"2023-2036 Пережить Великое Обнуление" Глава 1. Песочница Часть. 1 Бунтарь

Глубоко затянувшись, Иван бросил окурок в лужу, и натянул противогаз с панорамным тонированным стеклом. Одёрнув капюшон, он ещё раз осмотрелся по сторонам. Здесь, на окраине Новосибирска, за старыми заброшенными гаражами, он чувствовал себя гораздо спокойней, чем в самом городе. После того, как начался топливный гиперкризис, налоги на транспорт взлетели до небес. Цены на горючее стали неподъёмными для большинства. Именно с того момента, передвижение на автомобиле превратилось для многих людей в роскошь. Предвестником этого кризиса послужила серия терактов на нефте и газопроводах, прокатившаяся каскадом по всей стране. В связи с затянувшейся войной против Украины, исполнителем этого действия мог оказаться кто угодно. Официальные источники списывали всё на неисправность оборудования и несчастные случаи. А в народе обсуждали украинских диверсантов, НАТО-вский спецназ и внутренние формирования, противостоящие режиму. Как бы то ни было, эти события принесли ещё один мрачный штрих в жизнь страны и без того латавшей трещины по всем фронтам.

А потом начались землетрясения. Сама Природа, будто бы устав терпеть мерзкое отношение человечества к себе, от скромных намёков перешла к действиям. Каскады чудовищных подземных толчков и извержений вулканов, прокатившихся по всей планете, принесли не только колоссальные разрушения, но и сотни тысяч смертей. Работники нефтедобывающих и газовых промыслов со всего мира, докладывали о том, что их участки опустели. Ни одна буровая станция теперь не могла добыть ни капли чёрного золота. Эксперты рассуждали о смещении литосферных плит в результате землетрясений, а также об изменении структуры внутренней поверхности земли. Но что простым людям до этих теорий? Хотя, странные провалы в земле, появляющиеся по всему миру, были неким косвенным доказательством этой теории. Оставшиеся запасы топлива мгновенно взлетели в цене. И теперь езду на собственном автомобиле могли позволить себе лишь избранные. А потому, брошенные машины медленно покрывались пылью и ржавчиной, простаивая без дела в гаражах и на стоянках. Немногочисленный общественный транспорт так же не пользовался особой популярностью. И не только в виду его дороговизны. Людям просто некуда было ездить. Веерные отключения электричества, являющиеся последствием кризиса и снижения поставок угля, стали обыденностью. Всеобщее обесценивание бумажных денег, крах криптовалют и биржевых рынков, а также последующая тотальная безработица, погрузили мир во времена хаоса и неразберихи. Вести о массовых беспорядках, голодных бунтах и гражданских войнах сыпались со всего мира. Но спустя несколько месяцев кровопролитных столкновений, которые не вели ни к каким изменениям, кроме тысяч бессмысленных смертей, обессиленные бунтари немного поутихли. Большинство людей превратилось в некое подобие голодных и запуганных мышей, попрятавшихся по своим норам и боящихся вылезти наружу.

Над человечеством нависло гнетущее всеобщее состояние напряжённости и страха. Каждый житель планеты в эти дни понимал, что это ещё не конец. Это только начало! Но что же будет дальше?! Ответа не знал никто.

Для жителей Новосибирска, в котором родился и проживал Иван, вынужденный отказ от транспорта и даже всемирный финансовый гиперкризис были меньшими из бед. Чудовищный взрыв, внезапно прогремевший прошедшей весной в государственном научном центре вирусологии и биотехнологии «Градиент», изменил жизнь не только города миллионника, но и большинства близлежащих городов. По всем окрестностям, ветром разнесло сотни опасных вирусов и бактерий. Свою порцию невидимых смертоносных частиц получили даже Казахстан и Монголия. Не только сам Новосибирск, но и Омск, Кемерово, Красноярск, а также многие другие близлежащие населённые пункты превратились в города-призраки. Кладбища, крематории и морги были переполнены. В первые месяцы после катастрофы похоронные команды работали в две смены. Сначала государственные службы хоть как-то участвовали в эвакуации людей из пострадавших районов. Но уже через пару дней, людей бросили на произвол судьбы. Нескончаемые вереницы машин день и ночь тянулись из городов, накрытых невидимыми облаками-убийцами. Люди бросали свои дома и квартиры, забирая с собой лишь самое необходимое. Канистра бензина тогда превратилась в самый дорогой и вожделенный товар. Уцелевшие жители городов, которые не смогли или по каким-то личным причинам не захотели покидать опасную местность, старались без особой необходимости не выходить из своих домов. СМИ ничего не говорили об этой ситуации. А сами люди, как всегда, могли лишь гадать и предполагать. Продолжают ли развеянные бактерии и вирусы нести угрозу или опасность миновала?! Вопросов было много, но точных ответов никто не давал. И потому, лишь самые отчаянные или отбитые осмеливались выходить на улицу без средств индивидуальной защиты.

Мир изменился. Теперь не имело значения твоё социальное положение, размер коттеджа и модель смартфона. Продуктов, которые людям выдавались по карточкам, хватало ровно на то, чтобы хоть как-то выжить. Но и свою порцию еды получали лишь те, кто прошёл процедуру вакцинации и вживления чипа. Теперь практически никто не задавался вопросами - «Для чего» и «зачем». Голод явился окончательным и неоспоримым доводом даже для самых принципиальных и упёртых. Но среди людей попадались и такие, как Иван, который принципиально укрывался от вакцинации и чипизации. Изолированность Новосибирска от внешнего мира, вымершие и пустующие улицы города, он считал преимуществом.

Иван посмотрел на наручные часы. Подкрутив немного заводную головку, он прошептал: «Чёрт, ну где его носит?» Позади раздался свист. Ваня обернулся и увидел шурина в респираторе. Тот махал ему рукой из-за покосившегося коричневого контейнера. Перепрыгнув через лужу и ещё раз, оглядевшись по сторонам, Иван юркнул в проём между гаражами. Пожимая руку Леониду, он кивнул головой на пакет, стоящий на земле, и спросил:

- Ну что, в этот раз без проблем?

- С лекарствами не получилось. Даже не знаю, как теперь Кольку лечить будешь.

- Хреново конечно… Ну да ладно, что-нибудь придумаем.

