Артур Кварри - Хищник III

Артур Кварри

ХИЩНИК III

El Diablo vino por ellos[*]

ЧАСТЬ 1

1997 год, Антарктида, в пяти милях от шельфового ледника Ларсена. Метеостанция НОРАД

Глава 1

Уэлч Хиккок отложил в сторону книгу, спустился с кровати и пошел к столу. Ему вовсе не было скучно и он, пожалуй, не отказался бы прочитать еще часок-другой, если бы не служебные обязанности. И не то чтобы Уэлч ненавидел свою работу или был к ней равнодушен, напротив, работа доставляла ему удовольствие. Он вообще любил возиться с приборами, скрупулезно записывая их показания, ибо находил все это делом важным и полезным. Но сегодня Уэлчу не хотелось выходить на улицу. Буран, бушевавший уже два дня, превращал прогулку в нечто столь же неприятное, как, скажем, мытье посуды для одинокого холостяка.

Уэлч взял со стола сифон, налил себе воды, выпил, чувствуя пощипывание пузырьков газа на языке, и поставил стакан на стол, прислушиваясь к собственным ощущениям.

В жилом помещении станции стояла жара. «Кто-то из ребят решил, видимо, устроить сауну», — подумал он, оглядываясь.

Пол Уинтер, высокий коренастый бородач, похожий на Криса Кристоферсона[**] постоянно жующий «бабл-гам» и делающий все с таким растерянным видом, словно вспоминая, не оставил ли он дома включенный утюг…

Он увлеченно обыгрывал в шахматы Бэтси Уэллери, — для друзей — Бэт, миниатюрную брюнетку с великолепной спортивной фигурой («Высший стандарт» оценил ее Пол), прекрасно разбирающуюся в радио и умеющую петь так, что Уэлч постоянно недоумевал, почему вокруг станции не стоит огромная толпа поклонников с цветами в руках.

Мэл Бейд, худощавый неразговорчивый шатен, кажущийся слишком нежным изза своего хрупкого сложения, на деле был выносливым и на удивление сильным человеком, увлекающимся йогой, кунг-фу и постоянно читающим книги по культуре Востока. Сейчас он делал какие-то записи в своем блокноте.

Бонни Фарихем и Джеймса Уанголлса видно не было.

Об этих двоих нужно сказать отдельно.

Бонни Фарихем, высокая, стройная, длинноногая блондинка («Идеальная женщина». Это изречение принадлежало все тому же Полу.), больше подошла бы на роль какой-нибудь секс-бомбы средней мощности, чем на роль техника. При ее первом появлении даже Мэл восхищенно присвистнул и развел руками. А уж от него-то услышать подобное ранее возможны не представлялось. Буря эмоций. Уэлч со страхом подумал о «мужской войне» на станции, но, как выяснилось, ошибся. Бонни не уделяла никому внимания больше, чем того требовала ситуация. Техником она, действительно, была отличным, и у Уэлча не было повода для жалоб. Однако на третьем месяце после ее появления между ней и Джеймсом Уанголлсом начался бурный роман, изредка перерастающий в подобие любовной вакханалии. Правда, это случалось только тогда, когда никого не оказывалось рядом. Но, согласитесь, трудно что-нибудь скрыть на пятачке снежной пустыни размером не более двух акров, на котором к тому же кроме четырех строений, одного вездехода, двух снегоходов да пяти людей ничего и нет.

Джеймс Уанголлс вообще являлся существом уникальным. Высокий, шесть футов три дюйма, улыбчивый блондин с гипертрофированным чувством юмора и склонностью шутить в самый неподходящий момент. Внешность у него, действительно, была отменной. Парень словно сошел с рекламной обложки новомодного журнала, улыбался широким голливудским оскалом, хохотал по любому поводу и вызывал у Уэлча чувство тревоги. С его шутками, полагал он, неудивительно, если когда-нибудь утром, открыв глаза, вся команда обнаружит себя на небесах после взрыва станции, а Джеймс будет весело хохотать, выкрикивая время от времени:

— Как я вас, ребята?! Ой, не могу… Ха! хах! Как я вас, а?

Одним словом, ничего слишком приятного от продолжения этого знакомства Уэлч не ждал.

Скорее всего, они ремонтируют вездеход, решил Уэлч и, вздохнув, закончил мысль:

— Или занимаются любовью.

Капелька пота поползла у него между лопаток к пояснице. Несмотря на то, что на нем, кроме брюк и рубашки, ничего не было, Уэлч изнемогал от жары.

— Эй, ребята, — зычно осведомился он, — кто трогал регулятор температуры, а?

Пол, не отрываясь от шахмат, пожал плечами.

— Не могу сказать определенно, но не я, это уж точно.

— И не я, — эхом отозвалась Бэт.

А молчун Мэл вообще не счел нужным оторваться от своих записок. Но тут вопросов и не возникало. Мэл слыл человеком серьезным и к розыгрышам, а уж тем более к таким дурацким, склонностей не имел.

Уэлч вздохнул. Похоже, он знал, кто мог пошутить подобным образом. Наверняка Джеймс. Конечно, кто еще, кроме Джеймса, способен на такое? Никто. Да. Иногда юмор Уанголлса обретает не вполне понятные обычному человеку формы. Уэлч не любил таких шутников и с удовольствием бы избавился от него при первом же удобном случае, но Джеймс отличный техник, и приходилось мириться как с ним, так и с его дурацкими шутками, иногда доходящими до идиотизма.

Уэлч молча натянул свитер и пошел к регулятору. Ладно, в общем-то, ничего страшного не произошло. Ну, пропотели немного, с кем не бывает. Однако надо будет сказать Джеймсу, чтобы в следующий раз не делал подобных глупостей.

Уэлч дошел до двери, потянулся к тумблеру регулятора и замер в изумлении. Указатель режима работы показывал ниже средней мощности, хотя датчики температуры уже достигли отметки 120 градусов.[***] А это попадало под разряд максимума.

— Черт возьми!

Мэл Бейд отложил блокнот и спросил:

— Что-то не так, Уэлч?

— Да, — Уэлч пощелкал переключателем, но режим работы не изменился, горячий воздух продолжал вползать в помещение, превращая станцию в своеобразную баню. — Черт возьми, похоже, что-то случилось с агрегатом. Эта чертова развалина гонит сюда горячий воздух. Если так пойдет и дальше, то через пару часов мы все сваримся. Или сдохнем от духоты.

— Надо посмотреть, что с машиной, — отреагировала Бэт. — Наверное, снова этот придурок Джеймс что-нибудь натворил.

Пол хмыкнул, делая очередной ход и предложил:

— И кто же этим займется? Уж не ты ли, крошка?

