Арена мести.

Арена мести.

— Для чего ты меня вытащил из дома в такую рань?

В голосе Маши слышалось неудовольствие.

— Какая рань? Почти полдень.

Вадик громко хмыкнул, растягивая губы в лёгкой улыбке, словно до конца не понимал, шутит ли его подруга или говорит серьёзно.

— Я легла почти в два ночи.

— А кто тебе в этом виноват.

— Да ты же и виноват, блин. Сам потащил меня на ту вечеринку.

— Ты была не против. Да и вечеринка, согласись, оказалась наикрутешей.

— Ну да, когда некоторые типы упились так, что не помнили себя.

— Это ты на кого намекаешь?

— Да уж не на тебя, конечно.

Они оставили оживлённый проспект за спиной, проскальзывая в узкую щель бетонного забора, оказываясь на другой стороне. Здесь царила почти тишина, если не брать в расчёт брёх диких собак, коих водилось в трущобах в огромном множестве. Впрочем, как и всякого отребья, наркоманов, бездомных и преступников.

— Я не хочу идти сюда, — остановилась Мария. – Здесь слишком опасно.

— Не беспокойся об этом, — успокоил её парень, слегка отодвигая полу куртки, показывая за поясом пистолет.

— Откуда он у тебя? – удивилась девушка.

— Нашёл пару месяцев назад в развалинах.

— Если у тебя его найдут...

Мария не договорила, покачивая головой.

— Всё будет нормально. Это наш гарант на случай того, если кто-то здесь к нам полезет.

Вадик подтолкнул слегка подругу в спину, указывая подбородком вперёд. Спустя секунду колебания, они вновь двинулись дальше по плохой дороге, напрочь разбитой после некогда происходивших здесь бомбежек.

— Это не слишком хорошая идея, — пробормотала себе под нос девушка.

Квартал резко уходил вниз по склону. По обеим сторонам тянулись дома, разрушенные, с отсутствующими крышами окнами и дверьми. Повсюду валялся различный мусор, стояли ржавые автомобили, лежали кости, принадлежавшие животным и не только... Сквозь потрескавшийся асфальт прорастал сорняк.

Последняя война закончилась почти десять лет назад, но трущобы до сих пор стояли здесь, уродуя своим видом значительную часть города. Хотя, конечно, они просто так назывались, но по сути ранее место являлось бизнес-центрам со своими некогда сверкающими небоскрёбами, подземными парковками, монорельсом и вертолётными площадками. Но всё кануло в неизвестность, когда началась война. Правда, сами молодые люди плохо об этом помнили, хотя им и было уже лет по восемь в то время. В основном их семьи находились на севере страны, в относительной безопасности. Конечно, всякой мерзости все-таки довелось повидать, не без этого...

— Долго ещё? – поинтересовалась Маша, кривя губки.

Она поглядела на жаркое солнце, щурясь зелёными глазами, ощущая, как тело под одеждой покрылось плёнкой пота. Блузка неприятно липла к спине, а под мышками образовались тёмные круги. Единственное, что радовало, так это короткая юбка...

— Осталось совсем чуть-чуть.

Взяв подругу под локоть, Вадик свернул к бывшей привокзальной площади с её ржавыми автобусами, обходя ту, устремляясь вглубь, за старый стадион и ещё дальше, к некогда частному сектору. Здесь же дома сохранились гораздо лучше, в отличие от верхней части трущоб, но все равно время не пощадило, да ещё мародёры. Виднелись следы от пуль на стенах, воронки от взрывов, останки боевых роботов охотников...

— Почти пришли, — проговорил Вадик, утирая грязной ладонью пот со лба.

Он и сам не помнил, где мог выпачкать руку. Скорее всего, когда отодвигал металлический лист в бетонном заборе.

— Надеюсь эта прогулка стоила моих усилий.

— Поверь мне, — улыбнулся парень. – Ты просто ошалеешь.