- У меня ведь Лизка тоже болеет. В этом месяце лимит на лекарства уже исчерпан. Аптеки почти пустые, больницы забиты до отказа. Да ты и сам всё знаешь. Мы ведь вместе были в первых похоронных командах. – почёсывая лоб и, отводя глаза, пробубнил сквозь респиратор Леонид. – Народ не прекращает дохнуть, благодаря подаркам от «Градиента». Слушай, бро, тут такое дело. Ситуация достигла края. Я реально больше не смогу вам помогать. Это был последний раз.

- Да я понимаю тебя, Лёня. Спасибо тебе за всё!

- Полки в магазинах практически пустые. На днях обещают опять урезать лимит на продуктовую норму. А чувак, который доставал мне дополнительные продовольственные карточки, слился.

- Да уж. – Иван задумчиво поправил очки. – Давненько я в магазинах не был.

- Если хочешь, я тебе глушилку верну. Может кто-то ещё сможет вам помочь.

- Да ну, ты брось! Пользуйся на здоровье. У меня этого добра полно. Нормально работает? Без проблем?

- Ну, мы же с тобой ещё здесь?! И спокойно общаемся. Значит работает. Ты гений, Ванёк! Такие штуки ваяешь!

- Высшее радиотехническое образование, увлечение электроникой с малых лет, и многие годы практики программирования. – пожал плечами Иван.

- Полезная штука! Особенно когда хочешь пропасть ненадолго от всевидящего взора. Но я уверен, что ты лучше меня понимаешь, что система совершенствуется. Скоро и твои глушилки и твой дубликатор чипов станут неактуальными. Пока ещё, они проводят процедуры калибровки и настройки, а потому списывают все эти моменты, на ошибки и сбои. Но ведь это всё ненадолго. Мне ребята тут шепнули, что скоро каждый сбой будут проверять в частном порядке. Тем более, когда из системы одновременно пропадает и чип, и смартфон, или же появляется дубликат чипа. Твой противогаз с тонировкой, скоро станет так же не актуален. Система наблюдения не сможет распознать тебя, а значит, ты будешь определён как угроза. Да и вообще, долгий масочный режим позволил им значительно улучшить систему распознания походки и движения. Я уверен, что твой противогаз давно не актуален по части конспирации. Вопрос только в том - когда за тебя возьмутся? На твоём месте, я бы хорошенечко задумался, как быть дальше. А я буду стараться реже пользоваться твоим девайсом для выхода в глобалку. Слишком это рискованно. Буду, как нормальный гражданин, бороздить просторы чебурнета.

- А мне кажется, что у них уже нет ни средств, ни ума, чтобы систему контроля интернета ещё жёстче усиливать. Сам ведь знаешь, что в мире творится! Тем более, у нас ещё до всего этого апокалипсиса было всё разворовано. Даже войну против маленькой Украины они еле как вывозят. А теперь, когда НАТО-вцы к конфликту подключились, им забот прибавилось. Потому, продовольственную пайку вам в очередной раз и урезают. Ведь как всегда, всё за счёт народа! Распаковывать ставшие уже личными закрома, и делиться наворованным, точно никто не будет! Жду, не дождусь, когда уже народ восстанет!

- Иван, ну ты же вроде умный человек?! Никто никуда не восстанет! Как терпели, так и передохнут с чувством терпения. А после «Градиента», и после взрывов в столичном и нашем метро, так и вовсе будут дрожать в страхе по норам. Столько лет все ждали, когда холодильник победит телевизор. А они сделали так, что люди теперь даже к холодильнику боятся подойти. Да и зачем к нему идти, если он пустой?!

- Не разделяю я твой пессимизм. И более того, я уверен, что система исчерпала свои ресурсы по запугиванию и отуплению. Когда вмешались внешние силы, на внутренние делишки уже не осталось средств.

- Может ты и прав... Может нет у них средств на техническое усиление контроля. Но вокруг полно сознательных граждан, желающих заработать дополнительные балы соцрейтинга. Теперь и не угадаешь, кто есть кто. Внуки и правнуки тех, кто строчил доносы твоему любимому Кобе, продолжают славное дело предков.

- Опять ты пытаешься меня задеть? Да если бы не Иосиф Виссарионович, нас бы с тобой вообще не было! Время было такое! Враги были кругом. Потому люди доносы и писали. Между прочим, на твоём любимом Западе, они вообще все стукачи!

- Между прочим, на моём любимом Западе, нет понятия стукач! Среди нормальных людей нет. Это понятие используется только в криминальных кругах, живущих по звериным принципам. И ты жопу с пальцем не сравнивай! Гражданин, который жалуется на соседа, мешающего всем спать, это одно. Нарушителя оштрафуют, но впредь, человек будет сознательней. Его ведь никто не будет расстреливать! Ты вообще видел, как они это делают? Был хоть раз за рубежом?

- Не был и никогда не собирался! Ты ведь знаешь, что мне никогда не были интересны их ценности.

- А я, до того, как перекрыли все границы, бывал частенько. И вот что я тебе скажу, Ваня. Они не делают этого за спиной! Каждый человек, перед тем как пожаловаться, предупреждает нарушителя, что сейчас будет звонить в соответствующую службу. А как это делалось в твоём любимом Совке? Анонимно! Миллионы анонимок обиженных и затаивших злобу соседей, друзей, знакомых и родственников! И ведь людей не просто штрафовали и учили сознательности. Людей, чьи имена были указаны в этих анонимных мятых бумажках, расстреливали! Убивали пачками!

- Ну, раз ты так симпатизируешь Западу и ненавидишь свой народ, то выйди с белым флагом навстречу войскам НАТО.

- А я и выйду! И честно признаюсь, что жду этого момента. Ведь я не делю народы на свои и чужие. Я искренне жду объединения мира. Неужели ты не понимаешь, к чему ведёт всё происходящее в эти дни? Грядёт новый, единый мир! Но старая система королей, царей и прочих президентов не желает уходить просто так. Она, как всегда, приносит в жертву тех глупцов, которые считают, что патриотизм это нечто доброе и светлое. Но есть силы, которые желают объединить человечество в одну семью! И русский народ страдает больше остальных лишь из-за того, что не хочет быть частью большой семьи. Ведь мы считаем себя особенными! Посмотри на руины Израиля. Ты ведь знаешь, что с ним стало за этот год. Наш народ следующий в этом списке. Нельзя быть лучше остальных в мире, где все равны и едины. Мы последняя часть пазла нового мира. Пока мы этого не поймём, планету будет трясти и лихорадить.

- К чертям собачьим твой космополитизм! Русский народ особенный! И мы последние, кто сопротивляется грядущему царству Антихриста и его глобализму!

