Цветы на камнях. II-11. Заказ на русского

Том Джаспер, лениво потягиваясь, вылез из джипа. «Джип… Одно название, что джип!» Русский GAZ, ведро с гайками! Надежный, правда, и простой, как топор, этого не отнять!

Старый боец напялил свою вечную ковбойскую шляпу, без которой представить его было невозможно. На нем была камуфляжная футболка, самодельный разгрузочный жилет и истертые форменные штаны, заправленные в высокие армейские ботинки. Носить тяжелую армейскую обувь в сорокаградусную жару было вынужденной необходимостью, - после того, как появились скорпионы, способные прокусывать даже самые прочные кроссовки.

Джаспера сопровождал приемный сын, - молодой грузинский парень по имени Виссарион. Он привычно выпрыгнул из машины и побежал к дверям Штаба. А Джаспер довольно похлопал по боку своего железного коня. На заднем сиденье лежали металлические бачки, кувшины и огромные кожаные фляги с непременной надписью «Jasper,s Water».

Том задымил трубкой, улыбнулся от удовольствия. В это время из здания вышли Виссарион и двое караульных – грузин и поляк, в сопровождении американского сержанта.

- Выгружайте, парни! – Том широким жестом пригласил бойцов к действию.

Выгружали, как водится с руганью, - емкости были тяжелыми. Уже на втором бачке поляк, глядя на стоящего в стороне Виссариона, возмутился:

- Hej, Baron, pom;; nam nie chce?!

- Слушай, сидит как князь! – подхватил его грузинский товарищ. – А мы таскать должны, да?

- Эй, парень! – распорядился сержант. – Давай-ка, помоги моим, а то мы будем до вечера возиться!

Виссарион покраснел и хотел было вылезти из машины, но Джаспер остановил его:

- Сиди, Ви-Эс! Меня слушай! – Потом насмешливо крикнул «грузчикам»:

- Давайте, вкалывайте! А то сидите весь день на заднице, геморрой наживаете! Сержант, мне только за воду платят, но не за разгрузку!

- Много говоришь, Джаспер! – недовольно проворчал сержант.

- Могу себе позволить! – довольно хохотнул «водный олигарх».

У Армии США и Тома Джаспера складывались очень интересные отношения. Джаспер был военнослужащим американской армии, имел чин рядового первого класса, но, одновременно был крупнейшим поставщиком минеральной воды в Хашури и его окрестностях. Только его воду пили американцы, и клиентами Джаспера были все его начальники. И Джасперу было плевать, сержант перед тобой или целый полковник. Джаспер, бывший фермер из Аризоны, был обепеченным человеком и имел на все свое мнение. Каждый месяц он грозился уволиться из армии и осесть на своем ранчо. Послать всех далеко и надолго и заняться разведением скота и торговлей водой. А год назад Джаспер прославился на весь Союз тем, что перекрыл нынешнему Главе Совета, майору Хунну, поставку воды из-за долгов. А у Хунна тогда, как на грех, заболел сын. И грозный майор был вынужден, чертыхаясь и матерясь, лететь в Гоми, на ферму к своему солдату, чтобы расплатиться с долгом.

Кстати, сам Хунн всем говорил, что нисколько не обижается на Джаспера, что сам был виноват, и что не стоит смешивать служебные отношения и коммерческие.

- Бизнес есть бизнес, - говорил матерый контрразведчик, разводя руками. Хотя, как знать, может и затаил Хунн для Джаспера камень за пазухой.

Но Джаспера это мало волновало. Он курил трубку, привезенную, по слухам, из самого Азербайджана, наблюдая за тем, как солдаты Хунна перетаскивают воду в здание. Иногда он, посмеиваясь, давал издевательские советы поляку. Поляк скрипел зубами, но отмалчивался.

Вдруг Том почувствовал запах чужого табака, - даже не табака, а дешевой курительной смеси. Он оглянулся и увидел, что его воспитанник, шестнадцатилетний Виссарион, свернул самокрутку и пускает в небо кольца.

- Это еще что такое?! – Джаспер бухнул кулачищем по раскаленному капоту.

- Дядя Том, ты ведь сам говорил, что пока мне не исполнится шестнадцать, курить нельзя, - оправдывался мальчик. – Но вот мне уже шестнадцать. Значит, уже можно?!

- Я не о том… Что за дрянь ты куришь?! Хочешь, чтобы у тебя к двадцати годам зубы почернели, а к сорока «свисток» отвалился?! – ругался Джаспер. – Хочешь курить, кури качественный табак, а не всякую дешевку! А ну, выбрось! В следующий раз учую эту дрянь – пеняй на себя!

- Но у меня нет денег на дорогой табак!

- А зачем он тебе вообще?!

- На обратной дороге мы будем проезжать мимо дома Софико… И она вместе с родителями работает в саду…

- Понял! – Гнев Джаспера мигом улетучился. – Только учти, что сигарета, - это последнее, что привлекает женщину в мужчине. Ты хочешь казаться взрослым и сильным, не так ли?

- Да…

- Ну и дурак! Надо быть сильным и взрослым, а не казаться!

