Цветы на камнях. II-13. Закон игра, хозяйка-дура

- Втыкай! – громко крикнул Сергей, чтоб его было слышно через противогаз. – Аккуратнее, прибор сломаешь!

- Что? – не понял Тенгиз.

- Аккуратнее, говорю! Это же зонд, а не лом!

- Слушай, сам сказал, втыкай, вот я и воткнул!

Сергею казалось, что он сейчас сгорит. Лазить несколько часов в противогазе, в антирадиационном костюме под сорокаградусным солнцем, где нет ни единой тени, - это перебор. Пот заливал глаза, во рту было сухо, как в пустыне. Хорошо, влагопоглотители в противогазе были свежие. Он сейчас проклинал и Гарро, и, до кучи, Крайтона. И сейчас ему просто до помешательства хотелось домой, к Кетино, к детишкам.

Переговоры с княгиней, мать ее так, прошли успешнее некуда. Она вцепилась в Сергея мертвой хваткой, наговорила ему на ухо кучу разных непристойностей, после чего уселась в гламурное креслице, изображавшее трон, и потребовала подробного рассказа о Союзе выживших поселений, обо все аспектах жизни поселян. Рассказывал Гарро. Слушала княгиня внимательно…первые двадцать минут, потом пошла к антикварному туалетному столику, а расспрашивал их уже Айрат, которому королева здешних мест доверяла. Наведя марафет, княгиня вернулась и продолжила расспросы.

Интересна была реакция на предложение Гарро начать переговоры о присоединении к Союзу. Княгиня сначала проявила интерес, клюнув на дешевые товары и продукты. Но Айрат необычно жестко осек женщину, сказав, что надо все обдумать.

Потом начался торг, - прямо в будуаре Княгини. Кабинетом назвать это помещение с широкой кроватью, шелковыми (дырявыми, правда) простынями, зеркалами и игривыми занавесочками, язык не поворачивался.

Когда местной хозяйке показали мешок настоящих свежих огурцов, она потеряла дар речи. Даже Айрат приподнялся со своего стула, присвистнул. Хозяева Города Игроков с трудом бороли в себе желание накинуться на невиданное сокровище, будто перед ними раскрыли ларец с алмазами. Княгине, Айрату и Сергили предложили попробовать свежие овощи. Княгиня схватила свой огурец сразу и стала жевать с такой яростью, что у нее, казалось, зубы вылетят. Айрат от своей доли отказался в пользу Княгини, его примеру последовал и Сергили. Благородства последнего хозяйка не оценила:

- Ты что, думаешь, я возьму еду, после того, как ты касался ее своими вонючими руками?! Забери и подавись, свинья!

Чем же таким Сергили насолил княгине, раз он попал в такую немилость? Обхаянный старшина блок-поста сконфуженно завернул свой огурец в тряпицу, положил в карман.

Итак, мешок огурцов, два десятка стволов оружия, патроны, комплекты химзащиты. Взамен Гарро просил топлива. И дальше начался базар.

Княгиня предложила за все это великолепие такую смешную плату, что Гермоген без слов стал завязывать мешок. Правительница возмутилась, прибавила еще, вмешался Айрат, но Гермоген и его помощники-крестьяне встретили этот натиск с достоинством. Пошел торг на повышенных тонах, слышалась брань Айрата, протесты Гермогена. Даже Тенгиз вмешался в спор. Сержант Гарро на этот раз умолк, с интересом наблюдая, до чего договорятся кавказцы. Сергей тоже участия в споре не принимал.

Порой стороны приходили в такое ожесточение, что, казалось, сейчас схватятся за ножи. Сергей впервые обратил внимание, как меняется в гневе выражение лица этой милой молодой женщины, увешанной золотом. Он вспомнил знаменитых парижских гаргулий…или гарпий. Короче, каменные фигуры чудовищ на каком-то парижском здании. Так вот, - самое то. Айрат тоже потемнел от гнева, его руки стискивали подлокотники архаичного кресла, будто искали оружие. Видно, не привыкли к такому обращению сильные города сего. Ох, с каким бы удовольствием прикончили бы они наглых путешественников, ох, растерзали бы их на лоскутки! Если бы не помнили о танках и сотне солдат, ждущих своего часа в Бицменди!

Наконец, когда спорщики подустали, Гарро предложил положить на чашу весов дополнительный козырь. Он сказал, что среди них есть опытный дозиметрист (тут Сергей почувствовал неладное), который за сутки может проверить их город на предмет радиационной безопасности. Княгиня тут же сменила гнев на милость, даже заулыбалась. Наградила Сергея своей лучезарной улыбкой (в которой, кстати, не хватало одного переднего зуба) и томным голосом попросила помочь одинокой (ха-ха) женщине. И вот Сергей здесь, в резине, вспотевший как черт, ходит по этой гребанной деревне со счетчиком Гейгера. А Тенгиз, закадычный друг, помогает ему. А остальные отправились за горючим. И откуда в этой чертовой дыре горючее?!

Дозиметристов, по личному приказу Княгини, сопровождали телохранители. Айрат с АКМ, Сергили со своей чешской машинкой и еще один мужик, здоровенный накачанный детина с пшеничными волосами, подстриженными «под ежик». Детина, вооруженный АКСУ, был одет в серую футболку и камуфляжные штаны, обрезанные у голени. Его глаза были скрыты под солнцезащитными очками, он жевал жвачку и выражал полное безразличие ко всему происходящему.