— Я думаю, Пол, тебе полезно было бы растрясти свой зад, — сообщила Бэт. — Иначе ты совсем распухнешь от долгой спячки.

— Ага, — засмеялся ее собеседник, хлопая себя ладонью по тощему животу. — Уже распух, встать не могу.

Уэлч молча натянул теплый комбинезон, куртку, сунул в карман журнал и карандаш и, обернувшись, сказал:

— Я сниму показания, на обратной дороге загляну к Джеймсу и Бонни, а затем посмотрю, что с машиной.

— И намыль, пожалуйста, этому уроду за его дурацкие шуточки задницу и от меня тоже. — Бэт коротко взглянула на него и тут же вновь вернулась к игре, оценивая позицию на шахматной доске, которая складывалась явно не в ее пользу.

— О'кей.

Уэлч распахнул дверь и в ту же секунду ощутил, как яростный напор ветра толкает его назад, в жаркие волны станции. Ему пришлось сильно наклониться вперед, чтобы преодолеть жуткую, хлещущую по щекам, острую, как бритва, снежную пыль. Он подождал секунду, пока буран чуть-чуть ослабел, и сделал шаг вперед. Дверь тут же захлопнулась с пушечным грохотом. Ледяные порывы сомкнулись вокруг него, завертелись в туманном танце, и Уэлч почувствовал, как вдруг стало холодно, словно на нем не было теплозащитного комбинезона и куртки и он стоял голым на секущем ветру. Что-то холодное коснулось вспотевшей спины, и Уэлч обернулся. Конечно, никого там не было, кроме темного строения станции, но все равно он испугался. На какую-то долю секунды ему показалось, что на самой границе его поля зрения мелькнуло нечто странное, объемное, но, поскольку движение не повторилось, а снег все летел и летел, кружась белым смерчем, Уэлч решил, что это просто воображение сыграло с ним дурную шутку. Очень дурную.

----------------------------------------------------------

* И Дьявол пришел за ними (исп.).

** Крис Кристоферсон — популярный американский киноактер. Известен советскому зрителю по фильмам «Вспышка» и «Конвой».

*** Температура дается по шкале Фаренгейта, соответствует примерно 50 °C.

----------------------------------------------------------

стр.2

Защитную маску, предохранявшую лицо от обморожения, залепило влажной массой, и Уэлчу пришлось стереть ее рукавицей.

Уэлч чертыхнулся и побрел к метеовышке, размышляя о том, до чего же странное существо человек. С самого рождения, а может, гораздо раньше, в момент зачатия, он вбирает в себя все страхи, которые когда-либо знало человечество. Не отдавая самому себе отчета в том, что они из себя представляют, homo sapiens — заметьте, РАЗУМНЫЙ! — боится так, что зубы лязгают, при этом он не понимает причины страха.

— Например, так, как сейчас он, Уэлч Хиккок. — Любой парень, у которого башка работает хотя бы немного лучше, чем у инфузории, или, скажем, амебы, начинает сходить с ума, паниковать, едва заметит НИЧЕГО. В смысле, заметитьто он ничего не заметит, но тут же нафантазирует такого, что ни в одном романе ужасов не прочтешь. Или нет? Ладно заливать-то! Наверняка, у любого из вас трясутся поджилки, как только вы входите в неосвещенный коридор, даже зная, что в нем никого нет. Что, скажете, мол, старина Уэлч — брехун? Да ладно ребята, дерьмо полоскать. Самим-то себе вы можете признаться в этом честно, если уж у вас не хватает смелости сказать о своих страхах вслух. А? Ну то-то!

Уэлч осторожно, держась одной рукой за капроновый «поводок», протянутый от станции до метеовышки, на случай такого вот бурана, двинулся вперед. Ноги его увязали в снегу, проваливаясь почти по колено. В этом, кстати, тоже была своя странность.

Уэлч за пять лет работы на станции первый раз видел влажный снег. Создавалось ощущение, что где-то рядом находится источник тепла, причем довольно мощный, который и растапливает снег, превращая его в липкую противную массу. Ладно, буран — это понятное и, надо признаться, довольно обычное явление в этих краях, но влажный снег… Нет, он, Уэлч Хиккок, не помнит подобного. Тут ведь не Монтана, ребята.

Он оступился и рухнул на четвереньки, выпустив «поводок» из пальцев. Руки по локоть ушли в ледяной сугроб, и Уэлч испугался, что, поднявшись, не сможет вновь найти трос. А потерять трос в пургу, даже на небольшом расстоянии от станции, означает почти верную гибель. В какой-то момент ему захотелось рассмеяться, но это было чисто истеричное желание, и Уэлч подавил его.

Представляешь, старина, ты сейчас возишься в этом дерьмовом сугробе, который намело этим траханным бураном, как здоровый, разбуженный среди зимы гризли? Фу ты, черт!

Пытаясь подняться, он еще раз поскользнулся и снова упал в сугроб, ткнувшись в снег лицом.

Дьявол! Комбинезон немного стеснял движения, и Уэлч, действительно, был похож на неуклюжего медведя.

Ему все-таки удалось подняться, старательно сохраняя равновесие. Руки нащупывали трос, но не находили его. Он даже вспотел под защитной маской, хотя в общем-то не было жарко. Маска не давала стопроцентной теплоизоляции, но тем не менее по лицу Уэлча пополз едкий пот, попадая в глаза и скапливаясь на губах горько-солоноватыми каплями.

Ну, ну, ну, подбодрил он себя, не впадай в панику, старина, и все будет отлично. Соберись. В этой дерьмовой снежной каше вообще сложно понять, на каком свете ты находишься, но это ведь еще не повод, чтобы садиться в первый попавшийся сугроб и орать благим матом, верно? Вот и давай оглядись по сторонам, никуда твой трос не денется. Главное — не дергайся.

Уэлч выдохнул и тут же почувствовал, как колотится сердце. Это было похоже на работающий с сумасшедшей скоростью мотор, готовый каждую секунду захлебнуться и остановиться, отключив всю машину. Человека. Его, Уэлча Хиккока.

Вытянув руку, он провел ей вверх-вниз и почти сразу нащупал «поводок». Трос висел наклонно, настолько сильными были порывы ветра. Пальцы судорожно и жадно вцепились в него, найдя спасение из, казалось бы, безвыходной ситуации.