- Именно великорусский шовинизм позволил построить над нами купол этого огромного невидимого барака! Хотели особенности и исключительности?! Получите, распишитесь!

- Да что ты мелишь?! Можно подумать за бугром свобода? Они точно такие же проклеймённые, как и ты!

- Ошибаешься, Ваня. Такие же, да не такие! Даже невзирая на страшный глобальный кризис, они пытаются поддерживать своё население. Культурные мероприятия, социальная помощь, всё для людей. А у нас, человек по-прежнему приравнивается к куче дерьма. Мы используем ту же технологию, но только чтобы отгородится от всего мира. Голодные, но люто гордые граждане последнего на планете обособленного государства! Долго ли продержимся в осаде, до того, как начнём жрать друг друга в буквально смысле?! Я уверен, что в глухих местах уже начали. Нас заперли тут, как пауков в банке и просто наблюдают, как мы перебьём друг друга. И ведь большинство из нас хуже насекомых! Насекомые ведомы роевым разумом и каждый из них осознаёт себя частью единого общего. А у нас, каждый за себя и только для себя! Ты ведь знаешь, что сейчас вокруг творится. Любой косой взгляд или неверное слово ведёт к агрессии. Любая агрессия перерастает в драку. Многие драки заканчиваются убийствами. Уж что-что, а эти случаи чебурнет любит подробно описывать. Ежедневных криминальных новостей в российской сети уже больше чем картинок с котиками и сиськами. И это таким народом ты гордишься? В котором каждый готов перегрызть глотку ближнему?

- Наш народ не виноват! Нас довели до такого состояния!

- Нельзя довести человека до звериного состояния! Можно лишь раскрыть его истинную суть. Во все века и на всех континентах, во времена тяжёлых испытаний, люди подразделялись лишь на два типа. На тех, кто сохранял в себе светлое и доброе, невзирая на обстоятельства. И на тех, кто под гнётом испытаний проявлял свою истинную суть, своё звериное начало. Одни, будучи голодными, делятся с незнакомцами последним куском хлеба. Другие же, будучи сытыми, убивают за такой же кусок. Корень этого вопроса кроется в том, что есть люди с душой, которые всегда и при любых обстоятельствах остаются собой! А есть пустые оболочки, не имеющие души. Такие люди не ведают ни жалости, ни чувств!

- О, и ты туда же! Неужели ты поддерживаешь эту концепцию бездушных людей? Ведь это было придумано и вброшено в глобалку лишь для того, чтобы разделить человечество!

- Как раз-таки наоборот! Это раскрытая истина, которая способна объединить настоящих людей. Сними розовые очки и ответь себе честно. Что ты видишь, глядя на историю человечества? Нескончаемые войны из-за территорий, религий, взглядов, политических режимов. Но на самом деле, все люди делятся лишь на два типа. Первый тип, это полноценные люди с душой, которые понимают, что человечество — это единый вид, и он не должен разделяться по национальности, ориентации, цвету кожи или языку. Ведь именно эти разделения и приводят к кровопролитиям и воинам. Второй же тип - это пустые люди, живущие по законам стаи. На своём этапе развития они находятся на уровне зверей. И потому, делят человечество по принципу «свой-чужой». От животных их отличает лишь то, что у остальных видов животных есть душа, а у человекоживотных нет.

- Да читал я эту ересь из глобалки. Но не ожидал, что ты Лёня, эту чушь всерьёз воспримешь.

- Ладно, проехали. Давай оставим эту тему. Мы с тобой на разных полюсах. – Леонид махнул рукой и поморщился. – О чём мы там говорили? Короче, суть в том, что ситуация накаляется. Наши власти возводят всё более крепкие и высокие стены, не желая объединения с остальным миром. И всё это, как и всегда, плачевно сказывается на многострадальном народе. Что будет дальше, никому не известно!

Леонид поправил чёрный ремешок, из-под которого на запястье виднелся небольшой шрам в виде треугольника. Он посмотрел на Ивана. Но за тёмным стеклом противогаза невозможно было прочитать никаких эмоций. Лёня спросил:

- Сам-то, что думаешь дальше делать?

- Как-нибудь выживать. – пожав плечами, ответил Ваня.

- Слушай, ну ты же понимаешь, что долго скрываться у тебя не выйдет? В одну из таких вылазок ты обязательно попадёшься.

- Люди нуждаются в моей помощи. Им нужны эти глушилки и программы для обхода системы. Кто-то же должен противостоять всему происходящему?

- Ванька, ты не обижайся, но я прямо скажу. Может тебе и нравится в своей избушке дачной прятаться, и в партизана играть, но семья-то тут причём? Почему они должны страдать? Ради чего всё это? Жили бы себе спокойно в городе, как все остальные. Может жизнь в наше время и не сахар, но зачем лишние неприятности к себе притягивать?

- Потому что, я не все! Ни я, ни моя семья не будем эту дьявольскую метку принимать! Мы люди, сотворённые по образу и подобию божьему, а не какие-то там бараны клеймёные. У меня картошка своя, куры и козы. И твоя метка сатанинская мне ни к чему.

- Но ты ведь понимаешь, что твои огороды и хозяйство уже вне закона?! И это лишь дело времени, когда тебя повяжут.

- Лёня, чё ты доколупался до меня? Вот ты ждёшь своих НАТО-вцев и жди. А я жду второго пришествия. А потом посмотрим, кто из нас спасётся.

- Как же достала твоя религиозная херня. Ты ведь знаешь, что я не менее чем ты, недоволен местной системой. Но привлекать дополнительное внимание и рисковать не пойми ради чего, это уже перебор. Чё ты, себя типа христианином отшельником возомнил? Вот и отправлялся бы тогда в одно из этих поселений религиозных. Их, говорят, теперь полно по Тайге расползлось.

- Вот и отправлюсь! Давно так и собираюсь сделать.

- И Ленку с сыном за собой потащишь?

- Что значит, потащишь? Они семья моя. Где я, там и они. Мы всегда будем вместе.

- А насколько помню я, Лена была совсем не в восторге от вашего отшельничества.

- Привыкла уже. И к Тайге, если надо, привыкнет.

- Дурак ты, Ваня. Вас ведь потом оптом в этой Тайге и возьмут. Всей вашей религиозной общиной. И всё равно ведь всех вакцинируют и чипируют.

- Пускай только попробуют! Короче, время уже поджимает. У тебя есть, что по делу сказать или я пошёл?