Воду выгрузили. Джаспер вытащил из машины свой «Ингрэм», достал русскую СВД, повесил на плечо. Потом сказал парню:

- Езжай домой. Я останусь на службе, буду вечером. Проверишь все насосы и натаскаешь воды, понял? А по дороге можешь заехать к своей Софико, но недолго, чтобы мать не волновалась, о-кей?

- Ладно! – Виссарион аж засиял от радости. – Дядя Том, мне бы шляпу, как у тебя!

- Как только увижу на базаре, - первая шляпа твоя! – пообещал Том. – Только машину не разбей, а то … - Он показал Висариону увесистый кулак. – И завези еще пару галлонов Гору после обеда.

Счастливый юноша надавил на газ и умчался, подняв облако пыли. Том, кашляя, выругался ему в след.

- Вот молодежь! На машине ездить надо, а не летать!

Старый солдат-фермер недовольно отряхнул пыль с рук, постоял немного, щурясь на июльское, беспощадное солнце. Увы, уже скоро, месяца через два, подуют с гор ледяные ветры, закружатся в небе белые мухи. Надо спешить, убирать урожай до первых заморозков.

Джаспер подумал, закурить ему еще, или идти по делам. Тут он увидел странную процессию, бредущую мимо штаба.

Двое молодых солдат вели под конвоем старого, седого мужчину, лет пятидесяти. Бойцы-грузины в латаных рубахах и потрепанных кедах не сводили с арестанта глаз, держа его под прицелом охотничьих ружей. Сам арестованный, в безумно старом, когда-то солидном костюме (правда, без рубахи), в старомодной шляпе, ступал не спеша, с достоинством, вскинув подбородок, показывая свое презрение ко всему окружающему миру. Командовал этим шествием старый майор-полицейский Деметри, бывший начальник районного отделения в Кутаиси. Деметри шел, повесив голову, будто ему в этой жизни все надоело.

- Привет, шериф! – позвал его Том.

Деметри, увидев друга-американца, криво улыбнулся, потускневшие глаза его ожили. Он жестом позвал своих солдат за собой, направляясь к Тому.

Том давно знал Деметри и уважал его, как опытного дельного человека, преданного своему делу. Он сразу понял, что у приятеля дела идут неважно:

- Как ты, шериф? Как у тебя дела?

- Спасибо тебе, Том. Более-менее. А ты как? Как семья, как торговля?

- Everything is fine, thank you! – улыбнулся Том. – Ты что такой невеселый, Sheriff?

- Да какой я теперь шериф? – вяло махнул рукой Деметри. – Ненавижу вашего Хунна, Том! Тварь он, скотина гнилая, чтоб его крышей придавило! Драл я его и его отца, и его мать, и весь его род до самого Адама!

- Что тебе сделал наш майор, что ты его так любишь? – удивился Джаспер.

- Ты представляешь, Том, он выпустил из тюрьмы почти всех заключенных! И не просто выпустил, но и раздал им оружие! Он сформировал из них бригаду молодчиков и взял под свою команду! Гвардия, мать его и весь его род! Выпустил уголовников, это ладно, но он освободил и исламистов, которых взяли полгода назад на южной границе! Как можно?! Когда я узнал об этом, я сразу поехал в тюрьму, чтобы застать его. Он даже не стал меня слушать, а когда я все же пробился к нему, он сказал, что с этого момента я – простой патрульный! Я служу в полиции уже сорок лет, и вот так меня под конец службы выбросили на улицу!

Том был ошарашен таким известием. Такого выверта от Хунна невозможно было ожидать. Действительно, если Деметри говорит правду, то дела совсем плохи.

- Не может этого быть…

- Я тебе что, вру?! – вдруг взорвался Деметри.

- Это из-за того, что ты всю жизнь жил сторожевой собакой, - вдруг подал голос задержанный. – А что делают со старым, негодным псом? Выгоняют со двора, чтобы подох на куче навоза!

- Заткнись, Геловани! – проревел Деметри. – Я за себя не ручаюсь!

- Свою жену затыкать будешь, начальник, - издевательски усмехнулся арестант, которого назвали Геловани. – Ты меня пугать собрался? Нашел фраера! Ты всю жизнь легавым псом пробегал, а тебя твои хозяева только пинками награждали! Русским служил, они же тебя на досрочную пенсию проводили! Помнишь, как ты меня еще в Сухуми ловил? Мне-то срок впаяли, а тебе что с меня? Орден? Хрен обачий. Служил Саакашвили, потом вот америкосам, - они тебя все гоняли, как пса шелудивого! Я смеюсь над тобой, легаш!

- Кто это? – спросил Том, глядя на наглого арестанта.

- Геловани, он же «Арбек». Старый вор, я за ним еще в Советском Союзе гонялся! Даже ядерную войну пережил, паразит! На базаре его взял только что!