Ну вот, старина, все и закончилось. Трос здесь, никуда он не делся, А ты стареешь, черт возьми! Да, стареешь. Наложил в штаны, а? Признайся честно! Конечно, конечно. И не надо оправдываться. Просто ты сдрейфил так, что чуть не сдох от страха, разве нет? Он вынужден был признаться, что да, чуть не сдох. Ну и что? А кто бы остался спокойным на его-то месте? Пол, Бэт, Джеймс? Нет. Они бы тоже наложили в штаны, да еще и похлеще, чем он. Потому что им известно, ЧТО такое выпустить из рук «поводок» в буран. Смерть — вот что. Такая маленькая дерьмовая штука под названием смерть. Он-то знает, сколько народу погибло из-за того, что теряли трос. Да, уж он-то знает.

Уэлч вновь медленно двинулся вперед, нащупывая путь ногой, стараясь снова не упасть и не…

БАХ! — он ткнулся носом в маску и опять рухнул в сугроб, изумленно пробормотав:

— Что это еще за дерьмо собачье?..

Сердце вновь затарахтело у самого горла. Уэлч почувствовал, как холодный пот заливает тело, а в животе образуется странная сосущая пустота.

Он сходил с ума. Ему было не просто страшно, а дико, до сумасшествия, страшно. Ибо Уэлч столкнулся с чем-то абсолютно невидимым. Причем удар оказался настолько сильным, что его губы превратились в месиво, попав между зубами и маской. Кровь медленно сочилась из них, скапливаясь во рту. Уэлч совершенно механически сглатывал ее, не обращая никакого внимания на солоноватый вкус.

И… он не мог понять причины столь безотчетного ужаса. Впереди ничего не было.

Уэлч вновь завозился в сугробе, пытаясь встать, а заодно и отвлечь себя разговором.

— Ну что ты, что ты, старина? — голос витал под маской и казался глухим и неестественным. — Надо же, что это с тобой, а? Чего ты так обосра… я-то? Ну, оступился.

— ВРЕШЬ! ВРЕШЬ И ЗНАЕШЬ ОБ ЭТОМ! ТАМ КТО-ТО ЕСТЬ! — с кем не бывает? Ты, старый нервный придурок, кончай тут валяться, иди и занимайся делом!

Звук собственного голоса немного приободрил его. Однако страх не исчез. И даже не стал меньше. В общем, Уэлча пугал не факт столкновения с невидимым НИЧЕМ, а то, что он все-таки ощущал это. Оно находилось немного впереди, но пока не было заметно.

Теперь ему не нужен был «поводок». Стоило пойти вперед, на зов этого странного чувства и… что будет тогда? И… ЧТО? Выйдет к метеовышке? Умрет? Провалится в преисподнюю?

Нога вновь увязла в сугробе. Уэлч теперь даже не пытался отыскать трос. Вытянув руку перед собой, он сделал еще шаг и наткнулся на…

Что это было? Под пальцами оказалось что-то твердое и шершавое, отдаленно похожее на грудь человека, но располагающееся на уровне головы Уэлча. А подняв руку еще выше, он ощутил гладкую сферу.

Маска. У этого… невидимки на роже маска. Господи, что же это за тов…к, и какого черта ему нужно здесь, а? Нет, ты, наверное, сходишь с ума, Уэлч. Точно. Спятил. Полный псих, мать твою! Пересидел в этом снежном дерьме, и теперь тебе мерещится разная… О, Боже! Но я же чувствую его!!! Чувствую его!!!

Уэлч испуганно отдернул руку, попятился и в четвертый раз оказался в сугробе, лежащим на спине. От страха рот наполнился едкой горькой слюной, и он испугался, что сблюет прямо в маску и захлебнется… и сдохнет. Господи, захлебнется собственной… О, нет!

Сорвав с лица защитную маску, чувствуя, как ледяная колючая лапа обжигает кожу, Уэлч приподнялся на локте и заорал что было сил:

— Кто ты, мать твою?! Кто ты такой, ублюдок?.. Его крик завяз в ватной пелене бурана. Несколько секунд было тихо, лишь звериное завывание ветра нарушало тишину. Но даже в этом вое ощущалось присутствие чего-то огромного и сильного. Настолько сильного, что, по сравнению с ним, Уэлч вдруг почувствовал себя маленьким и абсолютно беззащитным. Его расширившиеся от страха глаза пытались отыскать хоть что-нибудь в белой завесе снега, какойто ориентир, который помог бы разуму обрести контроль над телом, способность нормально мыслить, реально воспринимать опасность. Идентифицировать ее с чемнибудь знакомым, имеющим привычные очертания. Несколько секунд он не видел ничего. Мозг, терзаемый ужасом противоречия, зациклился, на двух мыслях: «Этого не может быть!» и «Беги! Спасайся! Оно здесь!!!»

И вдруг Уэлч заметил… Он даже не смог бы сказать, что это такое. Неясное движение воздуха, возникшее из ничего завихрение снежного потока, размытая фигура, не имеющая твердых, материальных очертаний?.. Что-то жуткое, бесформенное, ужасное…

------------------------------------------------------

стр.3

А затем раздался голос. Голос Уэлча Хиккока, который, словно издеваясь над ним, вопрошал:

— Кто ты, мать твою?

Уэлч задохнулся от накрывшей его волны сумасшедших догадок и мыслей. Отталкиваясь ногами, то и дело увязая в сугробах, он пополз назад, к станции. Ему показалось, что, если выбраться отсюда, попасть в тепло, к товарищам, все закончится, невидимое страшилище уберется, и вновь мир вернется в нормальное состояние. Его разум вернется.

Скрюченные пальцы подминали сочащуюся влагой снежную массу под тело, которое вдруг стало страшно неуклюжим, невероятно тяжелым и непослушным.

— Кто ты такой, ублюдок? — вновь затянул его голос. По телу невидимки пробежали голубоватые искры, и Уэлч смог реально оценить его размеры. Рост примерно семь футов, а может быть, даже и больше, и фантастическое сложение. Гигантская фигура стояла неподвижно, наблюдая за человеком.

Уэлч не мог видеть, как на его груди возникли три рубиновые точки. Они переместились чуть влево и остановились в области сердца.

— Кто ты, мать твою?! — голос сводил с ума. Наверное, человек переступил границу безумия немного раньше, в тот момент, когда почувствовал руками плоть существа, но сейчас Уэлч сделал последний шаг, из-за которого не бывает возврата.

Запрокинув голову к бело-грязному небу, он захохотал. Дико и страшно. Его разум не выдержал давления не правдоподобной информации. Сработал защитный рефлекс, и человек перестал бояться.

Очертания существа приобрели формы. Они не соответствовали реальности, но зато являли собой именно то, что хотел видеть Уэлч. Это была девушка. Прекрасная, воздушная девушка. Такая, какой он запомнил ее в глубоком детстве, увидев на дешевой открытке в витрине какого-то киоска. Господи, все так просто!!! И чего он испугался? Она не причинит ему зла! Конечно, нет!