Было уже пять часов дня, но солнце и не думало унимать свой жар. Сергей и компания уже прошли так называемые Ближний и Средний Круги. Здесь народу было немного, многие дома пустовали. Местные предпочитали селиться в легких палатках или в самодельных шатрах с твердым каркасом. Свои каменные стены были только у самых состоятельных.

Публика, в основном мужчины, с интересом наблюдали за действиями гостей. Каждый второй обязательно подходил, интересовался, что за «зеленые человечки» приехали к ним. Спрашивали, сколько Сергей хочет за свою экипировку и приборы. Сергей отговаривался, что амуниция не его, а командира. Айрат вставлял пару комментариев. Кстати, практически со всеми Айрат был знаком и, видимо, поддерживал с ними если не товарищеские, то партнерские отношения. Потом каждый любопытный хотел, чтобы Сергей проверил именно их дом. Разумеется, не беплатно. Айрату такие предложения были по душе, и Сергею приходилось идти проверять убогие жилища «обеспеченных» людей. Те, удовлетворенные результатом (или неудовлетворенные) отсыпали Айрату горсть патронов, или отдавали какие-то вещи, покрытые трещинами, ржавчиной. И, надо отдать должное главарю, он тут же отдавал Сергею половину «заработка».

- Чтобы потом ты мне долги не предъявлял, - объяснил Айрат причины столь неслыханной щедрости. – А то скажешь Княгине, а у нее ум за разум зайдет, что-то она тебе глазки строит… Предупреждаю, Серго, даже не рассчитывай на мое место!

- Очень надо! – прокашлял Сергей. – Ты думаешь, я тут мечтаю остаться?! Отдаст командир приказ, меня здесь через пять минут не будет!

- Скажи спасибо своему командиру! – зло улыбнулся Айрат. – Если бы не ваши танки ты бы уже давно был трупом! Уж очень ваши вещи и оружие здесь всем по душе! Да сними ты свой проклятый противогаз! Ты что, моим обществом брезгуешь?

- Устав не велит, - отмахнулся Сергей. – Да и потом, зачем мне лишние рентгены?

- Что зачем?

- Радиация лишняя!

- Ишь ты, чистюля! – смачно харкнул на землю Айрат. – А как же мы здесь живем?!

- Плохо, - ответил Сергей, не отрываясь от стрелок прибора. – Ты знаешь, что здесь радиационный фон превышен вдвое?

- Это значит, что здесь жить нельзя? – не поверил Айрат. – Брось! Я же живу и отлично себя чувствую! И «прибор» работает, как часы! Местные девочки подтвердить могут!

- Айрат, это не дело, - возразил Тенгиз. – Посмотри на ваших людей, они же все больны через одного! Они едят зараженную пищу, пьют зараженную воду… И живут на зараженной земле. Неужели непонятно, что через десять лет вас здесь может вообще не быть!

- Да насрать мне на то, что будет через десять лет! – нервно вскрикнул Айрат. – Вся земля сейчас – ядовитая помойка, так какая разница, где подыхать?! А вот как подыхать, - это уже важно! Думаешь, здесь все желают что-то изменить, куда-то ломануться?! Да всех все устраивает! А меня устраивает вдвойне. Я хорошо живу, у меня авторитет, сила и власть! Может, я проживу недолго, но зато как я их проживу, - вам этого не дано! Делай что хочешь, бери что хочешь!

- А как же дети? – спросил Тенгиз. – Ты не хочешь продлить свой род?

- Не хочу. Для чего? Чтобы кормить и содержать лишние рты?! Чтобы потом, когда я буду уже немощным, меня щенки вышвырнули на улицу подыхать на помойке?! Заруби на носу, свое никому не отдам! Ни одному дармоеду!

Они брели между палаток, меж полуразваленных домиков. В домиках размещались «учреждения» - казино, игорный дом, бар. В покореженном двухэтажном автобусе, в котором не осталось ни единого стекла, - рулетка.

Зашли в бар, - полутемное помещение, где горели факелы. Вдоль стены стояли несколько рядов столов. Сергей и Тенгиз, убедившись, что здесь радиофон ближе к норме с наслаждением стянули противогазы.

- Тенгиз, ты весь красный, как рак, - сказал Сергей. У него у самого было ощущение, что он только что вышел из бани.

Они подошли к потрескавшейся барной стойке, за которой гремел посудой бармен, - ссутулившийся мужик с клоками волос на лысой голове. Стены обклеены блеклыми плакатами из журналов, с изображением обнаженных девушек. На полках бывших книжных шкафов ютились бутылки с разноцветными жидкостями, - от алого, до ядовито-синего цвета. В углу дымился котел. За стойкой открывался путь на улицу, где потрескивали угли в мангале. На шампурах – железных прутах, жарились фигурки, очень напоминавшие крыс. В баре сидело несколько мужиков, что-то обсуждавшие между собой. Мужики были одеты в камуфляж и долгие плащи, потерявшие цвет. На столе у них лежали ржавые детали из какого-то автомобильного мотора, провалявшиеся где-то в пустыне не один год.

Половина помещения была отгорожена одеялами. Оттуда слышались женские стоны и всхлипывания. Там местные богачи сбрасывали давление в баках.

При появлении чужаков, завсегдатаи бара, резко, как один, обернулись. Оценивающе они вглядывались в амуницию пришельцев, в их защитные костюмы. Говорили что-то друг другу. Айрат махнул им рукой в знак приветствия. Потом пригласил своих подопечных усесться за один из столов. Тут же опустились на стулья Сергили и боевик в очках. Айрат ударил кулаком по столу:

- Левон! Быстро сюда!