- Это верно! – Арбек довольно ухмыляясь, принялся разминать руки. Том увидел на его смуглых пальцах тюремные татуировки. – Мы с Деметри старые приятели. Сорок лет он за мной гоняется, а я от него бегаю. А знаешь, почему ты пес, а не человек? Тебя, как барана, выгнали со двора, а ты повыл немного и послушно и побежал, куда отправили, на навозную кучу!

- Я Родине служу! – закричал Деметри. – Чищу ее от таких, как ты?

- Не очень-то это нужно твоей родине!

- Эй, эй, парни, тайм-аут! – замахал руками Том. – А вы на нормальном языке говорить не можете? Вы зачем по-русски ругаетесь?

В пылу спора Деметри и Геловани самопроизвольно перешли на русский. Непонятно почему. Может, потому, что лучшие годы обоих прошли в красной империи, и русский язык был забит у них в подсознании.

- Он прав, Том! – Деметри вдруг сорвал с себя шапку и с силой бросил на землю. – Да пошло оно все! Я ухожу со службы, прямо сейчас! Надоело! Уеду к себе в село! Там осталось еще человек пять, там и доживу последние дни! Эй, ребята! – окликнул он солдат. – Идите в участок, скажите, что старый майор послал Хунна на … и уехал из Хашури восвояси! Вот только вещи соберу!

- Вы серьезно? – не поверил своим ушам молодой солдат.

- Уж куда серьезнее! – Седой полицейский кипел от гнева. – А ты, Геловани, он же Арбек, он же Сухумец, он же Бебе, он же Курбан… Иди на все четыре стороны, я тебя отпускаю!

Солдаты были ошарашены. Но более всех изумился сам вор:

- Начальник, ты серьезно?!

- Серьезно, вали на все четыре стороны! Иди, воруй, грабь, разбойничай! Теперь воры и убийцы правят, а честные служаки никому не нужны!

- Нет, начальник, так не пойдет, - вдруг возмутился Арбек. – Давай, веди меня в тюрьму!

- Не хочу! Тебя отпустили, можешь идти.

- Да подожди ты, Деметри, так дела не делаются! – взмолился старый разбойник. – Как я потом на любой приличной хате покажусь? Что скажу, что меня начальник просто так отпустил? За какие заслуги?! Поймал ты меня на горячем, так и веди, арестовывай! Эй, ты куда, начальник?!

Деметри махнул рукой и пошел в сторону. Геловани пошел за ним, догнал, что-то долго ему доказывал. Потом только махнул рукой, плюнул от досады, затем коршуном налетел на бедных солдат-оборванцев:

- Эй, вы, краснопузые! Давай, веди меня в участок! Не отведете, найду обоих и закопаю! Зубами загрызу!

Джаспер смотрел на весь этот цирк с конями, разинув рот. Нечасто увидишь, как коп, обиженный начальством, нарушает присягу и отпускает на все четыре стороны опасного преступника. А этот преступник из кожи вон лезет, чтобы его … посадили в тюрьму! Где еще такое возможно, как не в этой дикой стране?!

В этот момент на крыльцо вышел Бернардо, один из офицеров, который после симерти Ричардса стал подозрительно быстро вхож в высокие кабинеты. Здоровенный, краснорожий Бернардо увидел Джаспера и окликнул его:

- Эй, Джаспер! Иди сюда, ты-то мне и нужен!

- Сэр..?

- Быстро поднимайся к майору. Он хотел тебя видеть!

- Есть, сэр…

Том козырнул для видимости, и в душе обругал Бернардо последними словами. А, заодно, и Хунна. Вот ведь придумают какую-нибудь работу! Нет, надо уходить из армии, на ферму!

Том поднялся на этаж, где расположился Хунн. У дверей непрестанно несли караул два морпеха со штурмовыми винтовками. Том хотел было пройти в кабинет, но один из стражей грубо преградил ему путь:

- Куда лезешь?!

- Эй, поаккуратнее! – возмутился Том. – Майор сам меня вызвал. Если я ему уже не нужен, тогда я пойду по делам!

Морпех вошел в приемную, видимо, спросить, какого черта тут делает Джаспер. Второй приподнял оружие так, что ствол был направлен Тому в живот. Бычьи глаза охранника смотрели как бы сквозь Джаспера и выражали животную покорность приказу.

Тут же появился второй морской пехотинец:

- Джаспер, тебе разрешено войти. Оружие сдать в приемной!

- Надо же, какие строгости! – проворчал Джаспер, проходя внутрь.

В приемной, где раньше сидела симпатичная секретарша, жена Ричардса, теперь обосновался желтый невысокий тип со знаками первого сержанта. Он заставил Джаспера выложить все оружие, потом осмотрел его, похлопал у него под мышками. От такой наглости Том чуть не взбесился:

- Я тебе не шлюшка, чтобы меня ощупывать!

- Таков порядок, - бесстрастно отсек наглец. Потом нажал кнопку на пульте, произнес в микрофон:

- Сэр, прибыл старший солдат Джаспер.

- Пусть войдет, - прошуршал динамик.

- Проходите, Джаспер, садитесь, - Майор Хунн был как никогда вежлив.

- Спасибо, сэр. С вашего разрешения, - Том осторожно сел за стол, ожидая от начальника какой-нибудь пакости.