Существо сделало шаг вперед. Снег просел под невероятным весом, выпустив из себя влагу. И еще сноп искр пробежал по могучему телу.

«Да, да. Иди ко мне. Я ведь жду тебя! — думал Уэлч. — Теперь совсем старый, но все равно жду! Мне тяжело, я испугался, успокой меня».

Сгусток энергии выплеснулся из ствола импульсной пушки, рассек воздух и пробил грудь Уэлча, разорвав сердце и весь левый бок. Рука, оторванная от тела, упала в стороне, отброшенная выстрелом. Из обрывков вен еще текла кровь, оставляя на снегу глубокие алые ямки.

Уэлч повалился на спину и затих. Он не успел ничего почувствовать. Не успел даже сообразить, что умирает. Все произошло слишком быстро.

Существо, довольное, двинулось к своей жертве, прессуя ногами снег и утробно подвывая, предвкушая радость получения первого трофея…

* * *

…Пол наконец передвинул ферзя и, мило улыбнувшись, сообщил Бэт:

— Ну что, крошка? С тебя пять долларов. Та несколько секунд сосредоточенно изучала позицию на доске, словно не желая верить в непоправимое, а затем обреченно вздохнула:

— Вы кредитными карточками принимаете?

— К сожалению, нет, мисс, — еще шире улыбнулся Пол. — Только наличными.

— Грабитель, — Бэт состроила гримаску. — Запиши на мой счет.

— Хорошо. — Он хлопнул в ладоши и сказал:

— Но, черт побери, и в самом деле жарковато.

Мэл подошел к регулятору и посмотрел на индикатор.

— Сто тридцать семь градусов. Похоже, у Джеймса, действительно, не все в порядке с головой. Только полный идиот мог придумать подобную шутку. Если полетит агрегат, я заставлю Джеймса ремонтировать его всю ночь, причем в одиночку.

— Ничего, — отозвалась Бэт. — Сейчас Уэлч вставит ему как следует.

В этот момент снаружи послышался крик. Он был настолько силен, что легко перекрыл завывание ветра. Люди на станции замерли. Каждый из них вдруг испытал какое-то ощущение, очень напоминающее тревогу, смешанную со страхом.

Этот крик не принадлежал человеку. Он вообще не мог быть криком ни одного из живых существ, о которых знали люди. В нем звучало жуткое, нечеловеческое торжество. Очень похожее на рев льва, раздирающего на части только что пойманную добычу, но гораздо сильнее. Нечто странное, напоминающее одновременно скрип, издаваемый огромным механизмом, и плач какой-то диковинной птицы.

Бэт побледнела.

— Что это? — в ее голосе слышался испуг.

— Черт, даже представить себе не могу, что это может быть, — прошептал Пол.

Они говорили шепотом инстинктивно, не отдавая себе отчета в грозящей им опасности, но подсознательно чувствуя ее.

— Может быть, какой-нибудь зверь? — предположила Бэт.

— Дерьмо собачье, — возразил Мэл. — Звери так не кричат. По крайней мере, ни один из тех, которых я знаю.

— А что же тогда?

Крик повторился. Только теперь он звучал глуше и дальше, словно существо, которое его издавало, удалялось фантастически быстро.

— Я не знаю, — ответил Пол и тут же добавил:

— Но я думаю, мы должны пойти посмотреть. Возможно, что-нибудь случилось с Уэлчем или Джеймсом.

— Да, ты прав, — Бэт кивнула.

— Нет. Ты останешься здесь, — быстро сказал Мэл. — Мы сходим вдвоем. Если эта зверюга не убралась, то нам совершенно ни к чему знать, что тебе угрожает опасность. Мы справимся сами.

— О'кей. Я думаю, что он прав, — Пол уже начал натягивать свитер. — Мы сходим вдвоем. Если ты услышишь шум, тогда сразу вызывай помощь.

— Хорошо. — Бэт сосредоточенно о чем-то думала. — Здесь рядом две станции — Браун и Фарадей. Но я боюсь, что из-за бурана им не добраться быстро.

— Свяжись с ними и спроси, не слышал ли кто-нибудь из них что-нибудь подобное. — Мэл уже оделся и теперь торопливо проверял ружье. — Возможно, эта тварь уже заходила к кому-нибудь из них.

— Интересно, слышали ли Джеймс и Бонни? — спросил Пол, осматривая свою винтовку.

— Должны были. — Мэл натянул маску и, перехватив поудобнее ружье, кивнул на дверь. — Ты готов?

— Да, пошли, — согласился второй полярник. — Смотри в оба, Бэтти. Если мы не вернемся через двадцать минут, запрись получше и срочно вызывай помощь, поняла?

— Конечно.

Девушка смотрела, как они, не без труда преодолев напор ветра, вышли из станции в ледяную карусель.

* * *

Они вернулись раньше, чем говорили. И принесли на руках нечто настолько ужасное, что Бэт испуганно выдохнула:

— О, Боже…

Тело Уэлча Хиккока. Самым страшным в нем было то, что ни черепа, ни позвоночника у него не осталось. Кто-то вырвал их, располосовав трупу спину.

* * *

Вторую странную новость они узнали через десять минут. Ни аргентинская научная станция Браун, ни британская Фарадей не отвечали… Словно на них не было никого живого.

ЧАСТЬ 2

Оклахома, в 12 милях к югу от Фредерика

Глава 1

Он все еще был в прекрасной форме. Вряд ли кто-нибудь дал бы ему больше сорока трех, хотя на деле Датч[4] пересек эту отметку уже десять лет назад. Но его тело все еще оставалось прекрасным телом довольно молодого, пышущего здоровьем человека. Только морщины на лице проявились чуть четче, чем хотелось бы, и немного контрастировали с великолепной мускулистой фигурой. Пожалуй, пока никто, кроме него самого, не мог понять, насколько близко подобралась к нему смерть. Но уж он-то чувствовал это так, как ни чувствовал никто другой, и знал, в чем причина столь странных ощущений.

Двенадцать лет назад ему довелось пережить кошмарное… каким словом можно это назвать? Приключение? Наверное, кому-нибудь происшедшее с ним, действительно, показалось бы отличным приключением. Но не ему. Для него это была борьба за жизнь. Отчаянная, жесткая. Его противник оказался классом выше. Возможно, первый раз в жизни Алана Шефера — Датча, майора спецотряда «коммандос». Тогда-то он и получил мощнейшую дозу облучения. И тем не менее выжил. Его врач воспринимал это, как феномен. А сам Алан, как подарок своего умелого, натренированного, здорового тела. Три месяца он валялся в госпитале ФБР. Три долгих месяца, изо дня в день уставясь в потолок, переваривал случившееся. А затем делал это еще раз, но уже ночью, в своих снах.