К нему прихрамывая, подбежал бармен:

- Что изволите, господин Айрат?!

- Как обычно!

- Девочек не желаете?

- Нет, неохота…

- А вы, господа, чего желаете?

Тенгиз и Сергей отказались от еды. Сергили взял мяса, парень в очках отрицательно мотнул головой. Сергей достал флягу с водой, промочил горло. Передал Тенгизу. Айрат, глядя на них хмыкнул, но ничего не сказал. Угощать гостей он явно не собирался.

Бармен убежал исполнять заказ. Айрат, скучая раскачивался на стуле. И тут его осенила новая идея:

- Слушай. А давай мы проверим, на чем он готовит! Это жрать можно, или нет?

- Всегда же ели! – осмелился подать голос Сергили.

- Ты-то любую гниль сожрешь! – подколол его Айрат. – Целую неделю же жрал, ничего!

- Заткнись, Айрат! – побагровел Сергили. – Не трогай Нату! Она не виновата, что у нее не было денег на нормальную пищу!

- Потому что она – неудачница! – Айрату было плевать на чувства Сергили. – И ты такой же неудачник! Это же надо, с такого места вылететь!

- С какого места? – спросил Тенгиз у Сергили. Тот молча сидел, с каменным лицом, мечтая, наверное, о том, как бы послать Айрату пулю в лоб.

- С того места, которое я сейчас занимаю! – довольно прохохотал Айрат. – Это же надо променять постель Княгиги на лачугу гоимеби! Ну хочешь ты ее трахнуть, - ну трахай потихоньку, Княгиня на это сквозь пальцы смотрит. Сама на передок слаба! Так ведь надо было влюбиться, да еще и заявить об этом Княгине! Да еще и уйти жить к своей избраннице в лачугу, в Черный круг! Демонстративно! Да тебя Княгиня сжечь хотела живьем вместе с этой нищенкой. Ты же ее, царицу, на оборванку сменил!

- Она не оборванка! Мне надоело быть вещью для удовольствия у этой суки! А ты ее подначил! – крикнул Сергили.

- Я?! Да ты мне еще должен по гроб, что я гнев Княгини ночами остужал! А то бы она тебя точно грохнула! А вот ты, чего ты добился?! С милой рай и в шалаше? Недолго рай продлился! Все равно ведь подохла спустя неделю! Туда ей и дорога!

Тут Сергили не выдержал. Он вскочил и замахнулся, желая ударить Айрата в ухо. Но Айрат удар блокировал и тут же нанес ответный. Потом еще один. Сергили почему-то особо и не сопротивлялся. Айрат завалил его в угол и начал добивать его ногами. Сергили кряхтел, пробовал закрываться руками, но неудачно, - Айрат с яростью его, желая разбить Сергили лицо. Завсегдатаи бара безучастно смотрели на это избиение.

- Ладно, хватит, ребята, - не выдержал Тенгиз. Он встал, попробовал разнять их. Но здесь Айрат, ослепленный яростью, налетел уже на Тенгиза.

- Ты что вмешиваешься, ишак?! Ты кого тронул?

- Кто ишак?! – взревел до сих пор тихий Тенгиз. Айрат попробовал схватить его за шею, но Тенгиз оказался сильнее. Он перехватил руку бандита, подставил ему подножку, толкнул. Айрат, как пушинка, полетел к стене. Вновь вскочил, рыча, как зверь. Выхватил из-за голенища сапога нож.

Вот тут поднялся уже Сергей. Встал с места и боец в очках. Они сообща растащили горячих парней. Айрат никак не унимался:

- Я,……, не посмотрю, что внизу ваши танки стоят! Потом еще пообщаемся!

-Да легко! – выпалил злой Тенгиз.

Отряхиваясь, мужчины вернулись за стол. Айрат тяжело дышал, метая бешенные взгляды на Тенгиза. Тенгиз же помог подняться Сергили, подал ему шапку.

- Спасибо.., - вытирая кровь, прохрипел старшина поста. – Пойду, умоюсь.

- Еще раз, сука, попробуешь залупнуться, прибью как муху! Лузер! Прокаженный! Чтоб ты в овраге своим говном питался! – выпалил ему вслед Айрат.

- Слушай, Айрат, у меня к тебе есть предложение, - начал Сергей.

- Да пошел ты!..

- Ты меня не понял. Деловое предложение. Вся моя доля за сегодняшнюю работу – твоя, если поможешь.

- Вся? Да ладно!

- При свидетелях отвечаю! – Сергей для пущей убедительности перекрестился.

- Ну ладно…, - Айрат вроде бы вновь стал вменяем. – Что нужно? Сергили грохнуть? Это я с радостью! Эй, Левон, где мой заказ, вертел я твою бабку на вертеле!

- Уже готово, - суетился бармен, он же повар, он же официант. Спустя минуту он принес к столу заказ Айрата. На относительно чистом белом осколке блюда лежал шампур с тремя жаренными крысиными тушками. Рядом – здоровенная чарка с мутной жидкостью с одуряющим запахом сивухи.

- Мне нужна информация о Тбилиси. И о вашей деревне, в смысле, городе. Главным образом, о дороге на Тбилиси. Вообще, все что знаешь.

- Ну-ка, проверь! – сказал Айрат, кивая на блюдо с закуской.

- Пусть он лучше дрова принесет, на которых жарит, - сказал Сергей.

- Слышал, что профессор сказал? – обернулся Айрат к Левону. – Тащи дрова!

