к груди. Его лоб и щёки покрывал блестящий пот, отражаясь от ламп под потолком. Глаза широко распахнуты, в которых читается паника, переходящая в ужас.

— Билли, что с тобой? – поинтересовалась одна из женщин, с разбитым носом, медик.

Тот ничего не ответил, судорожно заглатывая в себя воздух, тут же его отрыгивая назад с громким звуком.

«Какого хрена…»

Салли приподнялась на локтях, зажимая смартфон в ладони, пристально следя за всем происходящим здесь. Все равно от девайса не было никакой пользы, а нынче происходило нечто непонятное. Возможно всему виной нехватка кислорода, сердечная болезнь…

«Да чёрта с два. Явно что-то иное».

— Билли, скажи что-нибудь, — не отставала от него настырная докторша, хватая за плечи, заглядывая тому в глаза.

Билли ничего не сказал, зато сделал. Он широко распахнул рот, и из него вылилась некая зеленоватая жидкость, которая попала женщине на лицо. Кожа разом зашипела, растворяя верхние слои, сжигая всё до кости. Докторша ничего не успела сказать, рухнув лицом в пол, агонизируя ногами, судорожно царапая резиновое покрытие ногтями.

— Матерь божья! — взвизгнула одна из девушек, пытаясь отползти дальше. — Санта Мария...

Салли также вскочила на ноги, поддаваясь панике, что начала твориться на платформе. Она отпрянула, желая вжаться в стену, продавить её, оказаться в безвоздушном пространстве. Её глаза с животным ужасом наблюдали, как изо рта вылезает нечто склизкое, непонятное. Билли дёргал руками и ногами, точно эпилептик, но нечто продолжало лезть из него, словно ксеноморф из древнего фильма Чужой.

— Да убейте его! — визжала в истерике женщина, желая спрятаться за спины других людей. — Убейте эту мразь!

Никто не осмеливался подойти, просто не желая подвергать себя опасности. А женщина спустя секунду умолкла, когда длинный гибкий жгут ударил её в горло, пробив насквозь, выйдя через затылок вместе с мозгами, костью. Эта тварь стрельнула прямо из открытого рта Билли, который явно ничего не понимал от жуткой боли, так как его глаза закатились, а вены явственно проступили на лице уродливыми жгутами.

— Икар! — кто-то кричал, пытаясь вызвать корабль. — Икар! Икар! Вызывает платформа ¹1, ответьте.

Глупое решение, так как оно ничем не поможет. Даже если лифт станет подниматься, то содержимое никуда не денется. Они все находились внутри, и эта тварь в том числе...

Жгут выскользнул из несчастной женщины, начиная извиваться, пока не втянулся обратно в пасть. Но спустя мгновение вновь выстрелил с такой мощью, что ближайшего мужчину буквально отбросило к дальней стене. Он сполз, оставляя за собой кровавый след.

— Икар! Ответьте! Ответьте!

— Убейте эту гадину!

— Вызывает платформа ¹1.

— Чёртов урод! Гребаная сука! А ну иди сюда!

— Ааааа!

Мелкий техник в комбинезоне бросился к шлюзу с совершенно белым лицом. Трясущимися руками тот принялся набирать код, но сбился. Да и не смог бы открыть, так как система безопасности не позволила бы, зная, что внутри находились люди.

— А ну стой, урод! — проорали ему вслед.

Техника повалили, заломили, дали несколько раз ногой по почкам, пока в другом углу происходило сражение с неведомой тварью. На Билли набросилось сразу четверо, с разных сторон. У всех читался в глазах страх, но они были просто обязаны, так как больше некому. Здесь, или они или их...

«Убейте эту гребаную мразь».

Голова Билли откинулась назад, а из самых недр рта стало выбираться нечто, слишком поспешно, выпуская во все стороны свои кровавые отростки. Тварь обвила одного, другого, но вот два оставшихся человека не отступили, а наоборот набросились на врага. Тот длинный, с морщинами по всему лицу, похожий на изогнутый гвоздь, включил лазерный нож, начиная им орудовать, разрезая гадину на части. Отрезанные куски извивались, но тут же замирали окончательно и бесповоротно. И наконец, жуткий пришелец пал совсем, поникнув своими отростками и недоразвитыми листьями.

— Уф, — послышался звук среди оставшихся в живых.