-----------------------------------------------------

**** Датч (англ.) — Голландец.

-----------------------------------------------------

стр.4

Ночь не приносила ему облегчения, дарованного забвением. Наоборот. В кошмарах к нему вновь возвращалось это существо. Жуткий инопланетный монстр, охотник за человеческими черепами. Хищник.

Датч, сидя в удобном кресле на веранде собственного дома, потягивая пиво, размышлял.

Стояло довольно жаркое засушливое лето. Бело-голубое стеклянное небо, разукрашенное курчавыми мазками неподвижных облаков, застыло над черепичной крышей его маленького домика. Ни малейшего ветерка, только утомительно жаркое солнце, похожее на раскаленный добела серебряный доллар, зависло на скользком небосклоне совершенно непонятным Датчу образом. Полная неподвижность пейзажа и раскаленное марево, поднимающееся от земли, делали мир нереальным, иллюзорным.

На мгновение Шеферу показалось, что если он сейчас дунет, то все это видение растает и тут же появится совершенно другое место. Возможно, это будет тенистый лес с прохладным ручьем и сверкающими бриллиантами росы на траве, а может быть, наоборот. Скажем, джунгли. Жарко-влажные, зеленые, кишащие ядовитой живностью. Опасные. Таящие в себе зло.

Датч сделал глоток, допил банку и, поставив ее рядом с креслом, открыл новую. Ему нравилось сидеть вот так и пить пиво. Просто сидеть и просто пить. Не вспоминая о прошлом и не думая о будущем, близком и неминуемом.

Но сегодня ему почему-то очень отчетливо вспомнилось все произошедшее двенадцать лет назад. Возможно, виной тому был жаркий день, а может батарея пустых пивных банок, выстроившаяся слева от кресла. Трудно сказать. Воспоминания были мучительными и не приносили ничего, кроме чувства тревоги.

«А если бы еще раз? — вдруг подумал он. — Тот же день и то же место. Ты согласился бы?»

В сердце вонзилась тупая длинная игла, причинив невыносимую боль. Датч помассировал грудь ладонью, сделал глоток и хмыкнул.

Ну так как, парень? Что скажешь? Вернулся бы ты туда? О'кей. Он вдруг почувствовал прилив злости. Это был первый признак того, что выпито уже достаточно и больше, пожалуй, не стоит.

К черту! Датч допил пиво двумя огромными глотками, пристроил банку к длинной шеренге таких же пестрых жестянок и с мрачной решимостью открыл новую. О'кей. Ты хочешь знать, вернулся бы я или нет?

— Ты пьян, приятель, и самое лучшее, что можно сделать, это отправиться спать.

Я не знаю! Не знаю. Ага, значит, ты боишься? Дерьмо собачье! Датч не боится никого, мать их! Никого. Кроме самого себя, да еще того парня, что сидит на небесах и смотрит сверху вниз и говорит: «Эй! Датч, дружок, ты перебрал, похоже. Что, ты думаешь защитить этим пивом свою несчастную задницу? Или мозги?»

И Хищника ты тоже не боишься? Нет. Тут не бравада. Он действительно не боится этого ублюдка. Просто знает, что Хищник сильнее его. Встретиться с ним еще раз? Нет, этого Датч не хочет, но и бояться не боится. Ты понял меня, гов…к? Я не боюсь!

В какой-то момент в голове Алана наступило прояснение, и он засмеялся.

Ну надо же! С кем ты споришь? С самим собой? Да, согласился Датч. С самим собой.

И засмеялся еще громче.

Черт побери, ты так завелся, что самому стало страшно!

Он вытер рукой глаза, поставил недопитую банку у ножки кресла и встал. Да, ему было отчего смеяться. Кому бы не стало смешно, когда он, человек, гордившийся своей отменной выдержкой, ни с того, ни с сего разорался на самого себя как десятилетний колледж-бой, у которого уличные подростки отобрали последние десять баков. Тут-то Датч и увидел их. Точнее, сначала он не понял, что это они, просто обратил внимание на висящее вдали на дороге пылевое облако.

Его дом стоял на отшибе, и самый ближайший сосед — Уилл Уэстлейк, седой, толстый, как слон, но всегда опрятный и вежливый старик — жил в двух милях дальше по дороге. Он и Датч иногда проводили вместе вечера, но обычно Шефер приезжал к Уэстлейку, и лишь один раз было наоборот, да и то по чистой случайности.

Именно поэтому Алан подумал, что приближающаяся машина направляется к Уиллу. Старик слыл знатоком и ценителем разных редкостей. И не сложно было догадаться, что Уэстлейка посещало довольно много народа, причем, самого разномастного и зачастую довольно неприятного.

Но, как говорится — бизнес есть бизнес.

Датч спокойно наблюдал за разрастающимся желто-бурым облаком, отслеживая машину и пытаясь определить ее марку. Из-за отсутствия ветра пыль, поднятая колесами автомобиля, оседала не сразу. Некоторое время она висела позади, чуть покачиваясь в жарком воздухе, а затем медленно, словно нехотя, опускалась на свое прежнее место. По мере приближения к дому Шефера автомобиль снижал скорость. Теперь Датч мог разглядеть его получше. Темносиний с серебристым отливом «форд-кобра», низкий, устойчивый, с хорошим ходом и отличным мощным двигателем, позволяющим развивать на шоссе скорость до 200 миль. Оборудован новейшими электронными системами. Дорогая и очень престижная модель. Но не для среднего класса. Точнее, для очень небольшой его части. «Форд» снизил скорость до десяти миль, свернул с дороги и медленно покатил к его дому.

Шефер мог бы поклясться, что никогда не видел этой машины. Собственно говоря, в последние пять лет он даже не общался с людьми, которые могли бы позволить себе иметь такую машину.

Заслонившись рукой от палящего солнца, Датч попытался рассмотреть сидящих в салоне людей. Тонированные стекла лишили его этой возможности, и он озадаченно хмыкнул.

Похоже, они вовсе не стремятся афишировать свое появление. И уж, наверное, не спрашивали дорогу у каждого встречного. А это значит, что парни едут сюда с определенной целью. Ну ладно, посмотрим.

Датч вновь устроился в кресле, положив ноги на высокие перила и сдвинув бейсбольную кепку на глаза. Ведь не обязательно дожидаться приезда незваных гостей стоя, а? Вот и он думал так же.