- Вы догадываетесь, Джаспер, зачем вас вызвали?

- Нет, сэр. Есть претензии к моему товару?

- Нет, что вы! Товар отменный! – Хунн в доказательство своих слов налил воду из бутылки Джаспера. Несмотря на нервы, Тому это доставило удовольствие. Вот какую воду он делает, аж первое лицо государства нахваливает. – Я вас вызвал по службе. Вы ведь солдат Соединенных Штатов?

- Так точно, сэр! – Джаспер на всякий случай вскочил, вытянулся по струнке.

- Садитесь, Джаспер, я не сомневаюсь в вашей верноподданности, - небрежно махнул рукой хозяин кабинета. – Именно поэтому я и приказал вызвать вас. Я очень рассчитываю на вас, Джаспер.

- Слушаю вас, сэр.

- Вы, наверное, уже знаете, что мы раскрыли заговор, - начал издалека Хунн. – К сожалению, мы замешкались и потеряли полковника Ричардса… Мы арестовали нескольких участников, уничтожили убийц, но часть злоумышленников еще на свободе. И они планируют новые преступления. Вы ведь живете в Гоми? Скажите, вы знакомы с Юрием Сенцовым?

- Да, сэр… Мы не раз пересекались с ним. И по работе, и по бизнесу.

- И что вы можете сказать о нем?

- Бывший военный… Толковый парень… Грамотно организовал оборону. Надежный… Правда, с причудами… Но, я так понимаю, это отличительная черта всех русских.

- Посмотрите эти фотографии… - Хунн передал Джасперу несколько отвратительных по качеству черно-белых фотографий. На одной из них Том увидел Сенцова рядом с высоким худым китайцем. На другой – Сенцов передавал тому же китайцу пулемет, а у их ног лежал длинный ящик с оружием. На третьей – тот же китаец в компании Сенцова и Сергея Коростелева, дозиметриста, приятеля Сенцова. Именно его Джаспер встречал в Гоми, когда тороговый караван вернулся из Цхинвали.

- Этого китайца зовут Хоу Вонг. Он – организатор подпольной китайской группы коммунистов, которые планировали захват власти на севере Союза. Позже они хотели выхода из Союза и присоединения к русским войскам в Осетии. Хоу Вонг уже арестован, он признался во всем. Вот протокол его допроса… - Хунн старательно убеждал Джаспера в злодеяниях проклятых комми, будто боялся, что он не поверит.

- Невероятно… - сказал Джаспер, чтобы хоть что-то сказать.

- Именно! – Хунн довольно хлопнул себя по колену. – Кто бы мог подумать, что теперь, когда мы пережили такую катастрофу, находятся люди, которые пользуются бедственным положением людей и борятся за власть! Но это еще не все… Те русские из вашего села, как оказалось, были в сговоре с китайцами. Сенцов долго скрывал свое истинное лицо под маской благопристойности, но, как выяснилось, он тайный коммунист, мечтающий о восстановлении Красной У них была своя ячейка в Гоми, лидером которой является Сенцов. В Цхинвале они встречались с русскими военными, с которыми о чем-то договаривались. О чем, хотелось бы знать?! – Тут Хунн подсунул Тому еще одну фотографию, на которой Сенцов и Сергей о чем-то разговаривали с русским офицером в окружении осетинских бойцов.

- Не может быть… Сэр, я давно знаю этих людей, - попытался вступиться за русских Том, но тут же замолчал. Шестым чувством он понял, что Хунн не примет никаких доводов в защиту Сенцова, что Хунн именно ХОЧЕТ обвинить русских.

- Да, я с вами согласен, - кивнул Хунн. – Иногда бывает так, - знаешь человека сто лет, а он оказывается подонком! Я сам удивляюсь, как я не изобличил этого проклятого русского! С моим-то опытом! Но и это еще не все…

- Что-то еще, сэр?! – Хунн был готов услышать, что именно Сенцов и Коростелев спланировали и начали ядерную войну.

- Нам стало известно, что Сенцов планирует крупный теракт в Гоми, - не разочаровал его майор. – Где и как, - неизвестно. Возможно, - это подготовка к вторжению с севера. Вот, посмотрите, - Хунн передал Джасперу кусок картонки, на котором было написано послание Сенцова каким-то неизвестным tovarischam, якобы о времени и месте какого-то взрыва. Джаспер не знал русского языка. Он недоверчиво вглядывался в корявые кириллические буквы почему-то вперемешку с английскими и китайскими предлогами.

- Мы, к сожалению, даже не знаем, кто из жителей Гоми входит в террористическую группу, - вещал Хунн. – По нашим предположениям, один из членов группы – Кетеван Коростелева, жена молодого русского. Но эта информация еще проверяется…Так вот, к сожалению мы должны действовать вслепую. Мы должны предотвратить теракт и спасти людей. Эта миссия доверяется вам.

- Мне?! – Тут Джасперу стало не по себе.

- Именно вам. Вы – лучший из наших людей, человек, который олицетворяет собой Америку, ее несокрушимое стремление к жизни и процветанию. Я приказываю вам уничтожить Сенцова.