Салли обвела ошалелым взглядом людей. Только тринадцать человек. Их осталось тринадцать, не больше и не меньше. А ещё были трупы и разлагающееся существо, что принялось источать дурной, явно токсичный запах… От него хотелось лечь, закрыть веки и погрузиться в вечный сон…

* * *

— Что будем делать дальше? — спросил длинный, всё ещё держа лазерный нож, хотя после сражения прошло не меньше двенадцати часов.

— Вариантов не много, — ответили ему невесёлым голосом, то и дело зевая.

Температура внутри платформы поднялась ещё выше, пахло кровью и какой-то дрянью. Хотелось пить, но воды не имелось.

— Остаётся только ждать. Мы или умрём...

Человек не закончил, закашлявшись от сухости в горле. Но на него воззрились все глаза присутствующих, гадая, не заражён ли он инопланетной дрянью? Нет, обошлось. Это действительно оказался только кашель.

— Икар нас никогда не подберёт, так как не захочет рисковать экипажем.

— Всё время он не сможет вертеться вокруг Луны. Ему придётся вернуться на Землю, а там сейчас война. Сможет ли совершить посадку?

— Он может пристыковаться к орбитальной станции.

— А толку?

— Там такие же, как и мы, — поддержали собеседника.

— Ничего подобного. У них имеются спускаемые аппараты. В любой момент у них есть шанс вновь оказаться на планете, в отличие от нас. Да и «Space dragon» всё ещё на орбите...

— Боже, как же хочется спать.

Салли слушала всю эту болтовню с равнодушием, вяло обмахиваясь рукой. Она стянула с себя верхнюю одежду, оставшись в белье. Хотя, не она одна. Здесь действительно было чертовски жарко, и температура всё повышалась. Воздух казался липким, неприятным. Хотелось вздохнуть полной грудью свежий горный воздух, который однажды доводилось ощущать девушке, но где его взять, если за стенами платформы безвоздушное пространство, а внутри просто печка с дурным, совершенно чужим запахом.

— Мы все умрём, — промолвила одна из женщин, и тихо заплакала.

Ей никто ничего не сказал, не попытался успокоить. На это просто не имелось сил. Не хотелось лишний раз двигаться. Только неподвижно лежать и всё.

Салли прикрыла тяжёлые веки, погружаясь в небытие. Перед мысленным взором стала картина, как она прибыла на каникулы из колледжа, и её на вокзале встречали родители. Ей жутко понравилось путешествие в вакуумном тоннеле в поезде, который относительно недавно запустили.

— Мы тебя так долго ждём, что успели соскучиться, — улыбается отец, отчего морщин на лице стало больше.

— Иди к нам, милая, — протягивает руку мать с ожиданием в глазах.

Салли чувствует облегчение от того, что она снова дома, на земле, в родном городе. А Луна и весь этот ад, просто кошмарный сон. Она никогда не была на спутнике земли. Ведь ей всего восемнадцать лет, и она учится в колледже... Девушка просто немного уснула в вагоне и увидела сон, который на секунду приняла за реальность.

— Давай, милая, — поторапливает её мать.

Салли протягивает руки родителям, отцу и матери, а после все втроём двигаются по вокзалу, счастливые...

* * *

— Хорошие новости, — прогундосил с грязной мордой тип в рваном плаще.

Эта встреча случилась спустя двое суток на заброшенной трассе. Вонючка дымил сигаретой, показывая остатки своих зубов, то и дело с жадностью обводя покрасневшим взором салон внедорожника. Руслан демонстративно положил ладонь на ствол, как бы намекая этому типу, что все-таки не стоит совершать глупости.

— Что за новости? — поторопил его Павел, облокачиваясь на крышу внедорожника, щурясь от яркого солнца.

Тележка из супермаркета вонючки была наполнена разным тряпьём, грязным, жутко смердящим. Что он в ней вёз, оставалось загадкой, да и не хотелось знать. Возможно под тряпками находились продукты, пропавшие? Впрочем, как-то пофигу всем.

— Новости радостные, — харкнул тот себе под ноги жёлтой слюной.

— Слышь, хватит тянуть кота за яйца, — поморщился Руслан.

— Через порталы по всему миру прошли группы, что несут с собой ядерные заряды. Скоро мы сможем о***ть по инопланетянам. Вроде говорят, что одну ракету удалось запустить из Вашингтона, прямо с самолёта, который пролетел на другую сторону сквозь эти гребаные врата. А может и не одну. Или это был дрон?