- Она ведь всё-таки сестра моя. И я переживаю за неё и за племяша. – Леонид похлопал свояка по плечу. – Ладно, Иван, пойду я. Передавай привет Ленке и Кольке. Пускай мелкий скорее поправляется.

- И ты своим передавай. Даст бог, свидимся ещё.

Проводив взглядом шурина, скрывшегося за ржавыми гаражами, Ваня поднял пакет с земли и заглянул в него. Блок сигарет, две пачки соли, парафиновые свечи и упаковка женских прокладок. Тяжело вздохнув, Иван отправился к оврагу, в котором он оставил свой велосипед.

Узнав ещё издали звук двухколёсного транспорта своего хозяина, огромная рыжая собака принялась радостно подпрыгивать, бренча цепью. Стоило псу прогавкать пару раз, как его собратья из соседних дворов тут же подхватили громкий лай, передавая его эстафетой по всему садовому обществу. В этом небольшом СНТ на окраине северной части Новосибирска Иван с семьёй поселились в прошлом году. Дачный посёлок вмещал в себя около сотни домов. Но из них, жилых домиков, занятых людьми, было лишь двенадцать.

Иван вкатил велосипед во двор и затворил ворота на засов.

«Ах ты, морда рыжая! Соскучился?» - потеребив пса за ухом, произнёс человек.

В небольшом окне старенького бревенчатого домика тускло горел свет. За плотной занавеской промелькнул силуэт. Матерясь себе под нос, Иван принялся закрывать ставни.

Щёлкнув дверным замком и скинув ботинки, Ваня стянул с головы противогаз и положил его на полку в прихожей. Войдя на кухню, он громко спросил сидящую за столом женщину:

- Лена, ты чё с дуба рухнула? Почему дверь входная открыта?

- Я только что открыла её. Как услышала, что Полкан тебя встречает, так и открыла.

- А ставни, почему не закрыты были? Тысячу раз говорил, как только солнце к горизонту, ставни уже закрыты должны быть! Не надо светом в окнах кого попало приманивать! Наш дом ведь на самой окраине расположен. Он всегда будет к себе особое внимание привлекать.

- Ой, ты достал уже со своей паранойей! Кого приманивать? Что за бред? Все люди нормально живут, а ты от каждого шороха шарахаешься.

- Лена, это не паранойя! Это меры предосторожности! Дальше, только хуже будет. Надо уже сейчас привыкать.

- Сколько лет уже ты это твердишь? Всё было нормально. Хуже стало, только когда мы тебя послушали и сюда из центра переехали. Нормальные люди, или давно сбежали из этих мест, или живут в городе, как жили прежде.

- Как прежде? Они души свои продали. Метку эту сатанинскую поставили.

- Опять эта песня. – закатив глаза и, обхватив голову руками, прошептала Елена. – Как может быть связана душа, которая неосязаема и чип в бренной человеческой тушке? Ты уж определись, что превыше, дух или мясо?

- Не собираюсь я с тобой сейчас на такие темы спорить. Всё равно не поймёшь.

Иван поставил пакет на стол и принялся наливать воду из ведра в чайник. Лена, вытаскивая содержимое пакета на стол, и сменив тон, спросила:

- Как там Лёнька?

- Нормально, вроде. Сказал, что это последний раз был. Больше он не сможет помогать нам.

- Я только рада, что он больше не будет рисковать ради нас. У него всё-таки тоже своя семья есть. Ему о них нужно, прежде всего, заботиться. – Елена развела руками. - А лекарства где?

- В городе всё хуже с каждым днём. Как я и говорил. У них Лизка тоже заболела. И лимит свой по лекарствам они выбрали.

- У них хотя бы лимит есть, таблетки и больницы! А мы ради чего тут сидим, как питекантропы? Коля уже второй день с лихорадкой лежит, а я ничего не могу сделать!

Глаза Елены заблестели. Она шмыгнула носом и, усевшись на табурет, принялась сверлить супруга взглядом. Иван поставил чайник на плиту и виновато отвёл глаза в сторону.

Лена тяжело вздохнула и протараторила:

- Ведь ты же столько готовился к своему апокалипсису. Книжки всякие и форумы читал. Ну, сделай уже что-нибудь? Одним брусничным морсом и малиновым вареньем я вылечить сына не могу.

- Лена, что я могу сделать? Наш запас лекарств закончился. У Лёньки лимит. Дай ему пока настойку из подорожника и одуванчика, а позже я что-нибудь придумаю.

- Какой подорожник?! Какой одуванчик?! Когда позже?! Мне лекарства нужны! Понимаешь?! – Лена вскочила из-за стола. - Ну, раз ты ничего не способен придумать, значит завтра, я Колю в город повезу! Поставим себе эти чипы и тогда, его хоть в больницу примут.

- Лена, прекращай! Ложись спать. Завтра утром я опять в город поеду. Есть там пара товарищей, которые в моих услугах нуждаются. Вот пускай лекарствами рассчитываются.

Нахмурившись, Елена разложила содержимое пакета по тумбочкам и отправилась в комнату к сыну.

Тусклая лампочка погасла и шум разогреваемого чайника смолк. Иван выругался. Наполнив кружку тёплой водой, он бросил в чашку щепотку кипрея. Это был прошлогодний запас, который уже подходил к концу. Ваня достал из тумбочки тканый мешок с сухарями и неподвижно замер, уставившись в стену. В глазах его читалась усталость и абсолютная отрешённость.

Громко прокричав, чёрный петух взмахнул крыльями и принялся рыть лапой землю. Иван насыпал зерна в кормушку. Куры, налетев дружной гурьбой, принялись клевать угощение, расталкивая друг друга. Наполнив водой поилки в курятнике и козлятнике, Ваня вернулся в дом. Он отправил пару сообщений с помощью лично написанной программы, через специальный модуль, подключенный к системному блоку. Перекинув нужные файлы на флешку, Иван выключил компьютер.

Стоя у плиты, Лена задумчиво помешивала картофель, шкварчащий на сковороде. Выглянув из кухни, она тихонько спросила супруга:

- Ты кушать, не будешь что ли?

- Нет, спасибо. Мне яичницы хватило. Кстати, там ветки для коз почти закончились. Я как вернусь, сгоняю в лес, заготовлю ещё.

- А может сразу их забить? Тот городской ведь больше не появлялся. Не знаю, кому теперь и на что молоко выменивать. Травы вокруг нашего общества всё меньше. Зерно для кур пока ещё есть. А коз мы дальше кормить, чем будем?