Левон убежал. А Айрат облокотился на стол, сказал Сергею:

- Информация, говоришь? Я тебе что, энциклопедия ходячая?!

- Короче, - вдруг отрезал Сергей. – Он выложил на стол весь свой сегодняшний «заработок». – Берешь?

Айрат пару мгновений колебался. Потом сгреб со стола патроны и прочие «материальные блага».

- Ладно. Чем смогу, помогу… - Тут подбежал Левон с охапкой дров.

- Вот, как просили…

...Сергей взял одну не слишком толстую деревяшку. Разломил, посмотрел на слом. Потом разломил вторую…Третью… Выложил на стол.

- Прошу убедиться. – Он указал на огненного цвета полосу, проходящую поперечно через скол.

- Что это? – не понял Айрат. - Концентрация радионуклидов. Короче, дрова зараженные. Вот еще… Вот…

Айрат вдруг вскочил с места, схватил бармена за грудки, встряхнул, треснул ему пару раз по физиономии. Выхватил нож, приставил к горлу:

- Ты, …ный ишак, чем меня кормишь?! Ты меня угробить хотел, козий выкормыш?! Гной прыщавый, сука! Я же тебя, жук навозный, сейчас сам прирежу здесь! Кишки тебе, дерьмоед ….чий, выпущу!

- Простите, господин! – завыл с перепугу Левон. – Я не знал!

Айрат отшвырнул бармена к стойке. Встал из-за стола. - Пошли отсюда! – скомандовал он. Довольный, что хоть на ком-то сорвал злость, Айрат плюнул на пол, крикнул:

- Хана тебе, ишак плешивый!

Сергей на этот раз ничего не сказал. Ему надоело быть добрым и участливым и уже плевать хотелось на всех жителей этой деревни. В глубине души он уже навесил на всех местных ярлык моральных уродов и моральных мутантов. Даже теперь, когда мир лежит в руинах, когда не может быть иных мыслей у нормальных людей, кроме выживания, эти занимаются лишь тем, что без всякого толка хвалятся друг перед другом «гламурным» хабаром. Плюют на ближнего, срут на нижнего, лижут задницу вышнему, топят друг друга в дерьме, продают, убивают собственных детей за право сожрать чуть больше соседа, прожить еще один день. Вот куда бы атомную бомбу скинуть! Надо будет подбросить идейку Ричардсу по возвращении!

Когда они вышли из бара, Айрат сказал Сергею:

- Тебе бы со странниками поговорить, - вот они тебе расскажут много!

- С кем? - Со странниками. Это те люди, которые ходят на заброшенные земли. А ты думаешь, откуда здесь все эти вещи? Откуда у Княгини вся эта техника? Странники нашли и притащили.

- А много у вас странников? - Да, считай, каждый четвертый! Любой здоровый мужик, если не трус, хоть раз ходил из города на дело. Только не все возвращаются. И не все хороший товар приносят. Но те, кто возвращается, живут в шоколаде. Да и я в свое время странничал. Ходил на юг, к Арагви.

-А потом что? – спросил Сергей. Он с жадностью ловил каждое слово пустынного разбойника.

- Потом ходил по дороге вдоль Сагурамского хребта. Но после двух встреч с огневиками, меня в дальние странствия больше не тянет, - объяснил Айрат.

- С кем?

- С огневиками. У вас что там, нет огневиков?

- Кто это?

- … его знает, - пожал плечами Айрат. – До войны их не было. Они года четыре назад появились. В общем, что-то среднее между волком и ящерицей. Здоровые, как кабаны, сильные, быстрые! Но самое страшное – умеют плеваться огнем! Может, мутанты какие?!

- Плеваться огнем? – не поверил Тенгиз. – Такого не бывает!

- А ты пойди, прогуляйся за город, за вон те горы, - подсказал Айрат, оскалив зубы.

– Там встретишься с ними, узнаешь, кто бывает, а кто нет! Вот только рассказать уже никому не сможешь!

- А что они едят? - Вас сожрут с удовольствием! Мясо едят! Падаль едят. Не боятся никого. Одна тварь человека съедает целиком за минуту!

- Незадолго после войны нас донимали шакалы, - вмешался Сергили. – Наглые были, заходили прямо в город. На улицах могли человека растерзать. Но после того, как появились огневики, все исчезли. И шакалы, и волки, и барсы. Даже медведи. Огневики стаями живут, охотятся вечером и по ночам. Очень умные твари.

- Да, здесь я с Сергили согласен, - мрачно вздохнул Айрат. – Говорили даже, что они разум свой имеют. Что это люди, не спасшиеся от радиации, в таких чудовищ превратились.

Подойдя к Стене, Сергей начал понимать, почему Город именно игроков. На площади перед стеной гудело казино, куда ломился гулящий народ. Рядом было еще несколько палаток с пестрыми заманчивыми надписями. Прямо на земле народ играл в карты, чуть в стороне люди, а бойкий зазывала кричал на всю ивановскую о достоинствах каких-то усатых бегунов, - то ли тараканов, то ли крыс. Между рядов деловито расхаживали вооруженные охранники.

За высоким бетонным забором, составленным из квадратных блоков, метрах в тридцати у ворот другие охранники проверяли содержимое мешков и сумок у людей, стоящих в очереди. Похоже, они пытались войти в Средний Круг. Охранники осматривали их поклажу, что-то откладывали себе, жестом пропускали их. Или не пропускали, - как повезет.