Бродяга почесал чёрным ногтем щетину на подбородке, задумчиво уставившись в пространство.

— Откуда такая информация? — спросил Павел.

— Я был в лагере на востоке, так вот там все об этом жужжат. Готовилась масштабная операция. Мы просто подорвём этих ублюдков, так что после ядерных взрывов им настанет п***ец. Такой огромный п**ец.

Радио в машине молчала, не передавая ничего подобного. И троица засомневалась в словах вонючки, но как только они достигли ближайшего населённого пункта, то услышали эти новости от других людей. Вот только они говорили, якобы взрывы уже случились позавчера.

— Да уж, — покачал головой Руслан, двигаясь по 17-му шоссе на запад, возвращаясь к цивилизации. — Эти два дня, если можно так выразиться, прошли спокойно. За сорок восемь часов не было открыто ни одного портала. По крайней мере, никому об этом неизвестно.

— Значит ли это, что вторжению конец? — с надеждой поинтересовалась Олеся.

Павел приобнял жену.

— Скорее да, но остались ещё те, кто находился на нашей стороне. Некоторые города всё ещё заняты захватчиками.

— Поэтому я и решил идти своим путём, — прервал их Руслан, глядя в зеркало заднего вида.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну... Набираются отряды для зачисток. Хочу в них вступить.

— А нужно ли тебе это? — нахмурил лоб мужчина.

Бывший бандит широко улыбнулся.

— Нужно. Кто-то ведь должен делать эту работу. Следует дать гадам пинка. И если каждый станет сидеть и ждать с моря погоды, то мы так и будем находиться в жопе.

Он помолчал секунду, а после спросил:

— А вы куда?

— Не всем следует воевать, — отозвался Павел. — Кому-то нужно восстанавливать города. И мы на эту роль годимся.

Они попрощались с Русланом на шестой день их путешествия. Тот исчез в одном небольшом населённом пункте, где располагался очередной лагерь. Павел и Олеся же, направились прочь, медленно, но верно приближаясь к дому. Они достигли Витязя через сутки, и город их встретил разрухой. Такое ощущение, что здесь происходили тяжёлые бои. Впрочем, так оно и было. Проспект Ленина просто не узнать, от городской администрации остался лишь фундамент, а развлекательный парк, лучший во всей стране, прекратил своё существование, приняв форму руин. На площади Свердлова рухнул небоскрёб, похоронив под собой уйму людей, а также инопланетян. Девятиэтажных домов тоже не хватало. Их количество ощутимо уменьшилось, но не смотря на всё это, Витязь продолжал жить, медленно возрождаясь из пепла, точно феникс. Группы волонтёров, да и просто жителей, старались помогать друг другу, но были и такие, что паразитировали на человеческом горе. Их тела болтались на фонарных столбах с табличками, чернея под солнечными лучами, облепленные мухами.

— Вот мы и вернулись, — вздохнул Павел, выходя из автомобиля, вдыхая грудью вечерний воздух, который пах дымом и гниением.

Они поднялись на восьмой этаж, входя в собственную квартиру, хрустя стеклянной крошкой под стопами, оглядывая разрушения. Мебель разломана, как и посуда, чьи осколки валяются буквально повсюду. Единственное, что уцелела, так это полка с книжками: Великая охота Роберта Джордана, Ребёнок Розмари Айры Левин, Теплица Брайана Олдиса, Стальная крыса Гарри Гаррисона. Этот раритет казался таким далёким, словно появился в позапрошлом веке, совсем в иной жизни. Впрочем, так оно и являлось на самом деле.

— Мы дома.

— Дома, выдохнула Олеся, беря супруга за руку.

Кто бы мог знать, что убегая из Витязя при особых обстоятельствах, они вернуться в совсем иной мир. Мир, который уже никогда не станет прежним. Мир, чьё будущее пока неведомо...

* * *

Руслан перевернул носком ботинка деталь от робота-уборщика, производством из Китая под Российским брендом. Эта машина в последние годы внедрялась на отечественные улицы, чистя тротуары на определённом заданном участке. Робота часто ломали, разрисовывали нецензурными надписями, и администрация города всё чаще склонялась к тому, что следует вернуть на улицы обратно дворников, так как машин народ не воспринимал. Хотя в иных странах они работали, в том же Китае, Японии, США, Германии...