- Пока сыр вари. А как вернусь из города, так и решим, что с животиной делать.

Медленно приоткрыв дверь, Иван вошёл в комнату сына. Бледный русоволосый мальчишка, лежащий на кровати, увидев отца, улыбнулся, и принялся кашлять. Ваня присел на край постели и погладил ребёнка по голове, приговаривая:

- Потерпи немного, сынок. Сейчас я в город съезжу и лекарства привезу.

- Ты опять наденешь свою супергеройскую маску и будешь помогать людям?

- Конечно! Вот она. – Иван приподнял противогаз над одеялом. - Но прежде всего, я должен помочь своему любимому сыну. Пока я езжу в город, ты хорошенечко выспись. Хорошо?

Иван поцеловал Колю в горячий лоб, и поправил одеяло. Глядя на полку с иконами, мужчина трижды перекрестился и что-то пробубнив, вышел из комнаты.

Он обувал ботинки, сидя на табурете, когда в прихожую вышла Елена. Вытирая руки полотенцем, она выпалила: «Ты придумал себе, что спасаешь мир. Ты пытаешься освободить тех, кому эта свобода вовсе не нужна! Ведь они даже не знают, что это такое - свобода. А в это время, те, кто тебя действительно любит, о ком ты обещал заботиться, по-настоящему нуждаются в тебе».

Вскочив с табурета, Иван хмыкнул, натянул противогаз и, громко хлопнув дверью, вышел из дома.

Периодически поглядывая назад, Иван крутил педали велосипеда. В этот раз, съезжать с дороги и прятаться, ему пришлось лишь дважды. Встреченные по пути автомобили с виду были обычными, гражданскими. Но всё же, Ваня предпочитал перестраховываться и не испытывать судьбу. Один раз он остановился, чтобы отлить и покурить. Практически пустые дороги — это то, чего так долго ждали все защитники природы. Но отсутствие выхлопных газов уже не радовало зелёных. В эти дни, невзирая на остановившиеся заводы и ржавеющие автомобили, природа медленно умирала и чахла. Облысевшие деревья совершенно не дарили ощущения весенней свежести. Птицы падали замертво с небес, и их полуразложившиеся тушки валялись повсюду. Тела мёртвых кошек и собак так же были не редкостью на улицах Новосибирска. Первое время, сознательные люди убирали эти источники вони и заразы. Но и сознательных людей с каждым днём становилось всё меньше. Различные болезни, волна за волной выкашивали ряды человечества. Наблюдая происходящее с миром, люди всё больше пропитывались духом безысходности и уныния.

Иван не занимался самообманом, он всегда осознавал, что его народ и до всех этих событий не отличался единством и взаимовыручкой. Но Ваня по-прежнему был уверен, что именно всеобщая беда может сплотить людей и разбудить в них что-то доброе и светлое. Он свято верил в это, невзирая на то, что в эти дни, люди буквально озверели.

Порой, в голове Ивана проскакивала шальная мысль – «Неужели Лёня прав?! Неужели среди окружающих полно бездушных?!»

Но Иван гнал эти мерзкие размышления прочь!

«Нет, этого не может быть! У каждого человека есть душа! Да, некоторые люди позабыли про неё в погоне за комфортом и сытостью. Но она есть в глубине каждого. Только сильные духом сохранили собственное «Я» и остались собой».

Иван давно предвидел нечто подобное и даже готовился. Но предположить, насколько всё будет плохо, не мог даже он. Окружающие всегда называли его пессимистом. Но именно сейчас, когда все заядлые оптимисты погрузились в непроглядный морок тоски и уныния, Иван продолжал верить, что его народ всё ещё воспрянет из пепла, словно волшебная птица Феникс! С этими мыслями он добрался до назначенного места.

Забросав велосипед сухими ветками, Ваня осмотрелся по сторонам, и отправился прямиком к полуразрушенной котельной. Куски колотого кирпича и битого стекла хрустели под ногами. Иван опасливо озирался по сторонам. Не любил он это место. Объёмное помещение, много комнат и тёмных проёмов. Но его бывший коллега по работе, настаивал на встрече именно здесь. Иван много раз переносил эту сделку, хотя программа для Антона была давно написана. И в этот раз, Ваня был вынужден заглушить в себе всякую паранойю. Поскольку мало кто из бывших клиентов выходил на связь. Кроме прочего, решающим фактором этой встречи сыграл ключевой момент. Из всех, с кем связался Иван, лишь Антон пообещал принести нужные лекарства.

Огромная покорёженная печь, под обвалившейся крышей, стала ещё чернее с того момента, как Ваня был тут в прошлый раз. Возле жуткой груды металла перетаптывался мужчина в противогазе. Завидев Ивана, он шагнул ему на встречу и, протягивая руку, произнёс дрогнувшим голосом:

- Привет! Ты чего так долго?

- Привет! Да вроде, как договаривались. – растерянно ответил Иван, поглядывая на часы, и добавил. – Антоха, ты чего такой нервный? Кофе перепил?

- Ванёк, неужели ты не слышал? В столице переворот! Как тут спокойным-то быть?

- Ни хера себе! Это ты в глобалке узнал?

- Ну, а где же ещё! В чебурнете такое не напишут.

- Я надеюсь, что ты по всем правилам туда выходишь?

- Ясень пень! Иначе бы мы с тобой сейчас не разговаривали. Пользуюсь твоими девайсами и программками. – Антон нервно хихикнул и огляделся по сторонам.

- Это хорошо. А я на этой неделе мировые новости ещё не мониторил. Другие заботы были. Неужели всё так серьёзно? Или очередные протесты?

- Да какие на хуй протесты! Там из тяжёлой техники по белому дому стреляют! Танки и солдаты в городе. Поговаривают, что дело к войне гражданской идёт.

- Да уж... Есть всё-таки минусы в изолированности от мира. Хотя, в принципе, ничего удивительно. Удивляет лишь то, как им так долго удавалось оттягивать неизбежное. Ну, ты ведь сам понимаешь, что до нас ещё не скоро докатится.

- А вот хрен его знает. И так жопа полная, и тут ещё это! Как говориться – «Бояре ссорятся, у холопов чубы трещат». А мне ещё, как назло, рейтинг уронили. Прикинь, только из-за того, что я прививку на несколько дней позже положенного сделал. А я, блядь, болел! Я даже подняться с кровати не мог.