Сергей подошел к стене, осторожно выглянул из-за нее, пригляделся, что такого ценного несли эти оборванцы. Оказалось – продукты. Мука в мешочках, кривые бесцветные огурцы, картофель, еще какие-то корнеплоды, величиной с крупную дробь, звенящие бутылки и горшки, - все это проверялось, взвешивалось на единственных хозяйственных весах, оттуда выбиралась дань охранников, и, только после этого нагруженные, как ослы, добром люди шли дальше, сворачивая куда-то за угол каменного дома.

- Ты где? – подошел к нему Айрат.

- Кто это? – спросил Сергей у местного начальника.

- Эта грязь? Фермеры. Живут вдоль реки, там еще осталась почва, пригодная для выращивания жратвы. Несут сдавать свой товар для продажи.

- Кому сдавать?

- Нам, кому же еще?! – гордо процедил Айрат. – Никто не имеет права продать ничего в нашем городе сам, без разрешения Княгини. Сначала она покупает продукты для себя, а потом уже продает остальным! И уж поверь, продает по цене раза в три выше!

- В старые времена это называлось спекуляцией, - прокурорским тоном сказал Сергей.

- Возможно. А сейчас это бизнес. И очень доходный. Других-то источников еды нет! – хвастался Айрат. – По-любому к нам придут! Ну, что ты встал?

- Мне отлить надо, - соврал Сергей. – Думаешь, легко в этой резине нужный клапан найти?

- А @@@ поджарить не боишься?! Радиация ведь. Ладно. Давай быстрее, сейчас ворота в Черный круг открывать будут.

Айрат ушел, а Сергей с интересом продолжал наблюдать. Ему действительно было интересно собственными глазами убедиться, как могут быть люди, выращивающие пищу в голодное время.

В очереди назревала перепалка. Стражники долго проверяли багаж у одного фермера:

- Да сколько можно уже?! Проверяйте быстрее!

- Что ты со своими тюками сюда прешься, прах тебя побери!

Стражник, вернее, стражница, лысая женщина с рыжим ирокезом, посмотрела поверх очереди и зло выпалила:

- Сколько надо, столько и будем проверять, «»»! Кому-то что-то не нравится, @@@?! «»»те в пустыню, с мутантами торгуйте, суки! Чтобы вас там всех сожрали, нищеброды, дармоеды, лузеры!

- Почему много берешь?! Вчера ведь три брали?

- Кто же такие налоги выдумал?! Опять подняли?

- Мы же вас кормим!

- Княгиня, сука, проститутка ------ная! Чтоб она сдохла!

- Кто сказал?! – взвизгнула стражница. – Перекрою прием жрачки на месяц!

Очередь опешила. Тут же вперед вытолкали старую, упирающуюся женщину с чемоданом, перевязанным веревкой. Двое стражников схватили ее, подтащили к лысой бестии. Ударами прикладов опустили на колени.

- Так это тебе, старая тварь, Княгиня не по нраву?! – прошипела стражница. - Мы вас кормим, а вы нас душите новыми налогами, - плакала старуха. – За что?

- Тебе Княгиня не нравится?! – повторяла лысая дрянь. – Отвечай, сука?!

- Да! – выпалила ей в лицо женщина. – Ваша княгиня – самодовольная шлюха, паучиха поганая, кровососка! Что ты делаешь?! Нет! Я же мать твою спасла!

Стражница схватила ее за волосы, а другой рукой вынула шило из-за пояса. По толпе раздался вздох. Женский пронзительный визг… Двумя ловкими движениями охранница выколола старухе глаза.

- Ну, теперь довольна, старая карга?! – прохихикала стерва.

Старая женщина ревела от боли и безысходности. Кровь капала из глаз на песок. Содрогаясь от рыданий, женщина поползла в сторону Среднего круга. А стражница-садистка загоготала и с силой пнула ее в спину:

- Не туда, подлюка! Обратно ползи! Чтобы больше тебя, тварь, я здесь не видела!

Никто из очереди не нагнулся, чтобы помочь несчастной. Все молчали, с ужасом поглядывая то на стражников, то на жертву. Мужчины-стражники, кстати, в изуверстве не участвовали. Но и помешать своей подруге они не стремились.

Сергею стало жутко от подобного злодеяния, творимого над старой женщиной. Тем более, что злодеяние это сотворила другая женщина. И это творится в Грузии?! Одновременно Сергей чувствовал, как в глубине его души рождается гнев, как этот гнев заполняет его с головы до ног.

- Все, приемный пункт закрыт! Валите отсюда на@@@! – заявила стражница. Все попытки умолить ее закончились короткой очередью поверх голов.

- Все из-за этой гадины! – взвизгнула одна из фермерш, другая старуха в лохмотьях. Ее вой подхватили остальные. Все фермеры гурьбой накинулись на несчастную ослепленную женщину, принялись избивать ее, пинать, визжа от злости.

«Нет, это не люди», - подумал Сергей, прижимаясь к бетонной стене. – «Убивать вас надо через одного! А то и каждого!» Он поклялся себе, что, если будет возможность, обязательно убьет эту бритую гниду.

В реальный мир его вернул суровый оклик Айрата:

- Эй, профессор, @@@, ты что город затопить хочешь?! Сейчас ворота закроют, и хрен с тобой! Сергей, делая вид, что возится с кнопками костюма, спешно вернулся к остальным. Охранники раздвинули тяжелые створки в мусорном завале, и путешественники беспрепятственно прошли за ворота.

- Что с тобой, Серго, - спросил Тенгиз. – У тебя глаза горят, как угли!