— Вот тебе и светлое будущее, — пробурчал он себе под нос, сплёвывая.

Его взор скользнул дальше, на почерневшие останки древоподобного существа. Они гнили, источая неприятную вонь. Если бы эта дрянь находилась в закрытом помещении, то с человеком произошло бы отравление, а на открытом пространстве лишь сильно смердело. С наступлением морозов, и вообще похолоданием, пришельцы стали гибнуть, замедляясь, чернея, словно давно пролежавший банан. С остатками врагов расправлялись легко, без каких-либо усилий, так как в такую погоду они не давали особое сопротивление. Вот только не плотоядный мох, который некогда сеяли светлячки. Он по-прежнему распространялся, уйдя под землю, в подвалы, трубы и всё такое прочее.

«Горите вы в аду, чёртовы твари».

Он закинул автомат за спину, ещё раз сплёвывая, напоследок, оборачиваясь, следя за своими товарищами из группы. Прошло две недели с тех пор, как они вели войну с пришельцами, но после их гибели стали сражаться против людей. Некоторые индивидуумы оказались полной мразью, коих не жалко вздёрнуть на столбе. Но чаще все-таки просто стреляли, чтобы не тратить время на повешенье.

— Чего ты там застыл? – прокричал Олег.

Он махнул рукой, щурясь от яркого солнца.

— Уже иду, — отозвался приятель.

Над головами пролетел Ми-32С, одна из последних моделей, что вышла незадолго до войны. Молотя воздух лопастями, вертолёт исчез за ближайшими зданиями, а рокот вскоре окончательно затих. Руслан проводил задумчиво машину взглядом, вспоминая другой вертолёт, который ему довелось увидеть в тот день, в самом начале всего этого дерьма. Вообще удивительно, сама война не продлилась так уж и долго. Но вот потери от неё... Изменения в природе...

— Ну чего ты там торчишь, — приблизился к нему Олег, почёсывая седую бороду. — Уснул?

— Не, просто думал о жизни таковой. О мгновенности, краткости времени.

— Философ, мля.

— Как удачно ударили морозы.....

Они зашагали прочь по развалинам, следуя за основной группой. Их грузовик находился отсюда в двух кварталах, возле бывшего стадиона, где некогда проводились футбольные матчи, а трибуны собирали кучу орущего народа.

«Эх, сейчас бы внедорожник Шамиля, — подумалось Руслану. – Хорошая тачка была, дорогая, надёжная. Зря я её отдал».

— Да уж, подфартило, — согласился с ним Олег.

Он вновь зачесался, явно мучаясь от вшей. Да и запах от него, сказать честно, не французская туалетная вода. Хотя, все они так дурно воняли, так как целыми днями находились на ногах, а возвращались на базу только под вечер, падая от усталости.

— И там тоже, насчёт ядерных ударов.

— Некоторые думают иначе.

Руслан равнодушно пожал плечами. Он знал слухи, которые ходили среди народа, якобы пришельцев на другой планете убил некий вирус, который туда занесли люди. Короче, обмен говном. Древоподобные притащили сюда свою дрянь, а человеки свою. Вот только для Земли ущерб в этом плане оказался более меньшим. Хотя, пока об этом слишком рано говорить. Будущее покажет. Мало гребаных эпидемий, а также всего остального?

— Да срать я хотел, чего там говорят другие.

Они обошли красный разбитый автобус, что навечно застыл посредине дороги, затем стали двигаться под откос, сохраняя равновесие, чтобы не плюхнуться на задницы. Земля была усыпана различными осколками, стекло, крошки бетона, человеческие останки, и инопланетные…

— Говорят, морозы пришли ненадолго, — закуривая, пыхнул дымом Олег.

Интернет и климатические спутники всё ещё работали, а на МКС по-прежнему находились люди. А вот колония «Азимов» накрылась медным тазом. Пришельцы каким-то образом добрались и туда, уничтожив всех обитателей, а сами модули оказались повреждены. США направило к Луне свой новый корабль «space dragon», но астронавты обнаружили лишь трупы. Некоторым удалось добраться до платформы, но, в конце концов, эти несчастные отравились от разлагающейся дряни, что попала с ними. Как-никак, пришельцы были токсичными при разложении. Да и не только при нём…

«Интересно, каким образом они могли так точно попасть на Луну, узнав координаты? Почему не оказались в безвоздушном пространстве, а именно на базе? Хотя, кто их знает. Может, и оказались, ведь никто не проверял».