Войдя в заросший травой двор, оба перебрались через валявшиеся обломки части стены, устремляясь к каким-то постройкам за основным домом. Там Вадик, слегка приобняв девушку, повёл за собой, вводя вовнутрь просторного гаража.

— Пришли, — объявил он.

Маша внимательно осмотрелась. Крыша отсутствовала. По крайней мере, её большая часть. Везде валялись какие-то железячки, канистры, кирпичи и прочий мусор. Виднелись следы от недавнего кострища. Здесь же неподалёку находилась пластиковая бутылка, возможно с бензином.

— Ну и чего ты хотел мне показать? – не поняла она, хлопая пушистыми ресницами, пытаясь смахнуть с них налипшую паутину.

— Ну...

— Если ты привёл меня для потрахушек, то имеются места более приятные и безопасные.

Вадик скривился, и на долю секунды Марии показалось, что в глазах её парня промелькнуло что-то чёрное, совсем недоброе.

— Нет. Не для этого.

Девушка с брезгливостью осмотрела заднее автомобильное сиденье, грязное, всё в каких-то подозрительных пятнах. Рядом валялись использованные шприцы.

— Твоё? – указала она на находку.

— Ты ведь знаешь, что нет.

И Маша поверила Вадику сразу, так как действительно знала, что парень закидывался колёсами, но не кололся. Впрочем, как и многие из молодёжи в этом городе. Они предпочитали наркотик Романтика, который появился ещё до войны и до сих пор продавался на улицах, изготовляемый где-то в подвалах. Этот яд приносил такой кайф, что ощущения граничили с самым острым оргазмом. А привыкание было почти с самого начало, и соскочить мало кому удавалось.

— Так зачем ты меня все-таки сюда привёл? – вновь спросила она, постукивая носком кроссовка по обломку красного кирпича у себя под ногой.

— Показать кое-что.

— Так показывай.

Пожав с напускным равнодушием плечами, Вадик, сделав два шага в сторону, отбросил лист железа, открывая чёрную дыру в полу, явно бывшее подвальное помещение. Затем он указал подбородком вниз.

— Смотри сама.

С опаской приблизившись, девушка поглядела и ужаснулась. Её дыхание на мгновение спёрло, а ноги стали ватными, так что она с трудом удержалась, не рухнув на грязный пол. Перед глазами вновь пролетели те ужасы войны, которые пришлось пережить. И даже на замёрзшем севере отзвуки доносились в виде жутких рассказов и ещё более страшных видео сьёмок с мест сражений и заражённых городов.

— Ты... Ты...

Она не могла вымолвить не единого слова, продолжая с животным страхом смотреть на стоявшего в подвале зомби, местами хорошо сгнившего, но все равно функционирующего. А этот смрад... Который бил из ямы прямо в нос, заставляя содрогаться всем телом.

— Ну и как тебе? – с лёгкой усмешкой подался вперёд парень. – Удивлена?

— Ты... Придурок!

Маша завизжала, смахивая дрожащей рукой со лба прядь волос. Она просто не могла поверить в то, что видела собственными глазами. Ведь ужасы войны остались в далёком прошлом, а теперь настал мир, без зомби-вируса, выпущенного из лаборатории. Но кошмар человечества вновь вернулся в виде этого сгнившего куска дерьма.

— Ты, кретин, понимаешь, что с нами сделают, если кто-нибудь узнает об этом? Да нас просто разорвут на части голыми руками в буквальном смысле! И наши семьи никто не пощадит! Их тоже убьют, в качестве примера остальным.

Никто о заразившихся не слышал уже много лет, а тут такой подарок. И где? Да прямо в городе, пускай и не в жилых районах. И Маша совсем не преувеличивала, говоря, что их убьют самым жестоким способом. Ведь только с огромным трудом и большими потерями удалось выиграть в этой войне. Шестьдесят процентов страны лежало в руинах, а оставшаяся часть медленно восстанавливалась, всё ещё с опаской оглядываясь на собственное прошлое. Хотя, таким образом дело происходило и в остальном мире.