- Потом расскажу…

За воротами Среднего круга путешественников ожидал мир нищих, больных, сошедших с ума людей. Люди-обрубки, грязные, нелепые, в лохмотьях, голые, калечные с ревом бросились в сторону вышедших из ворот чужаков.

Айрата перекосило от отвращения и ужаса, он вскинул в воздух автомат, дал очередь. Его примеру последовал напарник. Несколько человек, корчась, упали на землю. Толпа присмирела, остановилась, но там задние уже наседали на передних и эти люди, от одного вида которых хотелось бежать на дезинфекцию, казалось накроют Сергея, Тенгиза и его спутников с головой. Айрат сделал еще пару выстрелов, кричал благим матом:

- Назад, свиньи поганые! Застрелю каждого! В шахты отправлю, гнить заживо! Сергили, кретин, какого @@я ты не стреляешь?! Пукалку свою для красоты носишь?!

Сергили, будто очнувшись от оцепенения, снял свой «Скорпион», дал очередь поверх голов. Айрат не унимался:

- За каждый патрон, что я на вас потрачу, вы мне десять отдадите! Назад, ублюдки незаконнорожденные! Затем он обернулся к Сергею, сказал ему:

- Везет, что ты в противогазе! Иначе сдох бы от этой вони!

Они быстрым шагом пробирались сквозь толпу бедняков. Те же, хоть и опасались огня Айрата и его подручных, то и дело норовили схватить Сергея и Тенгиза за руку или за плечо:

- Эй, братцы, вы откуда?! У вас там, говорят, виноград еще растет?! Заберите нас отсюда!

- Ублюдки зеленые! Чтоб вы сдохли!

- Айрат, употреби их по назначению.

- Богачи, давай сыграем в «шестьдесят шесть»!

- Они людоеды! Людоеды! Они людей едят, мне видение было!

- А-а-а! Вы мне пальцы отдавили!

- Подайте хоть пару патронов! Мне бабу выкупить надо!

- Не отставайте только! – нервничал Айрат. – А то растерзают на части! Вот Княгиня, подкинула мне проблем, вас по городу водить! Мне будто делать нечего! А сама лежит в постельке, наслаждается!

- Слушай, Айрат! – окликнул вожака Сергей. – А что вы здесь едите-то?

- По-разному! Овощи чернота приносит, кукурузу. Мясо охотники приносят. Обычно, странники и есть охотники, они на брошенные земли ходят, они же и дичь добывают. Только мало сейчас зверя, а птиц и вовсе нет!

- А почему фермеры у вас в такой @@пе? Они же вас едой снабжают!

- А потому что они гоимеби! Сам посуди, - копошатся в земле, терпят унижения за что? За гроши! Грязные, всегда в дерьме! И мозгов у них не хватает ни на что большее! Уважают умных и успешных, тех, что из воздуха деньги сделают. А те, кто за гроши в дерьме копается – чернь, не сумевшая реализовать себя в новом мире! И в дерьме им и место!

- А вот, допустим, я гоимеби без гроша в кармане! – сказал Сергей. – Есть у меня шанс подняться в Средний Круг?!

- Легко! Организуй какое-нибудь дело, заплати Княгине, и вперед. Если ты грамотный делец, пробьешься! Или иди в странники! Всегда при деньгах будешь, если только не подохнешь в пустыне! Но самый простой способ – выиграй! Сорви большой куш, и ты даже в Ближний Круг пробиться можешь! У нас демократия как-никак. И игра здесь – это целая наука, почти религия.

- И часто выигрывают?

- Удача не каждого любит! – по-учительски поднял указательный палец вверх Айрат. – Конечно, куш срывают единицы, но это самый простой путь наверх. И в Городе Игроков каждый мечтает о таком куше.

- Чтобы ничего не делать, и сразу в дамки, да?! – съехидничал Тенгиз.

- Слушай, ты мне надоел! – прорычал Айрат. – У вас что, лучше что ли?! Если судить по вашим рассказам, там у вас вообще полная задница! Вкалываете как проклятые, ходите строем, копаетесь в земле, как последние @@@@@! Жизнью рискуете за гроши. И вот так всю жизнь? Да уж лучше лет десять, но с шиком! Я вам так скажу, вы такие же гоимеби, просто в более богатой стране! По нашим меркам вы богачи, а по меркам своих хозяев-янки, - голытьба!

- Потому и богаче, что трудимся! – заметил Тенгиз.

- Чушь! – возразил Айрат. – Вам просто повезло больше, вы далеко от ядерного взрыва были. Ну и американцы вам помогли. Но поверь мне, очень скоро у вас будет также, как у нас. Что, танки у вас есть? Техника у вас есть? Да сломается ваша техника лет через пять, самое большое! Кончится горючка! Пара ураганов хороших, и хана вашим фермам! Да и патроны не бесконечны. Так что я бы на вас посмотрел лет через тридцать. Как бы у вас хуже не было! А вот скажи мне, правдолюбец, ты когда-нибудь входил к своему начальнику пьяным в хлам с бутылкой бухла! Ты когда-нибудь трахал сразу троих девок на настоящем шелковом покрывале? Да в грязных сапогах, в дерьме, потому что можешь себе позволить изгваздать шелковую простыню в дерьме! Или устроить аукцион, кто из десяти @@@@@ тебе @@@@ть будет? Никогда у вас этого не будет! А у меня будет. Потому что вы – шестерки у своего главного америкоса! А тот америкос, - тоже шестерка перед главным паханом!

- Ладно, оставим экономику, - махнул рукой Сергей. Хотя поймал себя на мысли, - а ведь Айрат прав в чем-то.