Садясь в кузов вместе с остальными ребятами из группы, Руслан, в который раз вздохнул, подумав о своей семье. Нигде он их не нашёл, а это означало лишь одно... Как и миллионы остальных, жена с ребёнком стала жертвой войны.

«А может ну его всё к чертям? Послать к такой-то матери, и как какой-нибудь гребаный герой, отправиться на закат?»

Он поднял взгляд, окидывая убогое окружающее пространство из кузова, вдыхая вонь от немытых тел, запах от табачного дыма, перегара. В стороне находился торговый центр, который должен был открыться в следующем году, в сорок первом, но теперь никогда ему не распахнуть своих дверей перед покупателями. Дальше имелось то, что осталось от пятиэтажного дома. А ещё в стороне, площадь, на которой некогда проводились различные мероприятия. Она также завалена различным мусором, как и всё остальное.

«Что же ждёт этот мир в будущем?»

Повернув голову, Руслан уставился на группку людей, что брела вдоль дороги. Его сердце забилось сильнее, а под одеждой тело покрылось холодным потом. Руки крепче стиснули автомат. Не раздумывая, он выпрыгнул из ехавшего грузовика, не обращая внимания на крики товарищей.

«Плевать! К чёрту их!»

Ноги сами несли вперёд, а на лице появлялась глупая, но счастливая улыбка.

* * *

Павел приоткрыл веки, глядя во мрак, прислушиваясь. Рядом спала жена, тихо посапывая, а из подъезда доносились шаги. Люди, и скорее всего их было несколько, возможно двое. Они приблизились к двери, останавливаясь, о чём-то переговариваясь. Мужчина, не мешкая, опустил руку, беря с пола пистолет, осторожно поднимаясь. Спал он одетым, так как в последнюю неделю ударили морозы.

«Снова? – пронеслось устало. – Какой раз за этот месяц?»

Стараясь дышать спокойно, Павел покинул комнату, щуря глаза, двигаясь прочь, останавливаясь в тёмной прихожей, сливаясь со мраком. Впрочем, даже ничего не видя, он мог здесь двигаться, так как знал каждый метр этой квартиры.

«Чего же вам всем надо? Какого чёрта просто не даёте жить».

Третье нападение за то время, что они находились в Витязе. Люди словно обезумели. Частично избавившись от пришельцев, человечество стало сражаться друг с другом за земли, ресурсы, власть. Обнаружились банды, а также главари. Началось форменное безобразие. Витязь разделили на районы. Аэропорт и воинскую часть 78.333, забрали к себе военные, а на остальное им плевать. Те люди, что совсем недавно защищали от инопланетного вторжения, полностью отделились, отвернувшись от остальных. Мир явно сходил с ума, превращаясь в кучу дерьма. И стоило его спасать ради такого бардака?

«Но ведь не все такие. Имеются и вполне нормальные люди, что не превратились в зверей».

Замок тихо клацнул, раз, другой. Павел напрягся, готовый дать отпор. При мёртвом свете луны он увидел, как со скрипом отворяется дверь, которую специально не смазывали, а после вовнутрь проникают две тени. От них несёт дымом и застарелым потом, перегаром и чем-то химическим.

«Ну давайте суки, давайте».

Первый из проникнувших наступает на валявшиеся возле входа осколки, также специально оставленные, на секунду замирает, а после раздаётся выстрел, один, другой. Вспышка в темноте ослепляет, а грохот больно бьёт по ушам. Павел слышал вопли, падающие тела. Он передвигается на другое место, в дальний угол к шкафу, и вновь стреляет в лежавшего, который пытается уползти. Никакой жалости. Тварей следует отстреливать, как поступают с такими и все остальные...

Мужчина подлетел к валявшимся противникам, но оба оказались мертвы. Самый старший из двоих харкнул кровью, а после затих. Его рука обмякла, выпуская из рук нож.

— Что здесь! — появилась в проходе жена.

Павел резко крутанулся, но сразу опустил ствол, облегчённо вздыхая.

— Опять гости. Это уже начинает надоедать.