— Никто об этом не узнает, — сказал самоуверенно Вадик, закуривая. – Ведь я этого зомбака нашёл ещё три месяца назад...

— Как три месяца? И всё это время ты...

Она вновь опустила взор, с ненавистью и страхом глядя в мерзкое лицо мертвеца. Кожа серая, с чёрными прожилками, местами подгнившая, открывая голую кость. В белёсой плоти копошились черви, иногда падая на пол подвала. Над головой роилось множество мух.

— Ну да, а чего тут такого? – выдохнул клуб дыма парень.

Приблизившись, он встал рядом с Машей, глядя вниз, изучая мертвеца.

— Мне даже пришлось опуститься туда, в подвал.

— Что? Да ты ещё больше псих, чем я думала!

Вадик отбросил щелчком окурок в сторону, продолжая держать на лице свою ухмылочку супермена.

— Пришлось это сделать. Когда я увидел этого мертвяка внизу, то сразу понял, что не дам ему уйти. Он пришёл вон оттуда, из стой дыры, которую я заделал.

Он указал пальцем на лист картона, который укрывал собой вход в тоннель.

— Одевшись в тёплую одежду, я спустился в подвал, подставив под укус руку в ватнике. И пока этот идиот её грыз, я поставил преграду между подвалом и тоннелем. И теперь этот зомби не может уйти отсюда. Не знаю, правда, из каких подземных городских глубин он выбрался, но для меня это стало большой удачей. И я это понял только вчера.

Вадик нагнулся, а после смачно плюнул, попав на плешь на голове мертвеца, при этом довольно расхохотавшись.

— Прекрати! – скривилась от отвращения девушка. – Не делай этого больше.

Она вновь поглядела на зомби, кривясь, пытаясь представить, кто он был при жизни. От одежды почти ничего не осталось, да это совсем не удивительно. Ведь сколько лет прошло после войны, а этот мертвяк был стар, в чём не было никаких сомнений. Лохмотья висели на истлевшем теле, покрытые слизью, почти неотделимые от мерзкой плоти. А бельмы глаз слепо шарили по стенам, по ним самим, не находя пищу. И лишь чёрный зев пасти постоянно раскрывался, показывая пеньки зубов, белый, весь в каком-то налёте язык.

— Знаешь, чем я кормил эту тварину, чтобы она не сгнила окончательно? Ловил собак, бросая тех в яму. Можно было бы и кошек, но они слишком шустрые, заразы.

Вадик указал на обглоданные кости на полу, разбросанные буквально повсюду.

— Боже...

Маша попыталась представить этих бедных животных, но тут же на глазах выступили слёзы. Нет, об этом думать совсем не хотелось. И без того мир слишком жесток, чтобы рисовать у себя в мозгу картины зверств Вадика. А тут ещё перед глазами всплыла Вишнюша, её маленький мопс...

— Да ты просто сволочь! Поганая, сраная сволочь!

— Но-но, за языком своим следи все-таки. Гляди, разошлась, курва.

Парень погрозил пальцем, словно разговаривал с маленькой несмышлёной девочкой. Было видно сразу, что он наслаждается положением, издеваясь над своей подругой. И, наверное, дальше что-то должно последовать...

Всё также мерзко ухмыляясь, Вадик приблизился к дальней стене, вытаскивая с кряхтением из-за автомобильного кресла ящик из-под снарядов. Он подтащил его к краю, выпрямляясь, утирая пот со лба.

— Что там? Ещё один сюрприз?

— О, дорогая. Сегодня сюрпризов будет много.

Маша почувствовала страх, но уже другой, который относился не к зомби, а к её парню. Опасность исходила именно от него. Ведь это странное выражение лица... Совершенно чужая ухмылка.

— Смотри сюда, — приказал он, откидывая в сторону крышку.

Внутри находился её знакомый, Андрей, со связанными руками и ногами. А его рот оказался заклеен лентой скотча. Он не двигался, втиснутый в небольшое пространство, и лишь понять, что он всё ещё живой, можно было по выпученным покрасневшим глазам и пузырящимся из носа соплям. Удивительно, как вообще не задохнулся от всего этого.