- Но сэр…

- Никаких отказов не принимаю! Жизнь наших сограждан в опасности и вся надежда только на вас! Это секретная операция должна быть выполнена в ближайшие двадцать четыре часа! В случае успеха я лично подпишу договор о передаче вам сотни акров земли. А чтобы облегчить вам выполнение задачи… У вас дома сейчас находятся трое наших бойцов.

- Зачем?

- Чтобы взять под охрану ваше семейство. На всякий случай… - Хунн гаденько улыбнулся. – Наши враги должны быть уничтожены, верно? И те, кто помогает врагам, - тоже враги.

Джаспер все понял. Солдаты в доме – это на тот случай, если он вдруг заартачится. Теперь ему деваться некуда. Он получил приказ и обязан его выполнить.

- Я все понял, сэр, - Джаспер встал из-за стола.

- Ну, вот и отлично! Отправляйтесь сейчас домой, на ферму. Там вас ожидает первый лейтенант Бернардо. Он снабдит вас всем необходимым и проинструктирует дополнительно. Желаю вам удачи, Джаспер. Не подведите меня…

С тяжелым сердцем Том вышел из кабинета, еле переставляя ноги. Чуть не оставил свое оружие. У дверей он остановился, поднял глаза на охранников. Те стояли, как статуи, держа винтовки на груди. Им было плевать на все…

Том брел по коридору, а мысли у него были одна мрачнее другой. Как же так?! Ну не верил он ни в какие тайные общества коммунистов! Все эти фотографии еще ни о чем не говорят. Если перечислить, например, всех его покупателей воды, то его самого можно будет записать хоть в коммунистоы, хоть в исламисты! Даже если этот проклятый китаец и преступник, в то, что Сенцов способен на теракт, он сильно сомневался. Вот в то, что Сенцов желает пристрелить Хунна, он бы поверил без колебаний. А убить ни в чем не повинных людей… Нет, русский десантник в отставке хоть и чудной, но он – честный служака. Чтобы ни говорил Хунн, но он, Том, тоже разбирался в людях. Да и потом, зачем что-то взрывать, - просто впусти в поселок горных дикарей, - они уничтожат все, и сожгут, и угонят скот.

И потом, - ему предлагают награду. Хотя могли просто приказать, он всего-навсего старший рядовой, бывший техник. Теперь он – наемный убийца на службе Хунна. А, что касается того, что Сенцов – тайный коммунист, - это ложь. Что он скрывал это. Сенцов как раз НИКОГДА НЕ СКРЫВАЛ своих взглядов, он открыто называл симпатизировал коммунистам и ностальгировал по Советскому Союзу, чем доставал и американцев, и грузин. Зачем же врать?!

Тома оскорбило и то, что в его доме, на его земле хозяйничают чужаки. Пусть даже они его соотечественники. Но он не давал своего согласия на то, чтобы превращать свой дом в военный полигон! Черт побери, это его земля, его частная собственность, и никто, ни Хунн, ни президент, ни сам дьявол не имеет права самовольно вторгаться в его дом! Это против всяких законов!

Да, дело нечисто. И из него хотят сделать киллера, чтобы убрать Сенцова. А, чтобы он, Джаспер, сделал дело с гарантией, у него за спиной будут стоять три вооруженных гориллы! И, похоже, у него нет права на ошибку.

Было еще личное… Два года назад жители Гоми организовали карательную экспедицию в пустыню, против дикарей. Тогда Тому не повезло, он упал в ущелье, поломал руки, чудом остался жив. Шесть часов он провалялся на дне, отгоняя шакалов матом и винтовкой, держа ее единственной здоровой рукой. Тогда в кромешной тьме на выручку ему пришли именно те двое русских. Они же на своем горбу тащили его два часа до заставы по раскрошенному асфальтовому шоссе мимо холодных гор. Русские спасли его, а он в благодарность должен убить их.

Жена Коростелева – террорист? Да чушь собачья! Чтобы быть преступником, надо, по крайней мере, уметь держать язык за зубами. А у Кетино это умение отсутствовало по факту.

А, может Хунн прав? Но почему он тогда действует так бесцеремонно?!

На выходе из штаба Тома окликнул водитель-грузин. Сказал, что у него приказ отвести его домой. И немедленно…

Когда «Газик» подъезжал к заставе, Джасперу захотелось напиться. Все его самодовольство осталось в Хашури, у дверей кабинета, где теперь заправлял Хунн. Напиться... Мертвецки... Но что это изменит? Он увидел, как в дорожной пыли голосует какой-то человек в камуфляже. Он был один.

Водитель, в нарушение всех иснтрукций, остановился. Человек снял с головы берет без кокарды, вытер багровое от жары лицо. Это был Бернардо.

- Вот, решил вас встретить! – развел руками американский первый лейтенант. – Давай к дому!

На заставе их не останавливали. Бернардо махнул старшему рукой и тот без разговоров поднял шлагбаум.