Олеся покачала головой, отворачиваясь, не желая вдыхать запах крови. Она приблизилась к окну, распахивая створки, впуская вовнутрь ночной морозный воздух.

— Снова всё в крови, — вздохнула она.

Бурые пятна от прежних посещений до сих пор виднелись на жёлтых обоях.

Павел, в который раз поразился перемене себя самого, а также жены. Они никак не реагировали на трупы, на убийство, привыкнув к этой обыденности. А ведь до войны всё было совсем иначе. Кто бы мог подумать, что ему предстояло убивать людей с такой лёгкостью, будто он сморкается. Человек, существо ещё то, которое привыкает ко многому.

— Боже, как меня всё это достало. Ведь изначально мне думалось, что после победы над пришельцами, мы наконец сможем вернуться к прежней жизни, но нет... Нашлись тупые идиоты, что решили, будто человечества всё ещё много, и надо его поубавить.

Павлу здесь нечего было сказать или возразить. Супруга оказалась права. С наступлением зимы и прихода морозов, инопланетяне окончательно погибли, так как не привыкли к таким низким температурам. Но это здесь, а вот в тёплых странах война всё ещё продолжалась, хотя и не так активно. Порталы больше не создавались, но и проникнувших сюда чужаков хватало. Но помимо всего этого, если не брать истребления человека человеком, начались эпидемии, неизвестные науке, от которых не имелось вакцины. А некоторые виды растительности... А насекомые... Они исчезли полностью, вытесненные новым видом, инопланетным. Траве и мошкам не были страшны морозы. Всякий гнус обитал в подвалах, там же и травушка, что слегка светилась в темноте. Эту мошкару не истребляли местные организмы, птицы, пауки и прочие, так как ранее не встречались с таким. А вдобавок новый вид оказался токсичным.

— Следует покинуть город, — вновь поднял тему муж, после того, как вытащил трупы в подъезд, сбрасывая их вниз через разбитое окно на козырёк.

— Но куда нам податься?

Жена не обернулась, продолжая смотреть на ночной Витязь, обняв себя за плечи, вдыхая воздух.

— Везде плохо. Везде смерть.

— Следует уходить на прежнее место, в то село, к шахтам.

— Да ты с ума сошёл! Там же ничего нет. Абсолютно. Мёртвое поселение.

— Не без этого.

Павел остановился рядом с супругой, потянувшись в карман за сигаретами, но вспомнил, что они остались в другой комнате.

— А тебе разве нравится такая жизнь?

Олеся тряхнула головой.

— Нет, конечно, глупый вопрос.

— А там будет спокойно. Вряд ли кто сунется в те места.

— Ты так думаешь?

— Ты и сама это прекрасно знаешь. С каждым днём в городе становится всё труднее и труднее. За этот месяц мир окончательно изменился, и если придёт в норму, то очень и очень нескоро. А если честно, то навряд ли.

Он вновь вспомнил о некоторых на первый взгляд безобидных инопланетных организмах, что вытеснили некоторые виды земных. А эпидемии, чьи волны прокатывались по планете... Явно соприкосновение двух миров не прошло безоблачно. Мало было победить захватчиков, так ещё после пришли болезни и изменение в окружающем мире.

— Хорошо, — тихо промолвила жена.

Где-то через пару часов они покинули квартиру, не желая оставаться в городе даже лишний день. Вещей особо не имелось, так, некоторые воспоминания о прошлом, да и только. Внедорожник находился в одном глухом месте, куда пока не добрались банды. И автомобилей, признаться, вполне хватало. Как-никак, город довольно большой, с огромным количеством транспорта.

— Вот и всё, — проговорил мужчина, выруливая со двора.

— Но как мы сможем покинуть Витязь?

Павел пыхнул сигаретой, проезжая мимо разбитого поезда на магнитной подушке. Тот валялся на боку, скалясь разбитыми стёклами в вагонах. В некоторых местах виднелись бурые пятна и следы от пуль. Вакуумный тоннель, из которого выскочил состав, через разрыв, также оказался разрушен. Люди, наверное, не успели ничего понять, когда произошла разгерметизация. Их смерть оказалась мгновенная, а металл изуродован.

— Через проспект, далее по улице Лизы Чайкиной, под мостом и по кольцу. Те районы наиболее пострадали от атак с воздуха, поэтому их никто не контролирует. По крайней мере, пока. Да и аэродром совсем рядом, а вояки не станут останавливать, если не лезть на рожон.