— Вас представить, или же вы знакомы? – всплеснул руками слишком в театральном жесте парень. – Ах, да, вы все-таки уже успели познакомиться. – На той вечеринке, вчера. Ведь оба так страстно сосались возле бассейна...

Маша даже не знала, что и сказать. Слова застряли в горле, не желая выходить наружу. Она явно плохо понимала всё происходящее здесь и сейчас. О чём вообще говорил этот человек, с которым ей довелось встречаться пару лет?

— Ну, чего молчишь, скромно опустив взгляд?

Парень коротко хохотнул.

— Тебе следовало мне сказать об этом, а не выставлять дураком.

— О чём ты вообще говоришь, придурок? Какую-то чушь несёшь...

— Понимаю. Защитная реакция и всё такое... Но меня не проведёшь, дорогая. Я в курсах о тебе и этом фрике. Поэтому не обижайся из-за того, что я сделаю сейчас.

И с этими словами, Вадик, нагнувшись, перевернул ящик. Связанное тело Андрея выкатилось наружу, рухнув прямо в яму, под ноги зомби.

— Нет! – вырвалось у Маши.

Она с ужасом уставилась на то, как мертвец приблизился к своей жертве, а после, рухнув на колени, впился пеньками зубов в нос Андрею. И теперь, если бы даже удалось спасти этого человека, то тот оказался бы заражён. Пришлось все равно убить. Вирус распространялся довольно шустро.

— Господи...

Человек внизу извивался, желая отползти, забиться в какой-нибудь угол, но мертвец не оставлял никаких шансов. Он с жадностью обгладывал плоть с лица, сдирая кожу и мышцы, заглатывая всё это, отправляя в адскую топку чёрного зева.

— Ты... – Мария всхлипнула, чувствуя, как на глазах выступают слёзы.

Она с ненавистью обратила свой взор на Вадика, желая заорать на него, вцепиться ногтями в мерзкую морду, выцарапать глаза... Но ничего из этого не сделала, так как прямо ей в живот уткнулось дуло пистолета.

— Я не прощаю предательства. Поступи ты как человек, то история двинулась по иному руслу, а не так, как сейчас. А теперь прыгай.

— Что?

— Я сказал, прыгай вниз.

Девушка поглядела на то, что осталось от Андрея, а потом затрясла головой.

— Да пошёл ты! Лучше застрели меня, но туда я не прыгну! По крайней мере, живой.

Недобро усмехнувшись, Вадик ухватил Машу за волосы, сильно дёргая, а затем потянул на себя, ставя подножку. Не удержав равновесия, Мария с громким воплем полетела в подвал, рухнув прямо на жрущего мертвеца.

— Ты сама во всём виновата, — послышалось сверху.

Вадик склонился вперёд, убирая пистолет, упираясь ладонями о колени, с любопытством глядя на барахтающуюся девушку, которая вскочила как ошпаренная, отбегая в дальнюю часть подвала, с ужасом и омерзением на лице, она наблюдала, как зомби медленно выпрямляется, после чего оборачивается, уставившись бельмами глаз на ещё одного живого человека.

— Вытащи меня отсюда! Немедленно!

В голосе Марии слышался животный ужас.

— Приятного времяпровождения, — хохотнул парень.

Маша заметалась по прямоугольнику подвала, выхватывая взглядом различный мусор под ногами. Наконец её внимания привлекла ржавая труба, которую она и схватила, выставляя перед собой. Это было гораздо лучше, чем совсем ничего. По крайней мере, появлялся хоть какой-то шанс, пускай и мизерный. И следовало им воспользоваться.