- Ну, тихо, тихо. Лекарства-то принёс?

- Конечно, принёс! Вот. – протягивая бумажный свёрток, ответил Антон. - А ты программку принёс?

- Держи, бро! – Иван достал из кармана флешку.

Они обменялись предметами. Улыбнувшись, Ваня сказал: «Ты мой спаситель, Тоха!» Но заглянув в пакет, он вдруг замотал головой и, скривившись, хмыкнул: «Не понял? Чё за хрень?!»

В этот момент позади раздался громкий топот и хруст. Иван обернулся, и тут же получил мощный удар прикладом в голову. Защитное стекло противогаза выдержало. Но Иван, не удержав равновесие, рухнул на землю. По котельной гулким эхом разлетелись крики: «А ну лежать, сука! Мордой в пол! Руки за спину!» Ничего не соображающий после удара Ваня, попытался приподняться с земли. Всё что он успел увидеть, это несколько человек с оружием в чёрной форме и противогазах. Один из бойцов с разбегу впечатал тяжёлый берц прямо в голову лежащего, и Иван мгновенно отключился.

Звон в ушах сменился шумом, походящим на звук морского прибоя. Он то накатывал, то вновь сменялся абсолютной тишиной. Сквозь пронзительную боль в голове послышался какой-то невнятный бубнеж. С трудом разомкнул веки, Иван хотел было поднять руки, чтобы потрогать голову, но не смог этого сделать. Он вообще не чувствовал своих конечностей. Перед глазами всё плыло. Ваня пытался понять, о чём монотонно бубнит голос в его голове. Но не смог разобрать ни слова.

Пелена, постепенно начала спадать с глаз. Иван увидел двух крепких мужчин в гражданской одежде, нависших над ним. Небольшой кабинет с облупленными стенами и парой деревянных столов. Яркий свет из-за спины Вани, падал из окна, оставляя на полу тень от решётки. На старом, облезлом линолеуме виднелись огромные въевшиеся бурые пятна.

«Это же, сколько крови тут было пролито» - подумал Иван и по спине его пробежали мурашки.

Бритоголовый здоровяк ухмыльнулся и, хлопнув своего напарника по плечу, произнёс: «О, смотри! Очнулся наш Че Гевара». Полный мужчина с рыжими волосами мерзко хихикнул и отошёл в сторону со словами: «Уважаемый коллега, вы у нас в этом деле профи, потому не смею вам более мешать». Незнакомцы громко загоготали. Только сейчас Иван разглядел свои ноги, которые были плотно примотаны скотчем к ножкам стула. Одновременно с этим, пришло осознание того, что руки его закованы в наручники за спиной. Рыжий уселся в кожаное офисное кресло напротив Вани, достал пакетик с орешками и, с неподдельным вниманием принялся наблюдать за происходящим.

Бритоголовый ухватил крепкой рукой подбородок Ивана и, приподнимая его голову, прошипел:

- Ну чё, уёбок, добегался? Сам всё расскажешь или придётся тебе кости ломать?

- Мужики, я не понимаю о чём вы? Что именно рассказать?

- Ты чё, пидор, решил тупого включить?

Здоровяк резко двинул задержанному кулаком в солнечное сплетение. Иван скривился от пронзительной боли и захрипел. Мотая головой, он принялся жадно хватать воздух ртом. Бритоголовый, поднял со стола небольшой браслет и флешку. Он потряс им перед лицом Вани, прошипев:

- Расскажи нам, сучара, про то, как ты без чипа обходишься. Как бегаешь по городу, словно ёбанный сайгак. Как программки свои пишешь. Как распространяешь их. Ты чё, блядь, мразь, Родину не любишь?

- Ребята, при чём тут Родина? – прохрипел Иван.

- Как это при чём? Ты гнида, занимаешься террористической деятельностью, угрожая государственному строю! Хорошо, что твой друг оказался сознательным гражданином, и обо всём доложил нам. Благодаря его ответственности и инициативе, все получат лишь пользу! Он улучшит свой социальный рейтинг, и избежит статьи за использование твоей аппаратуры. А мы сможем доложить о поимке особо опасного террориста. Но важнее всего то, что из нашего прекрасного общества, будет изъят мерзкий червь, подрывающий социальные устои.

Иван заёрзал на стуле, голос его задрожал: «Мужики, да никакой я не террорист! Я ведь без всякой такой мысли. Просто выжить пытался. Я Родину люблю!»

Бритоголовый недовольно скривился и влепил крепкую пощечину связанному. В ухе Ивана раздался пронзительный звон, и неприятное жжение расползлось по левой половине лица. Здоровяк громко прокричал: «Завали ебало! Ты уёбок видимо ещё не понял, куда ты попал! Это легендарный четвёртый отдел! Здесь и в прежние времена люди регулярно пропадали навеки. А теперь, у нас вообще абсолютный карт-бланш! Смекаешь, мразота?»

Рыжий толстяк, закинув очередной орешек в рот, усмехнувшись, обратился к напарнику: «Коллега, возможно вы слишком предвзято относитесь к задержанному. Быть может, тонированный противогаз он носит от того, что опасается солнечных ожогов. Браслет — это просто тонометр. А флэшка и вовсе не его. Ему подбросили»! Сотрудники отдела громко заржали, глядя на испуганное лицо Ивана.

Открылась дверь и в кабинет заглянул лопоухий молодой парень. Он, прищурившись, прошепелявил: «Кэп, велел задержанного привешти в порядок, и к нему доштавить».

Бритоголовый злобно рыкнул: «Блядь! Ну ладно... Поживи пока, пидарёныш. Но не радуйся особо. Это ненадолго».

Кабинет начальника отдела был намного просторней чем тот, в котором Иван недавно очнулся. На стене висел портрет Феликса Дзержинского. Под картиной, на стуле, сидел мужчина в чёрной форме. Лицо его было обезображено огромным ожогом. Офицер с капитанскими погонами махнул рукой, и бритоголовый здоровяк усадил Ивана на стул. «Благодарю, дальше я сам» - кивнул головой старший по званию. Верзила ухмыльнулся, глядя на задержанного, и вышел из кабинета, громко хлопнув дверью. Немного помолчав, капитан встал со своего стула и подошёл к Ване. Внимательно разглядев его разбитое лицо и оперевшись о стол, хозяин кабинета изрёк: «Эх, Ваня, Ваня. Ну как же тебя угораздило сюда попасть?» Сделав небольшую паузу, человек с изуродованным лицом спросил: «Родик, ты чё, не узнал меня что ли»? Иван, глядя исподлобья на собеседника, прищурившись, неуверенно прошептал:

- Саня Железнов?