- Значит так…Здесь мерить не будем, а то подохнем от вони. Скажем, что обстановка примерно такая же. Насчет ручья скажешь, - там все в норме. Ну, что тебя еще интересует?

- А здесь что, все местные жители?

- Какие в @@@@ местные?! Местный последний подох наверное сразу после того, как Зима кончилась. Переселенцы. Те, кто из Тбилиси бежал. Часть сюда ушла по горной дороге. Мерли по дороге, как мухи! Мои родители, кстати, там же, на дороге остались! А эта деревня, говорят, какой-то компании принадлежала. До войны купили эту деревню и Бицменди со всеми потрохами. Но, когда снег ядовитый пошел, какое кому дело было до всяких компаний?!

- А что сейчас на той дороге? До Тбилиси добраться можно?

- А я откуда знаю? Я туда не ходил, мне к огневикам на закуску что-то не хочется! Все, профессор! Что знал, рассказал!

- А ты меня можешь познакомить с кем-нибудь из тех, кто там был? – поросил Сергей. – Только поопытнее? А я доплачу.

В подтверждение своих слов Сергей вытащил из подсумка горсть патронов от «Калаша». Айрат сгреб патроны в карман, задумался.

- Хорошо… Сведу тебя с Бабуа. Он самый козырный изо всех странников! Только предупреждаю, - договариваться с ним будешь сам! Человек он не простой, к нему подход нужен! Я даже не могу гарантировать, что он тебя не пристрелит при первом же знакомстве. Но это уже будут твои проблемы! Идет?!

- Идет… - согласился Сергей.

- Тогда двигайте за мной! – Айрат с удвоенной энергией расталкивал нищих и бродяг, указывая в толону серых двухэтажных строений, возвышающихся из куч мусора. Аборигены не отставали от пришельцев, бежали за ними по пятам. Вскоре пассивное сопровождение им надоело. Из толпы выпрыгнул еще один бесноватый, завыл по-волчьи и вцепился гнилыми зубами в ногу Тенгиза. Тут уже не сплоховал Сергили, - продырявил бесноватому ногу, а затем хорошим ударом проводил его восвояси.

Вообще, весь этот паноптикум напоминал дикий блошиный рынок в сумасшедшем доме после десятибального землетрясения. Нищета, пялясь на проходящих людей из другого мира, не забывала о своих насущныхе проблемах, - потрещать о том о сем с приятелями на языке, уже мало напоминавшем довоенный грузинский, купить, выменять или утащить какую-нибудь мелочь, запихнуть в рот вонючие куски пищи, полить придорожные камни вчерашней сивухой с остатками собственного желудка. И непременно обыграть ближнего своего, - в карты, в какие-то деревяшки, на крысиных бегах. Тут же продавали самый разный товар, - крыс в клетке и рабов на привязи, предметы обихода и разнообразные талисманы, на удачу.

И вот Айрат подвел их к деревянному двухэтажному дому, стены которого были испещрены трещинами. На фасаде дома красовалась фанера с надписью «ИГРНЫЙ ДОМ». Окна были подсвечены огнем, из дверного проема неслась брань, какие-то споры, гомон пьяной публики. Вокруг этого дома «с нумерами» толпилась пьянь и рвань, кто-то раздетый до нитки с протянутой рукой, кто-то пьяный в бревно, кто-то в азарте подсчитывал патроны и разную мелочь, чтобы отправиться в этот притон. На втором этаже восседали на подоконниках голые девицы, лившие на прохожих вонючую жидкость из бутылок, вызывая хохот окружающих.

- Так, пришли, - сказал Айрат. – Подождите здесь.

Он, придерживая левой рукой автомат, вошел в здание. А к Сергею и Тенгизу тут же устремились местные:

- Прошу вас, подайте хоть немного! Я не ел два дня! – умолял одноногий старик в очках без стекол, опиравшийся на шаткий костыль. – Хотя бы несколько патронов!

- Конечно, дедушка, - пожалел его Тенгиз.

- Не давай ему ничего! – предупредил было помощник Айрата в солнечных очках, но Тенгиз его не послушал. Он достал несколько патронов, отсыпал старику. Тут же у просителя загорелись глаза, и он со скоростью экспресса ломанулся в казино, чуть не прибив Тенгиза костылем.

- Ты только что выкинул три патрона, дурак! – сказал сконфуженному Тенгизу охранник. – Сейчас он их проиграет, вылетит обратно и снова будет клянчить якобы на еду!

- Прошу нас, нам очень нужны деньги! – клянчила подошедшая женщина с худой, как скелет, девушкой, одетой в обрывки летнего платья с цветочками. – Моя дочка обслужит вас всех, если хотите, вы не будете недовольны! Она умеет все. Покажи, дармоедка, что умеешь, чтоб тебя собаки съели!

Глаза у девушки были мертвые, безразличные. Повинуясь приказу своей матери, она, словно механическая кукла, начала танцевать какой-то танец, поглаживая свою грудь, стаскивая с плечей бретели платья. Все это время она глядела сквозь ноги Тенгиза куда-то в пустоту.

- Пошла отсюда, попрошайка! – гаркнул охранник, провожая женщин прикладом.

- Эй, красавцы, позолотите ручку, всю правду расскажу! – приставала к Сергею полноватая смуглая женщина с вытекшим правым глазом, с цветастым когда-то платком на голове. – Все расскажу, и про настоящее, и про будущее!

- Вали отсюда, Роза! – неожиданно мягко попросил гадалку охранник. – Не до тебя сейчас!