В мозгу тут же всплыли развлечения, которые практиковали некоторые индивидуумы. Это происходило во время войны, когда стравливали людей и зомби, добровольцев и просто жертв. На такие бои делали ставки. Мало кому удавалось уйти невредимым с арены, особенно если заражённый смог добраться до плоти и укусить. Конечно, все эти развлечения находились вне закона, но тем не менее, подпольно проводились такие вот бои. Девушки несколько раз приходилось видеть старые видеозаписи тех забав. И ничего в них от спортивных состязаний не имелось. Лишь только кровь, страх жертв и смерть.

Маша ударила отрезком трубы по голове мертвеца, и во все стороны брызнула склизкая расползающаяся плоть. Зомби пошатнулся, делая шаг назад, приоткрывая чёрную пасть, вываливая язык вместе с кучей червей.

«Что же делать?»

Отпрыгнув от взметнувшейся вверх мёртвой руки, Маша вновь замахнулась, а после с громким воплем принялась бить заражённого, кружась вокруг него, не давая приблизиться к себе на близкое расстояние. Плоть летела во все стороны, а труба покрылась зловонной слизью. Нижняя челюсть мертвеца сломалась, повиснув на чём-то непонятном, некой нити, то и дело болтаясь из стороны в сторону при каждом движении. И лишь язык, подобно жирному слизню, всё ещё шевелился, выпихивая всё новые и новые порции червей.

Кривясь от омерзения и ярости, девушка продолжала наносить удары до тех пор, пока череп зомби не раскололся, а на стены не брызнула чёрная зловонная жижа. Только тогда мертвец рухнул на пол прогнившим напрочь мешком плоти.

«Я это сделала, мать твою. Сделала».

Тяжело дыша, Маша подняла взгляд наверх, уставившись на наблюдавшего за ней Вадика. Тот склонился над дырой, упершись ладонями в колени, покачивая головой, будто не до конца верил во всё происходящее.

— Вытащи меня отсюда, — приказала она хриплым голосом. – Найди лестницу или верёвку.

— Боюсь, что я не могу этого сделать, — медленно проговорил парень.

— Что ещё за херню ты несёшь?

— Дорогая... Разве до твоего маленького мозга ещё не дошло, что для тебя нет пути обратно. Ты останешься в этом подвале навсегда. Особенно после данного...

Он указал пальцем на неподвижного зомби.

— И не потому что я боюсь там заражения или прочей фигни. Просто после этого ты станешь мне мстить, чего я позволить не могу. Поэтому тебя никогда не найдут.

— Сука! -с яростью прошипела она.

С силой размахнувшись, она бросила своё оружие вверх, и то крутясь, угодило Вадику прямо в лицо, выбивая зубы, левый глаз, ломая нос. Парня буквально смело прочь от дыры, и лишь до ушей донеслось глухое падение тела, а спустя секунду звяканье трубы.

— Мать твою!

Мария топнула ногой, отходя подальше от мертвеца, пытаясь сообразить, что ей делать дальше. Вадик по-прежнему находился наверху, в отключке или же мёртв, и поэтому на него рассчитывать не приходилось.

«Да и особо не надеялась. Он просто сраный говнюк!»

Убрать лист, который вёл в тоннель, это тоже не было вариантом. Под землёй, как она знала, водилось огромное множество различной дряни. Одни только крысы размером с небольшую собаку чего только стоили. А всякого отребья в виде людей, которые ушли с поверхности по какой-либо причине, тоже хватало. Преступники, наркоторговцы, психопаты и просто сектанты...

Внимательно осмотревшись, девушка у дальней стены заметила довольно удобные выбоины. Если она сможет подпрыгнуть, а после подтянуться, то вполне выберется. И следовало поспешить, ведь тело Андрея начало уже мелко подёргиваться. Похоже вирус распространился, так что вскоре можно ожидать появления нового зомби.

«Дайте мне только время, и я от этого места ничего не оставлю, кроме пепелища».

Глубоко вздохнув, Маша стала карабкаться наверх, к своему спасению. Ей понадобилось добрых пять минут, чтобы грязные пальцы ухватились за некий выступ в полу, а после она уже смогла вытащить собственное тело из бывшего некогда подвала. И когда она оглянулась, то увидела поднявшегося заражённого, который находился как раз над ней. Промедление грозило неприятностями, но ей все-таки удалось спасти себя.