Дом Джаспера стоял на окраине поселка. Том увидел, что возле ограды его дома уже стоит серый от пыли «Хаммер». «Русский джип» остановился возле самой калитки. Бернардо молодцевато выпрыгнул из машины, не открывая двери. Том успел разглядеть, что в окне второго этажа маячит солдат с ПНВ, прикрепленным к шлему.

- Ну, прошу всех в дом, - по-хозяйски распорядился Бернардо, распахивая калитку. – Кроме тебя, - сказал он шоферу-грузину. – Возвращайся обратно!

Том, стиснув зубы, прошел вслед за наглым офицером в собственный двор. На пороге его встретила жена, старая грузинка в черном вдовьем платье. Она подлетела к мужу, испуганно зашептала:

- Что, что случилось?! Ты что-то натворил? Почему здесь солдаты? Они ходят по всему дому, по двору. Зачем ты их впустил?

- Тихо, Галя, тихо, - Том обнял ее, прижал к себе. – Ви Эс вернулся?

- Да… Он в гараже, возится с машиной…Но он боится. И я боюсь.

- Добрый день! – откуда ни возьмись, нарисовался Бернардо. Он учтиво поднес ребро ладони ко лбу. – Мэм, у нас с вашим мужем возникло одно дело. Не беспокойтесь, все под контролем правительства. Ничего незаконного!

- Иди в дом, - сказал жене Том.

- Кстати, а почему бы и нам не пройти в дом?! – оскалился Бернардо. – Я слышал грузины – гостеприимные люди! А грузинки, говорят, отличные хозяйки!

- Так женитесь на грузинке, господин офицер, - вздохнула Галина. – И вы убедитесь в этом.

- Нет, я умру холостяком! – расхохотался Бернардо.- Но спасибо за внимание к моей скромной особе!

Они вошли в дом. Здесь Том увидел еще двух солдат. Одного из них он знал, другого видел впервые. Видимо, это был один из новичков, прибывших из Ирака.

- Привет, Джим, - поприветствовал Джаспер знакомого. Тот только рукой махнул в ответ.

- Присаживайтсь к столу, - пригласила «гостей» Галина. Она быстро смахивала со стола крошки и пылинки.

- А почему бы и нет?! – обрадовался Бернардо. – Сердечно вас благодарю!

В дом вошел Виссарион. Он испуганно глядел на американских солдат. Парень робко ступая, подошел к отчиму:

- Дядя Том, мне страшно. Кто эти люди?

- Мои друзья, Ви Эс. Не бойся, все о-кей, - вяло улыбнулся Том. – Садись, поешь.

- Нет, мне не хочется.

- Надо. Поешь, у меня для тебя работа будет. Пойдешь в гараж, посмотришь машину.

- Загонял ты парня совсем, - вмешался Бернардо. – Меня, когда мне было шестнадцать, нельзя было загнать домой! Все время торчал в игровых автоматах! А ты своего все работой норовишь загрузить!

- Пусть знает с малых лет, как деньги достаются, - парировал Том.

- Тоже правильно! – согласился офицер. – Молодежь сейчас пошла сложная…Пойдем, Том, на вернаду, покурим! Мы сейчас вернемся.

Хозяйка продолжала сервировать стол, с опаской поглядывая на американцев. Те слонялись по дому взад-вперед, проявляя полное безразличие ко всему происходящему. Галина вдруг почувствовала себя чужой и одинокой в собственном доме, где все вдруг стали говорить на чужом ей языке.

Джаспер и Бернардо вышли во двор. First leutenant закурил, предложил свой табак Тому. Тот решил не обижать хозяина положения, взял пару щепоток.

- Бери больше! – улыбнулся Бернардо. – В общем, так. Русский должен быть уничтожен до рассвета. Тянуть нельзя. Так распорядился майор Хунн.

- Так быстро? – Том посмотрел с недоумением. – Я не справлюсь.

- Должен справиться, - не принимал отговорок Бернардо. – Как будешь действовать, дело твое. Я тебе рекомендую воспользоваться старой схемой. Отправь своего мальчишку домой к русскому, пусть передаст, что ты просил зайти его к себе домой. Под любым предлогом. Когда придет, ты его прикончишь. Если что, мои ребята тебе помогут.

- Они останутся здесь?

- Да. На всякий случай…

- Сэр, а я могу отказаться?!

Бернардо посмотрел на него с прищуром. В его глазах были одновременно и усмешка, и угроза.

- Не рекомендую… Ты получил боевой приказ, Джаспер. Знаешь, чем грозит невыполнение приказа?

- Я боюсь, что я не справлюсь…

- Справишься! Всего то и дел, - человека убить! К тому же ты не один, не забывай. – Бернардо подчеркнул «не один». Зато потом будешь в шоколаде, это я тебе обещаю!

- Да меня же грохнут местные!

- Не грохнут! После того, как все сделаешь, сядешь со всей своей семьей в машину и уедешь в Хашури. Солдаты тебе помогут.

- А мой дом, моя ферма?!