Да и вообще нельзя сказать, чтобы Алан Шефер питал горячую симпатию к таким вот гостям. По собственному опыту он знал — ничего хорошего от подобных визитов лучше не ждать. Когда кто-то является без звонка, да еще на такой тачке — это значит, вас ждут большие неприятности.

Что касается Алана, он не относился к типу людей, которые визжат от восторга, едва только запахнет жареным. А уж последние двенадцать лет Датч вообще терпеть не мог всего, что выходило за пределы его собственного маленького мирка. «Форд-кобра» явно выпадал из него, не вписываясь в это спокойное жаркое утро.

«Эта колымага для серьезных дорог и большого города, — подумал Датч. Нью-Йорк или Вашингтон?»

«Форд» остановился у самого крыльца. Несколько секунд был слышен мягкий сильный шепот мотора, а затем наступила тишина. Хлопнули дверцы.

Их двое, решил Шефер. Или трое, но один остался за рулем.

Два человека поднялись на крыльцо и остановились, глядя на развалившегося в кресле Датча, а заодно и на ряд пустых жестянок. Оба гостя были одеты в серые строгие костюмы, черные кожаные туфли. Рубашка у одного оказалась голубой, у другого — белой в тонкую бордовую полоску. Завершали картину модные галстуки и зеркальные очки.

Ну надо же. Датч, в свою очередь, осмотрел приезжих. Наверняка ФБР. Сколько себя помню, они все время выглядят одинаково. Что это? Консерватизм или глупость? Даже самый маленький парнишка в самом задрипанном городишке знает: парень, одетый так, как эти двое, — из ФБР. А уж о бандитах и говорить нечего. Завидев костюм и очки, они сразу берут ноги в руки.

— Добрый день, — поздоровался один из гостей. Тот, на котором была голубая рубашка. — Мы из ФБР. Алан кивнул.

— Как нам увидеть мистера Шефера? — осведомился «полосатый».

— Бросьте, парни, — Датч улыбнулся. — Если вы не поленились притащиться сюда из Вашингтона, то уж, наверное, точно выяснили, как я выгляжу.

— Конечно, — «голубой» тоже засмеялся. — Я — специальный агент Гарбер, он — последовал кивок в сторону «полосатого» — специальный агент Хантер.

Хантер кивнул.

— Отлично, — Датч сдвинул бейсболку на затылок. — Я — Алан Шефер, в прошлом майор «коммандос».

— Мы знаем, — коротко сообщил Хантер.

— Смотрите-ка, — Шефер повернулся к Гарберу. — Наверное, этот парень вообще знает очень много. Странно, что он до сих пор ходит в агентах.

Лицо Хантера пошло красными пятнами. Он совсем уже было собрался сказать что-то в ответ, но Гарбер опередил его:

— Не обижайтесь, мистер Шефер.

— А я и не обиделся, — Датч пожал плечами. Он и правда не обиделся. Просто Хантер ему не понравился. То ли из-за своей молодости, то ли из-за присущего слишком уверенным в себе людям гонора. Алан сейчас не смог определить этого.

— У нас к вам дело, мистер Шефер. — Гарбер огляделся, видимо, подыскивая стул, но его не оказалось, и фэбээровец, вздохнув, остался стоять.

Датч мог бы предложить агенту кресло, оно стояло за стеклянной дверью террасы, но не стал этого делать. Ему вдруг захотелось, чтобы эти люди поскорее уехали. ФБР и ЦРУ являлись теми организациями, о которых Датч был не самого высокого мнения. И не потому, что считал их непрофессионалами, а просто потому, что все задания, которые ему доводилось выполнять, так или иначе уходили корнями, если не в одну, так в другую из них. В том числе и случай с Хищником. При этом воспоминании Датч помрачнел. Настроение, которое только-только стало подниматься, испортилось вновь, а где-то под сердцем вдруг снова проклюнулась тревога. Она напоминала вылупляющегося из яйца птенца. Только скорлупой были его воспоминания, а птенцом… эта странная беспочвенная тревога. КРАК-КРАК! — и дыра в скорлупе стала чуть больше. Темное чувство уже высовывало из нее свой клюв, готовясь продырявить им человеческое сердце.

КРАК-КРАК! — еще чуть больше…

— Надеюсь, оно не имеет ничего общего с тем, чем мне приходилось заниматься раньше. Потому что если это так, то, боюсь, я уже ничем не смогу быть вам полезен. Я на пенсий и больше не работаю.

Он услышал свой голос, идущий откуда-то издалека, словно со стороны, и обрадовался тому, как спокойно прозвучала фраза. Хантер и Гарбер переглянулись.

— Боюсь, что это все-таки так, — Гарбер в упор смотрел на Датча. От него не укрылось то, что бывший «коммандос» слишком напряжен.

«А ведь он боится, — не без удивления подумал фэбээровец. — Очень боится».

— Тем не менее, я просил бы выслушать нас, и если вам не захочется помочь нам, то мы ни в коем случае не станем вас обвинять. Ax ты, сволочь, мать твою! Датчу захотелось встать и скинуть этих ребят с крыльца. Он мне будет намекать на трусость, скотина.

— Я думаю, что ничего не получится, — спокойно, настолько, насколько это вообще было возможно, сказал Шефер. — Меня не волнуют ваши проблемы.

— Да, конечно, — Гарбер кивнул, словно говоря: «Что же поделать».

— В таком случае, разговор окончен. Датч встал.

— Разумеется. Только мне хотелось бы вам сказать одну вещь, Датч. ОН вернулся. Первый раз — два года назад. Тогда погиб Питер Киз и несколько ребят из лос-анжелесской полиции. Молодых ребят. Теперь Хищник снова здесь. Наверное, опять погибнут люди, но… Вы ведь не работаете уже, верно? Гарбер пошел к машине. У самого «форда» он обернулся и добавил:

— Счастливо отдохнуть, Датч.

Алан Шефер замер. Сейчас он ненавидел этого человека, готов был растерзать его голыми руками… Затем до него начал доходить смысл сказанного…

Киз? Кто такой Киз? Питер Киз… Память сама подсунула Датчу нужный образ. Молодой светловолосый парень, улыбчивый и симпатичный. Точно, так его и звали.

«— Зовите меня просто Пит, мистер Шефер.

— Ну, в таком случае, вы можете звать меня Датч.