— Сукин сын.

Пнув мёртвое тело Вадика с изуродованным лицом, девушка вытащила у него из-за пояса пистолет, проверяя магазин. И спустя секунду из неё вырвался разочарованный вздох. Тот оказался пустым, а её бывший парень просто блефовал.

— Вот уж говнюк! – с чувством произнесла она.

Кабы знать, то вся ситуация могла пойти по-другому руслу. И не было бы смерти Андрея, а также всего прочего...

«Скорее всего, наркотик окончательно выжег мозг Вадику».

Отбросив теперь уже ненужный пистолет, Мария взялась за пластиковую бутылку с бензином, начиная поливать сверху стоявшего под ней зомби. Также и про тело не забыла, которое находилось рядом, уже убитого заражённого. Нельзя ничего оставлять, иначе крысы обязательно растащат, принеся в мир новую чуму, с которой человечеству удалось справиться с огромным трудом.

— Горите вы все в аду.

Достав из кармана Вадика спички, она зажгла одну, бросая вниз, и яркое пламя взмыло над подвалом. Плоть зомби Андрея обуглилась, став чёрной, но перед этим пошла лопающимися пузырями. Да и второй мертвец горел совсем неплохо. Ведь различного мусора на полу хватало, так что и это подбавляло жару.

Отвернувшись от погребального костра, Маша присела на корточки, разглядывая Вадика. В этом не было сомнений, что её парень был мёртв. Случайный удар достиг своей цели, хотя она и не планировала его убивать. Но с другой стороны, так, наверное, и лучше... Ведь у него мозги всё больше и больше размякали от употребляемого наркотика. И однажды Марии даже удалось узреть мертвеца, чей мозг оказался абсолютно жидким, как некая каша. Этого шмурдяка сбил автомобиль, и его голова раскололась, а содержимое вытекло на асфальт. Такое состояние являлось уже самой последней стадией. Нечто подобное в итоге ждало и Вадика. Он стал принимать свои наркотические фантазии за реальность, придумав какую-то измену с Андреем...

— Эй! – окликнули её от входа. – Ты че тут делаешь?

Подняв взгляд, вынырнув из своих раздумий, Маша увидела двух шмурдяков, таких же наркоманов, как и Вадик. Они таращились на неё покрасневшими глазами, которые отчётливо выделялись на обтянутым жёлтой коже черепе. Движения этих двоих были резкими, неловкими. Так обычно и случалось с торчками, которые очень много употребляют Романтики.

— Разложим эту доску? – спросил один у второго.

Оба некогда бывших человека сейчас сами напоминали зомби. Единственное отличие, что они могли ещё пока говорить и хоть как-то думать.

— А нужно ли? – с неуверенностью протянул тот.

Он опустил взгляд, будто прикидывал, в рабочем состоянии ли его инструмент, или же повис бесполезным куском плоти.

— Не хочешь, тогда просто посмотришь.

— Ну... Я не знаю.

Оба шмурдяка придвинулись на шаг, обходя тело Вадика, а Маша попятилась, в свою очередь огибая пылающую яму подвала, продолжая приближаться к противоположной стене. Это было концом... Краем, когда деваться уже больше некуда.

— Слышите, вы, фрики! Только попробуйте, и я...

Оба парня дико расхохотались, растягивая почерневшие губы, обнажая бледные дёсны и редкие зубы.

— Иди сюда, сучка, — сказал один.

— В рот или зад? – вторил ему второй.

Маша поискала взглядом какое-нибудь оружие, но ничего подходящего не попадалось, разве только...

— Скидывай свою юбчонку.