- Плюнь ты на эту хибару! После окончания дела получишь новый дом. Каменный. И земли, то ли пятьсот, то ли шестьсот гектаров. Хунн уже подготовил бумаги у нотариуса. Получишь много всякого добра. И всего-то делов – убить человека! Мы солдаты, Джаспер, это наша работа, - кровавая и неблагодарная!

«Хороша работа!» - подумал Том. – «Одно дело, убивать вооруженного врага, гладя ему в глаза, а другое – подло убить друга, пусть даже и русского!»

- Так, а моя вода?! – спросил Том, спохватившись.

- А у тебя ее никто не отнимает, - заверил Бернардо. – Боле того, майор Хунн предполагает взять твой участок под охрану правительства. Ты остаешься владельцем, но охранять воду будет армия. Ну, подбросишь государству пару процентов. За охрану! Так это пустяки, Том.

После этого Бернардо достал из кармана маленький флакон, затянутый в драный полиеэтиленовый пакетик.

- Бери, - сказал он. – Это очень хороший быстродействующий яд. Чтобы у тебя была возможность выбора. Не имеет вкуса и запаха, действует за минуту. Хорошая вещь. Если не понадобится, потом вернешь. В общем, как ты его убьешь, это твое дело! Нам важен результат.

- Спасибо, - Том взял пакет. А что делать? – А что сказать жене?

- Придумаешь что-нибудь… Только правды не говори, мигом разболтает по всему поселку. И вообще, ей сегодня лучше из дома не выходить. Для ее же пользы. Еще вопросы есть?

- Нет, сэр…

- Тогда все, Джаспер. Действуй. Мы надеемся на тебя. – Бернардо ободряюще хлопнул несчастного Джаспера по плечу. Они вернулись в дом. Солдаты, уже сидевшие за столом, вскочили, вытянулись по струнке.

- Я уезжаю, - громогласно известил Бернардо. – Сержант Атткинс, остаешься за старшего.

- Есть, сэр! – отозвался подчиненный.

- Вести себя крайне корректно. Если услышу от Джаспера или его родных хоть одно слово жалобы, пеняйте на себя. Окажете ему всю необходимую помощь. Вопросы?!

- Нет, сэр…

- Тогда все о-кей. Атткинс, пойдем, поможешь мне… До свидания, миссис Джаспер!

- Может, останетесь… Пообедаете, - предложила жена Джаспера.

- Нет, благодарю… Служба… До свидания.

Бернардо надел берет, отдал честь всей честной компании. Развернулся, вышел. За ним выбежал сержант Атткинс.

Они вышли со двора, подошли к «Хаммеру». Мимо них проехала женщина на велосипеде. Где-то смеялись дети… Дул ветер со стороны города.

- Значит, так, - сказал Бернардо. – Как только все будет готово, - Джаспера уничтожить. И его семью, чтобы без свидетелей. Дом подожжете… Эти «»»»ные водяные насосы взорвать к чертовой матери! Крайний срок – шесть утра, когда вы должны прибыть в Хашури и доложить о результате мне лично. Если Джаспер начнет кобениться – кончайте его. Ясно?

- Так точно, сэр, - ответил сержант. – Но ведь вы заберете машину?!

- Заберете машину у Джаспера. – распорядился Бернардо. – Она ему больше не понадобится. Вытащи запасную канистру с бензином, - Бернардо хлопнул ладонью по нагретой крыше армейского автомобиля. – Скажешь Тому, что это задаток за работу.

Атткинс, повинуясь, вытащил канистру. Бернардо еще раз оглядел дом, открыл дверцу, уселся за руль и завел машину.

Сначала он собирался ехать назад, в Хашури. Но потом ему в голову пришла другая мысль. В конце концов, Хунн слишком долго телится… Бернардо круто развернул машину и поехал в поселок.

Он медленно ехал вдоль домов, высматривая нужный. Народу на улице не было, - кто на работе, кто на ферме, кто несет службу на заставах.

«Здесь!». Бернардо остановил «Хаммер».

Откуда ни возьмись к диковинному стальному чудовищу слетелась стайка ребятишек. Они тут же начали ощупывать машину, проверять на прочность некоторые детали, оживленно переговаривались между собой:

- Ух ты! Вот это телега!

- Сам ты телега! Это не телега, это машина!

- Она сама ездит, без лошадей! Правда, дядя?!

- Правда, правда… - подтвердил Бернардо, захлопывая дверь. – Эй, ребята! Коростелевы здесь живут?

- Кто?

- Русский мужчина. У него сын и дочка.

- Здесь, здесь!

- Хотите подзаработать, ребята?! – озорно улыбнулся Бернардо. – Охраняйте машину, пока я не вернусь. Каждому – по патрону!

- По два патрона! – гаркнул самый высокий из ребятишек.

- По два?! Ну и дети пошли! О-кей, по два!

Договорившись с ребятней, американец шагнул во двор дома. Он оглядел старый крестьянский двухэтажный дом. Особенно его заинтересовал кусок стального рельса.

- Эй, кто-нибудь есть дома?! Миссис Коростелева?!

- А ее нет дома! – послышался женский голос. Из соседнего двора, облокотившись на обветшавший забор, на Бернардо с интересом смотрела светловолосая женщина лет сорока.