- Эй, зачем прогоняешь?! Помнишь, что я тебе в прошлый раз сказала?! Неужели хоть слово соврала?!

- Заняты мы, - вяло сказал бугай в очках.

- У тебя свой бизнес, а у меня свой! – отмахнулась от него гадалка. – Давай, дорогой, тебе погадаю! – подошла она к Сергею.

- Я в гадания не верю, - прогудел в ответ Сергей, делая вид, что разбирается с прибором.

- А ты проверь, если не веришь! Только противогаз сними, чтобы я глаза твои видела!

Сергей подумал, - а ну, какого черта. Минут на десять можно! Он снял противогаз, что привело в ужас Тенгиза:

- Ты что, Серго?! С ума сошел, честное слово!

- Ничего, ненадолго можно, - успокоил Сергей. – Ну, вот тебе мои глаза, цыганка!

«Цыганка» впилась в него свои единственным, хитро прищуренным глазом.

- Тут и говорить нечего. Издалека ты! Не грузин! Нацию свою скрываешь. Двое детей у тебя, - сын и дочка. Жена у тебя на десять лет старше. Ты ее у другого увел. По родителям тоскуешь, что дома остались. Ну как, достаточно?

Сергей оторопел. Не верил он во все эти сверхъестественные штучки, но не слишком ли много совпадений? Может ей кто-нибудь из его товарищей рассказал? Гарро, например, нанял старуху, чтобы разыграть его.

- Не доверяешь, да? – усмехнулась «цыганка». – Тогда на тебе еще! На облака любишь часто глядеть. Первый раз ты ложе с женщиной в четырнадцать лет разделил. Собака у тебя была, умерла она, как ты школу закончил. Так?

- Так, - прошептал Сергей. Про первый адюльтер свой он рассказывал как-то у костра мужикам, а вот про собаку никогда никому не говорил. Похоже, эта ведьма действительно мысли читать умеет.

- Ну что, прошлое я тебе открыла! Про будущее говорить? Только уж это за отдельную плату!

- Ах, давай! – Сергей яростно махнул рукой, будто проигравшийся русский купец. Достал часы, которые снял с руки и выложил в качестве конвертируемой валюты. Один хрен, скоро сломаются! «Цыганка» приложила часы к уху, оглядела их. Потом опять посмотрела в глаза Сергею. Потребовала:

- Руку покажи. Ладонь!

Сергей, чертыхаясь, стянул с руки резиновую перчатку.

- Теперь вижу…, - промолвила гадалка спустя минуту. – Твоя жизнь – это бой. Гнева своего опасайся. Он - твоя вторая натура. Новых друзей обретешь там, где не ждал. А бывший враг тебе ближе брата станет. Многих похоронишь. Удар тебя в спину ждет от того, от кого не ждешь. Берегись его! И самый главный бой у тебя впереди. Выживешь ты в нем или нет, - не вижу. Но благословит тебя на бой царица. Самая великая из всех цариц, что тебя сыном назовет.

- Во как интересно! Про детей расскажи! – попросил Сергей.

- Про детей говорить не буду, не вижу ничего, - отказалась «цыганка». – Мне их глаза видеть нужно.

- И про родителей не можешь?

- Нет их на земле. Нет среди живых, - окончательно добила его гадалка. – Не вижу на земле. Матери не вижу. Отца не… Постой! Отца твоего вижу! Того, кто тебе жизнь дал. Он жив сейчас!

Вот тут Сергей чуть из химзащиты не выпрыгнул:

- Где он? Он жив? Где он?!

- Доплати, касатик! – лукаво улыбнулась цыганка. – Всю правду скажу!

В оплату пошел комплект химических индикаторов для определения кислотности воды. Из личных запасов Сергея, не американские. За американские бы ему Крайтон голову оторвал.

- Не так он далеко от тебя, - продолжала прорицательница. – Сейчас он боль и скорбь испытывает, грехов у него много. Но все с ним в порядке будет. И ты с ним встретишься. Обязательно встретишься. Жена у него молодая.

- Когда я с ним встречусь? – прошептал Сергей.

- Скоро! Очень скоро! Но берегись. Ненависти к нему берегись. Любовь к нему заново постигнешь.

- Какая ненависть? К отцу? Какая у меня может быть ненависть к родному отцу?

- Все, дорогой! Что видела, рассказала! А больше от меня не жди!

Цыганка растворилась в толпе, как будто ее и не было. А Сергей остался стоять, будто громом пораженный, переваривая всю свалившуюся на него информацию.

- Серго, надень противогаз, безумец! – Тенгиз силой натянул на Сергея средство защиты. – Ты что, брат? Гадалке поверил? Они все врут, гадалки.Тем более, здесь! Вот ведьма, гнев божий на нее!

- Нет, Тенгиз. По-моему, она права. Я хочу, чтобы она была права! – Сергей задрожал, голос у него дрогнул.

- Успокойся, брат. – Тенгиз обнял его, похлопал по спине. – Пусть будет так, как ты хочешь! Конечно, жив. А мы, как вернемся, за здравие его свечку поставим.

Стражник, наблюдавший за этой сентимнтальной картиной, только сплюнул, ухмыльнулся. Из дверей притона показался Айрат:

- Эй, заходи, профессор! Бабуа тебя ждет! А вы пока внизу подождите.

Сергей сделал два глубоких вдоха. Еще раз обнял Тенгиза. И шагнул в дверь...

Ваша оценка: None Средний балл: 7 / голосов: 6

Быстрый вход