Как только один из торчков приблизился на достаточное расстояние, девушка резко нагнулась, хватая с пола использованный шприц. Затем, не раздумывая, вонзила длинную иглу шмурдяку прямо в левый глаз. Тот от неожиданности сделал шаг назад, не понимая что только что произошло, а когда до него наконец дошло, то завопил жутким голосом, падая на колени, хватаясь за шприц, выдёргивая его и отбрасывая в сторону. Но вот только сама игла по-прежнему продолжала находиться в глазу, видимо причиняя невыносимую боль при каждом моргании, да и не только...

— Ты че наделала? – тупо уставился на всё произошедшее второй.

— Даже не думай приближаться, — предупредила его девушка.

— Ты че наделала, дура?

Первый завалился на спину, суча ногами, разбрасывая по сторонам мусор. По его чумазому лицу стекала кровь, выходя из повреждённого глаза. По-видимому, иголка вошла довольно глубоко, пронзив всё что только можно.

— Ты зачем это сделала? – хлопал глазами товарищ первого.

Маша принялась медленно обходить шмурдяка, как вдруг у того из-за спины вырос Вадик. С совершенно чужим лицом и стеклянными глазами, тот вонзил зубы в шею второго. Вырывая кусок плоти.

«Вот чёрт!» — только и подумала девушка.

Ей сразу всё стало понятно. Отрезок трубы, которым она уничтожила зомби, был выпачкан слизью мертвеца. И когда она запустила его в Вадика и убила того, зараза перебралась и на другого покойника, в скором времени сделав из него кровожадное существо.

Если дела будут продолжаться так и дальше, то не избежать человечеству новой заразы. И всему виной этот дурень, её бывший парень, который из-за наркотика принял фантазии за реальность. Поэтому во чтобы это не стало, следует покончить со всем этим здесь и сейчас. Иначе просто будет поздно.

Обойдя у дальней стены всё происходящее, Маша зашла за спину грызущего бродягу зомби, а потом с яростью бросилась вперёд, громко закричав от страха. Она ударила Вадика ногой в спину, раз, другой, и когда тот покачнулся, толкнула обеими руками прямо в горящую яму. Зомби рухнул вниз, прямо в пламя, забирая с собой и второго шмурдяка, всё ещё визжащего, брыкающегося.

«Это всё», — устало подумалось ей.

Девушка присела на корточки, тяжело дыша, глядя на пламя, стараясь не вдыхать вонь горящей плоти, но и не желая уходить. Ей следовало убедиться, что все сгорят полностью, а уж тогда...

«Подумать только! Из-за одного идиота могли разверзнуться врата ада. Впрочем, когда-то, много лет назад, возможно именно так и случилось, как происходило и в остальных случаях, с войнами и прочими катаклизмами, где виноват человек».

Второй торчок затих, не подавая никаких признаков жизни. Он лежал неподвижной грудой плоти, раскинув в стороны руки и ноги. Из глазницы по-прежнему торчала игла от шприца.

Спустя пару часов, Маша уже шла обратно, глядя себе под ноги, вновь и вновь возвращаясь к недавнему прошлому. Двигаясь сюда не так уж и давно, она и подумать не могла, что закончится всё бойней и четырьмя смертями.

«С другой стороны, могло быть и гораздо хуже».

Девушка выбралась из поганых трущоб, щурясь от яркого солнца, выходя в жилую часть города. С исчезновением её парня не будет проблем. В нынешнее время слишком опасно жить, когда за городскими стенами по-прежнему орудуют кочевники, банды на мотоциклах и машинах, передвигаясь от поселения к поселению, убивая и грабя караваны. Да и на самих улицах опасностей хватало...

— Да и чёрт с ним.

Маша облегчённо выдохнула, подставляя лицо приятным лучам солнца, улыбаясь тому, что жива, и может наслаждаться такой мелочью... Ведь у иных подобной возможности уже нет.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.9 / голосов: 7
Добавить комментарий
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допускаются только следующие теги HTML: <a> <em> <strong> <ul> <li> <img><br><p><blockquote>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • You may insert videos with [video:URL]
  • You may quote other posts using [quote] tags.

Подробнее о форматировании

Например, для варианта 1+1 напишите 2.

Быстрый вход