- И скоро она будет? – спросил Бернардо.

- А зачем вам она?! – Женщина расплылась в улыбке. – У вас к ней есть какое-то дело?

- Есть…

- Я могу передать. Зайдите в гости, расскажите. – Женщина улыбнулась, разглядывая крепкого военного-американца.

- Я подожду здесь, - отказался Бернардо.

Женщина фыркнула, презрительно смерила его взглядом и куда-то пошла. Вдруг дверь дома отворилась. На Бернардо смотрела маленькая черноволосая девчушка.

- Я могу передать маме… А вы кто?

В голове американца мгновенно созрел план:

- Меня зовут Гарри. Я друг твоего папы. Будем знакомы, - Он протянул девочки свою огромную лапищу.

У девчушки мгновенно загорелись глаза:

- Вы знате, что с папой?!

- Да. Недавно от него пришло письмо. На вертолете.

- А что такое вертолет?

- Это такая большая машина, которая летает по воздуху, - сиял Бернардо, как блин на сководке. – Только оно у меня в Хашури.

- Где? Это в Городе?

- Да! Давай съездим за ним!

- Мама не разрешает мне ходить с незнакомыми мужчинами! – сказала девочка, важно нахмурив брови.

- Я знакомый! – запротестовал Бернардо. – Меня знает твой папа! А твоей маме мы оставим записку.

- Bernardo?! – окликнул его по-английски женский голос.

«Вот черт!» - выругался в сердцах коварный американец. Но, обернувшись на оклик, он чуть не вскрикнул от восторга.

За забором стояла жена почти покойного полковника Ричардса, Мария. Она была одета в простое темное платье с длинной юбкой, на голове была черная накидка. Глаза были заплаканы и затерты до красноты.

«Ну, я везунчик!» - подумал довольный Бернардо.

Он скорчил кислую физиономию:

- Мэм?

- Тетя Мария! – радостно запищала дочка Коростелева.

Мария вбежала во двор. И тут же чуть ли не с кулаками набросилась на Бернардо:

- Что с моим мужем?! Что с полковником Ричардсом?! Вы должны мне ответить?! Говорят, что он убит! Не молчите же, скажите!!!

- Мэм… - скорбно промычал Бернардо. – Мне очень жаль, мэм. Мы не хотели, чтобы вы узнали так скоро…

- Почему ты плачешь, тетя Мария?! – беспечно щебетала девочка.

- Как это случилось?! – не унималась жена Ричардса.

- Нападение террориста, миссис Ричардс… Это для нас большое горе…

- Это для меня большое горе! – вскрикнула Мария.

- Я могу отвезти вас в Хашури. Вы поговорите с майором Хунном и все выясните.

- Я не могу…, - замешкалась Мария. – Конечно, это было бы самым лучшим выходом. У меня вся душа вытекла вместе со слезами! А как же мой сын?

- Что делать ребенку там, куда мы поедем, - с сочувствием сказал Бернардо. – Сына заберет потом. И все ему расскажете тоже потом…

- Да, вы правы… - У Марии вновь брызнули слезы, она зажала глаза ладонями.

- Тетя Мария, не плачь… Я тебе куколку дам…, - сказала девочка, взяв Марию за руку.

- Возьмем с собой дочку Коростелева? – предложил Бернардо. – Ее мать в курсе. Им пришло известие от отца, а я, как назло, не взял его с собой.

- Я не против…, - прохлюпала носом Мария. – Пусть хоть у кого-то будет радость.

- Поедешь? – уговаривал Бернардо девочку. – Миссис Ричардс нужна твоя помощь, иначе она всю дорогу будет плакать.

- Тогда поеду, - наконец дала добро дочка русского. – Меня зовут Нана. Только надо предупредить маму.

– Конечно, предупредим. – хохотнул Бернардо. - Пойдемте к машине. У меня тоже времени мало…

У «Хаммера» доблестно несла службу ватага мальчишек. Машина, как и положено, была в целости и сохранности. Только потом Бернардо обнаружит пропажу одного из стеклоочистителей. Сейчас он спешил.

- Садитесь, дамы! – Он галантно распахнул дверь броневика. – А ваш сын, миссис Ричардс?

- Он остался с бабушкой.

«Запомним», - подумал Бернардо. – «Нет, все-таки мне везет сегодня!»

Заревел могучий мотор «Хаммера». Бернардо на полной скорости рванул к границе поселка. У заставы он затормозил, опустил стекло и крикнул дозорным:

- Я уезжаю в город! Со мной вдова полковника Ричардса и дочь дозиметриста Коростелева. Если ее будет спрашивать мать, пусть приезжает за ней в Хашури. Одного я ребенка обратно не отпущу!

Он тут же захлопнул дверь и ударил по газам. Пока бойцы переваривали информацию, броневик уже выехал за шлагбаум и помчался по пыльной дороги в Хашури…

Ваша оценка: None Средний балл: 6.6 / голосов: 7
Комментарии

Коммент проверочный.

Быстрый вход