— О'кей, Датч…»

Пит долго расспрашивал Датча о Хищнике. Долго. Несколько недель. Это было единственное время, когда он, Алан Шефер, спал спокойно. Его не донимали кошмары и…

Да. Помнится, тогда он подумал, что этот парень выстоит. Ему не приходилось сомневаться в том, что Хищник вернется. Не сам, нет. Тот умер, погиб. Но новый, возможно, еще более опасный, чем первый… Датч решил, что Киз готов к этой встрече. И если чудовище вернется, он сможет одержать верх в новой битве…

«…Два года назад погиб Питер Киз…» Дьявол! Этот парень был моложе его. Да и вообще моложе любого из ребят группы Шефера. Все они погибли… И Киз. И погибнут новые люди, даже не знающие, с чем им придется сражаться. А он, умею… нет, знающий хотя бы немного об этом монстре, чудовище, твари, будет сидеть здесь.

Черт, мать твою!!! Гарбер, ты — ублюдок!!!

Да, этот засранец зажал его в угол так же просто, как пятилетнего ребенка. И наверняка, изучив досье Алана Джей Шефера, знал, как тот поведет себя в подобной ситуации.

Ублюдок, мать твою!!!

Датч чуть ли не с ненавистью сплюнул в пыль и пробормотал себе под нос:

— Сукин ты сын, Гарбер. Сукин ты сын, — а затем крикнул:

— Эй, стойте!

Фэбээровцы вышли из машины и застыли, выжидающе глядя на него.

Шефер вздохнул и, взяв себя в руки, спросил:

— И что же я должен делать?

ЧАСТЬ 3

Лос-Анджелес, Калифорния. Полицейский участок Метро Дивижн

Глава 1

Все. Сегодня он точно решил, что подает в отставку, к такой-то матери. Пусть этот толстозадый урод Хайнеман катится ко всем чертям, перецелует в задницу всех наркоманов Лос-Анджелеса, отобедает со всеми мафиози города и перетрахает всех шлюх, тогда то он, наверное, скопытится и перестанет мешать полицейским делать свою работу.

Ублюдок! Выходя из кабинета начальника управления полиции, Майк Харриган так хлопнул дверью, что сам испугался, как бы все здание не развалилось по кирпичику. Стекла испуганно звякнули, словно предчувствуя свою гибель.

Продолжая кипеть от возмущения, Майк выскочил в коридор и направился к своему кабинету.

Дон Томпсон возник у него на дороге, как всегда небрежно одетый, с сигаретой в руке. Из-за этой сигареты брюки Дона всегда были засыпаны пеплом, и если раньше Майка это не трогало, то сейчас он испытал что-то похожее на раздражение, только более сильное.

— Слушай, Майк, — Дон пристроился рядом и, торопливо перебирая короткими ногами, помчался следом, — мне сейчас звонил Тони Рид. Он сказал, что знает, где находится новый оружейный склад «Черных барсов». У него свой парень в…

Дон не успел договорить. Харриган остановился, развернулся на каблуках и вцепился ему в галстук.

— Слушай, Дон, какого хрена тебе от меня надо? Этот говнюк Тони в прошлом месяце чуть не подставил тебя под пулю, а ты теперь вместо того, чтобы открутить этому сукиному сыну башку, приходишь ко мне и начинаешь нести какое-то дерьмо насчет склада «Черных барсов». Если бы «Барсы» подпускали к своему оружию педиков, вроде твоего Тони, то их бы давно не существовало. Мы бы их накрыли, как только они появились. Понял? И можешь передать этому засранцу Риду, что если он еще раз объявится в участке, я первый отстрелю ему яйца.

Дон, не ожидавший встретить такого взрыва, пожал плечами и, словно оправдываясь, сказал:

— Да нет, Майк, я только хотел помочь. Думал, может быть, тебя это заинтересует.

— Дон, — Харриган притянул его к себе и зловеще произнес:

— Ты — детектив, Дон. А детектив должен думать башкой, если не хочет остаться без задницы, понял? Все.

Майк отпустил галстук коллеги и вновь зашагал по коридору. Больше всего ему хотелось сейчас послать все к такой-то матери, отправиться в бар и выпить пару двойных виски. После того как почти вся его группа погибла два года назад, Майк вдруг переменился. Он уже не хотел приходить в участок. Совсем. Это место будило в нем страшные и тоскливые воспоминания. Рана еще не успела затянуться и иногда кровоточила. Все здесь напоминало о людях, которых он знал и любил. Дэнни Аргулета, Джерри Ламберт.

Странно, в который раз вяло удивился Майк, а ведь я почти не знал этого парня. Почти не знал. И тем не менее он дорог мне не меньше, чем Дэнни…

Леона Кентрелл. Она осталась жива. Верно. Но в каком состоянии? Боящаяся любой тени девочка, с вечно испуганными глазами и дрожащим ртом. Он убил ее, этот ублюдок. Да. Убил тогда, в метро. Не физически, но гораздо более, чем физически. И ребенок, мальчик, родился мертвым. А значит, и его тоже убил монстр. Как называл его Киз? Хищник! Да, Хищник.От этих мыслей Майку стало совсем дерьмово. Он вновь почувствовал себя одиноким. Маленькой жалкой фигуркой в толпе подобных себе. Господи, как в пустыне.

Майк огляделся на ходу. Можно ли объяснить кому-нибудь то странное опустошение, которое он ощущал уже два года. Нет. Это можно только пережить. Дэнни, Джерри и Леона были для него не просто друзьями, коллегами по работе. Они были его жизнью. И лишившись их, Майк потерял интерес ко всему. Лишь изредка, выпивая бокал-другой, он получал возможность общаться. В такие моменты Харриган пытался объяснить то, что накопилось у него в душе. Будучи от природы человеком сильным, он не позволял себе прибегать к этому средству слишком часто. И даже выпив, старался удержать себя под контролем. Только Пилгриму Майк говорил все. И капитан понимал его. Да нет, Харриган вовсе не искал жилетку, но с каким-то упорством пытался объяснить себе, почему в мире происходит подобная несправедливость. Молодые парни умирают только потому, что какой-то ублюдочной гадине захотелось поохотиться. Если Майк и верил в Бога раньше, то два года назад разочаровался в этом занятии, решив, что раз Бог допускает подобные вещи, то и нечего на него молиться.

Сегодня же Майк Харриган вообще был не в настроении. То есть, он и прежде не слыл большим весельчаком, но уж сегодня шкала, отмечающая его агрессивность подпрыгнула до максимальной отметки. И дело тут не только в том, что жирный ублюдок Хайнеман устроил ему разнос за то, что Майк, не поставив в известность начальство…

— Смотрите, какой босс. Можно подумать, если бы я ему сообщил, то этот индюк тут же примчался бы ко мне на помощь.

…полез в только что обнаруженный наркопритон, хотя и это тоже играло свою роль. Но сегодня исполнилось ровно два года с того дня, как… он победил, а Питер Киз погиб.