- Узнал-таки, чертяка, бывшего одноклассника! Даже невзирая на мою харю. Значит, не быть мне богатым. – цокнул языком капитан и, с натянутой улыбкой, добавил. – И я тебя с твоим разбитым лицом ни за что не узнал бы, если бы не твоё досье.

- Я не знал, что ты это… В органах. – Иван, подняв руки, скованные наручниками, потрогал опухшую скулу.

- В данную структуру я сразу после армии пошёл. Но ещё несколько дней назад я на улицах Новосиба дежурил. Протесты разгонял. Не поверишь, именно в этом кабинете я всего две недели. Как говорится – «Из грязи в князи!» Ещё вчера был командиром спецподразделения, а сегодня уже целый начальник отдела по борьбе с экстремизмом! Но ты, как я вижу, тоже времени даром не терял. Ваня, ты ведь в школе самым ботаном был! На все олимпиады ездил. Я всегда твоим умом восхищался. И теперь, друг мой, ты решил в революционеры переквалифицироваться?

- Да никакой я не революционер, и не террорист!

- Молчать! – громко прокричал офицер, глядя на дверь. - В твоём личном деле всё указано. Социальный рейтинг не то, что низкий, его вообще нет! Потому что, тебя в системе нет! Все твои счета заморожены!

Бывший Ванин одноклассник взял со стола бумажную папку и, распахнув ее, принялся читать. Он медленно двинулся на Ивана, отчего тот всё больше вжимался в стул. Офицер продолжал:

- Ума ни приложу, как ты выживал всё это время без соцпомощи? Наверное, огородик свой? Уверен, ты знаешь, что это незаконно? В город, ты значит, периодически наведывался? Но от систем распознавания укрывался при помощи устройства дублирующего сигнал рандомных чипов. Но ещё интересней то, что ты предоставил своему товарищу, Крымцеву Антону Сергеевичу, специальное оборудование и программу, для выхода в глобальную сеть интернет. А ты говоришь, что не террорист? Повезло тебе всё-таки Ванюша, что в нашем Новосибирске, на всех уровнях распиздяйство. В другом городе, ближе к центру, тебя давно повязали бы. Ах, да, так же, в твоём досье говорится, цитирую – «Гражданин Родионов Иван Алексеевич укрылся от чипизации вместе со своей женой и сыном». У меня тут все твои подвиги перечислены. – усмехнулся капитан и продолжил громко кричать, глядя на двери. – Кроме прочего, данный гражданин, до начала чипирования, был неоднократно замечен на протестах антипрививочников и противников принудительной вакцинации. А ты знаешь, что именно во время таких вот протестов я и получил свои шрамы! Какой-то революционер хренов, такой же, как ты, швырнул коктейль Молотова, а он мне прямиком в башку угодил! Ты даже не представляешь, каково это, когда твоя собственная кожа на тебе горит и плавится.

- Но я никогда не кидал… - опустив глаза, промямлил Иван.

- Да тихо ты. – капитан подошёл в упор к Ивану и, наклонившись, шёпотом затараторил. – Ванёк, слушай меня внимательно. Под дверью, по любому, греют уши. У нас мало времени. Расклад такой. Из этого кабинета ты выйдешь уже осужденным. Теперь порядки такие. Я и судья, и прокурор, и адвокат. С некоторых пор у нашего отдела такие полномочия. Оптимизация, типа. И я признаю тебя виновным по всем пунктам, прямо здесь и сейчас, не отходя от кассы. Отсюда, тебя отправят в тюрьму. Минимальный срок, который я могу дать по твоим статьям, чтобы не вызвать подозрения, это шесть лет. Но это лучше, чем вперёд ногами. Поверь, Ваня, в данный момент тюрьма единственный положительный вариант для тебя. Там твои шансы на выживаемость будут значительно выше, чем тут…

Иван открыл рот и хотел что-то сказать, но Александр приложил палец к его губам и продолжил тараторить: «Молчи дурак. Пойми, ты должен выйти отсюда уже осужденным. Я все бумаги и файлы уже подготовил. Лишь в этом случае ты можешь покинуть это здание живым. А я смогу отследить твою судьбу и хоть как-то проконтролировать процесс. Тем более в столице сейчас дикая неразбериха и им точно не до нас. Кто знает, может, даже очередную амнистию назначат. Нам сейчас главное время потянуть! Но если этого не сделать, ты вновь попадёшь в кабинет к этим двум упырям. И они с тебя кожу заживо сдерут. Буквально! Я видел, что они с людьми делают. Такого врагу не пожелаешь. Ваня, из этого отдела живыми не выходят. Считай это услугой по старой школьной дружбе. И поверь, какой бы тебе не казалась сейчас ситуация, в данный момент мы с тобой практически в одинаковом положении. Как я уже сказал, меня в этот отдел лишь пару недель назад перевели. За это время я успел понять одно, в этом месте творится такая дичь, что некого на руководящий пост ставить. Вот и назначили меня крайним. Прошлый их командир, пьяный из окна выпал. Так в официальном отчёте значится. Упал со второго этажа, и все кости разом переломал. Начальник, служивший до него, застрелился прямо вот в этом кабинете. Ты ведь сам видел эти рожи. Они ждут любой ошибки и оплошности от меня. Присматриваются пока. И как бы ты меня сейчас не ненавидел, это самое лучшее, что я могу сделать для тебя! Кстати, как там дядя Лёша и тётя Надя поживают?»

- Мама умерла в прошлом году... – пытаясь осознать происходящее, промямлил Иван. - А отец… не знаю… он на Байкал уехал, на свою малую родину.

- Прости дружище, не знал про маму. Жаль времени у нас нет для общения, и уши под дверью. – капитан поморщился. - И ещё один момент. Тебе придётся мне довериться. Я должен изъять всю твою оставшуюся аппаратуру и компьютер. Только так можно получить минимальный приговор и отсечь дальнейшие вопросы надзорных органов. Если ты напишешь мне адрес, я вместе с проверенным человеком проведу конфискацию. А заодно предупрежу твою семью. Поверь Ванька, я твой единственный шанс. А иначе эти – Александр кивнул на дверь. – Начнут выбивать из тебя эту информацию, а потом ещё и наведаются к твоей семье. Пойми, я не угрожаю тебе, не давлю и не играю в плохого и хорошего полицейского. Я просто пытаюсь помочь! Пожалуйста, сделай правильный выбор.