Они покинули город на рассвете, устремляясь прочь по шоссе, уже особо не опасаясь всяких отбросов. Удалось выбраться без приключений. Лишь однажды их захватил прожектор с броневика, но тут же уполз в сторону, оставляя в покое одинокий внедорожник. На блокпосте солдаты курили, хрипела рация.

— А ты опасалась, — довольно улыбнулся муж.

— Времена нынче такие, что следует опасаться, — заметила Олеся.

Определённо мир поменялся. Это становилось видно по мере их удаления от города вглубь. Некоторые деревня вовсе пустовали, полностью покинутые, а некоторые дороги оказались перекрытыми, то ли бандами, то ли военными, кто их разберёт, who is who.

— Осталось совсем чуток, — разглядывая карту, медленно протянул Павел, щурясь от солнца, выдыхая пар изо рта.

Буквально вчера выпал снег, который начался около четырёх утра и продолжался до сих пор. Им следовало поспешить, если хотели подняться в горы, чтобы затеряться до весны от внешнего мира.

— Хотелось бы уже быстрее, — пожаловалась жена, топчась на месте, дуя на руки, пытаясь их согреть. — Ладно, поехали уже.

К вечеру автомобиль свернул с асфальтированной дороги, устремляясь прочь от цивилизации, начиная медленный подъем. И если бы не мощность внедорожника, никогда бы не проехать по этим местам, да ещё по снегу, пускай пока и не глубокому. А утром открылась спокойная картина шахтёрского посёлка. Они увидели свой оставленный Ниссан, который нынче стоял под снегом, а вот и их дом, из трубы которого шёл дым...

— Что за дерьмо! — воскликнул Павел, останавливаясь, берясь за ствол.

— Похоже, нас опередили, — судорожно вздохнула Олеся.

Возле Ниссана стоял микроавтобус, а рядом ещё один. Дверь дома со скрипом распахнулась, и Павел напрягся, вскидывая оружие, готовый начать стрелять, случись чего.

— Опусти ствол, — послышался знакомый голос.

Через порог шагнул Руслан, выходя на открытое пространство. За его спиной Павел увидел испуганное лицо женщины, что прижимала к себе маленького ребёнка.

— Ты?

— А кто ещё?

Бывший бандит осклабился.

— Но каким образом... Какого хрена ты тут делаешь?

Руслан пожал плечами.

— Да вот, ноги занесли меня с отрядом в мой родной город, где я и отыскал свою жену с детьми... Тогда я и понял, что всё нахрен. Ведь изначально думалось, что они погибли.

Мужчина на секунду обернулся, улыбаясь, давая знак, что всё в порядке.

Ну и прикинул, что в городе жить не вариант с таким раскладом. Схватил свою семью, брата и его жинку, и отправился в путь, вспомнив об этом спокойном местечке. Неделю назад прибыли сюда, и теперь живём, хлеб жуём.

Из дома вышел мужчина с пивным животом, а за ним и женщины с детьми. Они остановились, щурясь от солнца, а дети принялись играть в снежки, больше не обращая внимания на взрослых.

— Полагаю, вы пришли к той же мысли? Ведь Витязь сейчас в жопе?

— Именно так, — кивнул Павел, убирая пистолет, вдыхая свежий воздух полной грудью. – И не только Витязь, а и весь мир.

Хлопнула дверца, и возле мужа остановилась Олеся, беря того под локоть.

— Ну тогда добро пожаловать, раз так, — махнул рукой Руслан. — Лишними руки не будут, так как дел невпроворот.

Павел и Олеся зашагали к дому, оставляя на снегу следы. Здесь начиналась новая жизнь, спокойная... По крайней мере, им хотелось бы так думать...

Конец.

декабрь 2019-март 2020.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.9 / голосов: 18
Комментарии

This game horse haven online is fantastic in my opinion! I adore the islands, and I admire their ingenuity. Every Monday, I stated on the fantasy island, there will be roving stallions you could breed with, and I was quite thrilled about it, but nothing changes every Monday. I believe it would be wonderful if this game had day and night modes. It would be a fun way to add some diversity. I believe that when goals are born, they should remain in the same stall as their mother until they reach level five, as this would be more realistic.

Быстрый вход