Впрочем, и ему суждено было умереть. Кто, как не он, может знать об этом? Нужно смотреть правде в глаза: если бы не Киз и не оружие Хищника, то его, Майка Харригана, череп сейчас украшал бы кое-чью коллекцию. Но Майк жив, а Киз — мертв.

Лейтенант прошел через дежурную часть, комнату детективов, мимо камер, где сидели два десятка шлюх да пара мелких пушеров — ничего особенного, так, обычная шушера, — и вошел в следственный отдел.

Сержант Черил Грин улыбнулась ему и поманила к себе. Майк изменил маршрут, подошел к столу секретарши и, присев на краешек, вздохнул.

— Привет, Черил.

— Привет, Майк. Что, тяжелый день? — она участливо посмотрела на него.

— Да, день дерьмовый, — согласился он обреченно.

— У тебя неприятности? — Черил бросила быстрый взгляд в сторону его кабинета.

— Возможно, хотя точно не знаю. А что?

— Там какие-то парни у тебя в кабинете, — сержант метнула в сторону двери еще один быстрый взгляд. — По виду, типичные фэбээровцы.

— Вот как? — Майк сполз со стола. — И что им там понадобилось, они не сказали?

— Нет, — она покачала головой. — По крайней мере, не мне.

— Ну ладно, о'кей. — По его тону вполне можно было заметить, насколько он взвинчен. Сейчас он больше напоминал раздувшийся от пара котел, грозящий в любую секунду взорваться, разнося в клочья все, что окажется рядом. Спасибо, что предупредила.

— В любое время, — отозвалась Черил.

Майк пошел к своему кабинету, немного даже радуясь, что выпал подходящий случай выпустить скопившееся внутри раздражение. Нет, он вовсе не был любителем раздавать оплеухи направо и налево под горячую руку, но здесь другая ситуация. Во-первых, ни для кого не секрет, что полиция питает к ФБР почти «братскую любовь», да и «федералы», в общем-то, от них не отстают, а во-вторых…

Во-вторых, какого черта они делают в моем кабинете? — злобно подумал Майк, распахивая дверь, на котором темнела надпись: «Лейтенант Майк Харриган».

Двое мужчин в строгих костюмах, ослепительно-белых рубашках, молча повернулись, удивленно глядя на разъяренного полицейского, стоящего в дверном проеме.

— Добрый день, мист… — начал было один из них, но Майк быстро перебил его.

— Какого черта вы делаете в моем кабинете? Голос звенел от ярости, и фэбээровцы недоуменно переглянулись, не понимая причины столь резкой неприязни.

— Прошу прощения, лейтенант, — примирительно произнес один из них, высокий скуластый негр с непомерно широкой грудью и бычьей шеей. — Мы вовсе не хотели задеть вас, но…

— Я не спрашиваю, хотели вы задеть меня или нет. Я спросил: какого дьявола вам понадобилось в моем кабинете?

Второй, худощавый стройный брюнет с тонким умным лицом, не понижая голоса, сказал партнеру:

— Может быть, нам подождать за дверью, пока он немного успокоится? Ты же видишь, ему нужно выпустить пар. Пилгрим предупреждал нас, что у этого парня тяжелый характер.

Майк перевел взгляд с одного на другого, резко выдохнул и потер лоб.

— О'кей, ребята. Возможно, вы правы, мне нужно выпустить пар. О'кей. Просто я не люблю, когда кто-то сидит в моем кабинете, если меня нет.

Негр улыбнулся.

— Да ладно, лейтенант. Честно говоря, я и сам этого не люблю, — он достал свое удостоверение. — Я — специальный агент Бредли. Моего напарника зовут Вулф. Керк Вулф. Он работает в том же ведомстве, что и я.

Майк кивнул, обошел стол и опустился в свое кресло. Ему очень захотелось включить вентилятор на полную мощность, но тот, как всегда, не работал. Кондиционер отдал концы больше года тому назад, а в комнате стояла такая духота, что казалось, подошвы туфель прилипнут к линолеуму, который потечет, как гудрон.

— Лейтенант, — Бредли опустился в кресло для посетителей, а Вулф так и остался стоять у двери. — Мы хотели бы попросить у вас помощи.

— Ив чем же она заключается?

— Скажем так: в маленькой консультации. — Бредли и Вулф вновь переглянулись. — А если у вас возникнет желание, то вы можете оказать более существенную помощь. На чисто добровольных началах, разумеется. В любом случае, что бы вы не решили, это не повлечет за собой никаких последствий. Для вас.

Майк сморщился. Ему почему-то снова вспомнился Питер Киз. По сравнению с этими ребятами, он был совсем другим парнем. Напористым и жестким. А еще Киз спас ему жизнь. На бойне, два года назад, день в день.

— Ладно, — Харриган вздохнул. — Кончайте мне мозги полоскать, ходить вокруг да около. Что вам нужно? Бредли наклонился к нему. Лицо негра стало абсолютно серьезным, жестким. Почти таким же, как лицо Киза за секунду до гибели.

— Хорошо. Я постараюсь рассказать все покороче. В общих чертах, дело обстоит так: несколько часов назад мы получили сигнал бедствия с одной из метеорологических станций…

Глава 2

Если заинтересовало, предлагаю продолжить чтение например тут

Ну или послушать аудиокнигу >>>

Ваша оценка: None Средний балл: 8 / голосов: 11
Комментарии

Что-то вспомнилось, прочитал после просмотра Хищника 2 с Гловером. Тогда очень понравилось...

Неплохой фанфик с героями первых двух фильмов.

Читал? Эта книга гораздо лучше, чем-то говно чем в итоге получилась 3 часть в кино.

Читал на компе, хотя и давно. Книга конечно не без тех. ляпов (самый главный из которых - Яуджи\Хищники по природе своей очень не любят холод, а тут действие происходит на самом холодном континенте), но как уже было сказано - фанф вышел нормальный. Не хуже той же дилогии "Бетонные джунгли"\"Холодная война".

"..книга гораздо лучше, чем-то говно чем в итоге получилась 3 часть в кино.."

Имеешь в виду фильм "Чужой против хищника"? Мне он тоже не особо зашёл, но свои изюминки в нём были. Например пирамиды под ледниками + про теорию палеоконтакта Авторы фильма вспомнили. Но всё же вторая часть - "Реквием" - мне зашла больше (смотрел в версии с не совсем цензурным переводом, что было очень к месту), пусть там декорации были по слабее, но большее количество мяса и кровищи вернуло старую-недобрую атмосферу первых фильмов серии.

Неплохая книжка. Правда, читал очень давно. Автор, Иван Сербин, под псевдонимом Артур Квари.

Быстрый вход