Капитан положил на колени задержанному блокнот и протянул карандаш. Иван повернул голову и посмотрел на дверь. Затем он перевёл взгляд на Александра.

«А ведь когда-то я хорошо знал Железнова. Но кто теперь находится под этой формой? Можно ли доверять этому человеку с обожжённым лицом?!» - Думал Ваня, всматриваясь в голубые глаза бывшего одноклассника.

Взяв карандаш, он написал в блокноте адрес садового общества и дома. Александр похлопал его по плечу и прошептал: «Мне очень жаль, друг, что я вынужден ставить тебя перед таким выбором». Засунув блокнот в карман кителя, капитан громко прокричал. «Лейтенант»! Дверь в эту же секунду отворилась и мгновенно возникший на пороге здоровяк, потирая ладони, спросил:

- Ну что, капитан, могу забирать задержанного?

- С этого момента он не задержанный, а осужденный. Вот все сопроводительные документы. Прямо сейчас вы должны этапировать его в двадцать третью.

- Но кэп, я думал… возмутившись, прогундосил бритоголовый.

- Отставить! – прервал подчинённого капитан, и более мягко добавил. - Я тоже был уверен, что это наш клиент. Но данным экземпляром заинтересовались на самом верху. Понимаешь? Всплыла информация, что этот субъект, возможно, связан с некой тайной террористической ячейкой. Командование велело хранить его как зеницу ока. А потому, приказано передать все материалы по нему в столицу. Самого осужденного мы должны доставить целым и невредимым в тюрьму номер двадцать три. Надеюсь, ситуация понятна, лейтенант?

Бритоголовый недовольно скривился и, приподнимая осужденного со стула за шкирку, пробурчал: «Так точно».

Наблюдая, как его бывшего одноклассника выводят из кабинета, Александр тяжело вздохнул и почесал изувеченную щёку.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.2 / голосов: 12
Комментарии

"Нескончаемые вереницы машин день и ночь тянулись из городов, накрытых невидимыми облаками-убийцами."

э-э-э...а ведь чуть ранее "И теперь езду на собственном автомобиле могли позволить себе лишь избранные. А потому, брошенные машины медленно покрывались пылью и ржавчиной, простаивая без дела в гаражах и на стоянках. "

Где разум? Где логика? :)

Хех, видимо пришлось автовладельцам включить мозги и либо кустарно оснащать свои тачки газогенераторами (проще говоря, переделывать движки под дрова), либо налаживать производство пусть и хреновой, но горючки методом "кренинга наоборот" когда эрзац-топливо исхитряются получать не из сырой нефти, а из уже ранее произведённых хим. продуктов вроде гудрона, резины и прочего (см. ролики из ютуба). Понятное дело, движок от такого "пойла" проживёт недолго, но если периодически чинить - нещадно чадящие автомутанты ещё некоторое послужат.

А может быть всё больше напоминающее зомби-государство сообразило воссоздать старые немецкие технологии получения био-топлива (напомню, что во время Второй Мировой дойчи сообразили получать синтетический бензин из органики), а если есть подобные резервы - будут и неизбежные утечки со складов из-за человеческого фактора. Наверняка найдутся желающие подзаработать, обменивая горючку на бухло, золотишко и прочий опиум.

Ну а у избранных будут эксклюзивные кабриолеты с ритэгами или японскими мини-реакторами.

"Хех, видимо пришлось автовладельцам включить мозги и либо кустарно оснащать свои тачки газогенераторами (проще говоря, переделывать движки под дрова), либо налаживать производство пусть и хреновой, но горючки методом "кренинга наоборот" когда эрзац-топливо исхитряются получать не из сырой нефти, а из уже ранее произведённых хим. продуктов вроде гудрона, резины и прочего (см. ролики из ютуба). "

И все это они сделали всего за два дня :) Потрясающая оперативность для поколения менеджеров и визмажистов :)

"..И все это они сделали всего за два дня :).."

Почему сразу за два? Думаю, даже если взять фантастический вариант из документалки "Что будет, когда в мире закончится нефть (помнится, так она называлась?) то уже существующих запасов готовой горючки по любому хватит чтобы протянуть срок поболее 48 часов. Так что у предприимчивых автовладельцев будет время чтобы подумать над альт. вариантами кроме приобретения Тесла в кредит и установки на тачки газа.

Автор просто неудачно совместил приход песца наступление власти ЗОГа (технофашизма). Какие нафиг электронные карточки, видеокамеры и чипы при "веерных отключениях электричества"? Если уж брать подходящую обстановку для создания электронного концлагеря, взял бы нынешнюю Москву, с её камерами для распознавания лица, снятием биометрии, постепенной отменой налички и прочими игрушками коменданта Собянина.

Почему сразу за два?

Так у автора

"Сначала государственные службы хоть как-то участвовали в эвакуации людей из пострадавших районов. Но уже через ПАРУ ДНЕЙ, людей бросили на произвол судьбы. Нескончаемые вереницы машин день и ночь тянулись из городов, накрытых невидимыми облаками-убийцами. "

"Думаю, даже если взять фантастический вариант из документалки "Что будет, когда в мире закончится нефть (помнится, так она называлась?) то уже существующих запасов готовой горючки по любому хватит чтобы протянуть срок поболее 48 часов. Так что у предприимчивых автовладельцев будет время чтобы подумать над альт. вариантами кроме приобретения Тесла в кредит и установки на тачки газа."

Тесла тоже не поможет, перебои с электричеством :) Да и вообще, мерзкая машина. Иметь во владении тачку, которую практически в любую минуту можно дистанционно отключить.

Рассказ довольной необычный(про мрачное будущее),но некоторые моменты нелогичны.Ладно ещё что нефть внезапно кончилась,так ещё государство во время войны и кризиса(причём довольно серьёзного) занимается чипизацией и контролем населения вместо попыток восстановления своей инфраструктуры и промышленности.Ну а всё остальное вполне себе реально.Поэтому 8 из 10

"Рассказ довольной необычный(про мрачное будущее),"

Точно, никто до этого такого не писал :)

"но некоторые моменты нелогичны.Ладно ещё что нефть внезапно кончилась,так ещё государство во время войны и кризиса(причём довольно серьёзного) занимается чипизацией и контролем населения вместо попыток восстановления своей инфраструктуры и промышленности"

Автору уже указали на это :)

Быстрый вход