Князь (Глава 2)

I

Они остановились возле большого торгового центра на первом этаже

которого находился универсам. Вышли из машины. На улице уже

начинались сумерки. Автомат Иван повесил на шею.

— Андрюх, что-то мне не по себе.

— Мне тоже. Пошли в магазин.

Они зашли в универсам. Лампы под потолком горели не все, но было

достаточно светло. Стоял тяжёлый запах тухлятины. Холодильник со

свежим мясом отключился. Теперь это мясо и источало такой запах.

Зато холодильник с колбасами всё ещё работал и колбасу можно было

есть. Андрей взял то что казалось съедобнее и предложил поесть в

машине. «Там запах полегче». В бардачке нашёлся складной нож.

Товарищи принялись за еду.

— Дальше что собираешься делать?

— Искать людей. Сначала нужно с обстановкой разобраться, а там

видно будет, что дальше. Я, когда всё началось, на дачу свалил,

думал там отсидется, пока эпидемия не кончится. Там и просидел не

вылезая почти месяц. Что вокруг сейчас творится понятия не имею.

— Зачем тебе?

— Жить как раньше уже не получится. Надо как-то устраиваться.

Власти, похоже, уже нет. Значит, самим надо думать, как дальше

жить.

— Бля, что за дерьмо такое?! Я с тобой. Вдвоём как-то спокойнее.

— Давай, я рад буду. Тебе никого искать не надо?

— Нет. — Иван помолчал. — Ладно, пойдём воды найдём.

— И водки не помешает. По глотку.

— И водки.

Иван первым вошёл в винно-водочный отдел и остановился как

вкопаный.

III

— Е...ть! Бомжара какой-то, прям здесь подох. — Выругался Иван.

На полу лежало тело. Андрей подошёл поближе и всмотрелся.

— Слушай, да он жив! Смотри, дышит. Нажрался просто. Разбуди его.

Иван с силой пнул ногой упившегося мужика в солнечное сплетение.

Последний согнулся от боли и открыл глаза. Долго смотрел на

Ивана, потом заорал: «А-а-а! Мусора, б-б...ди!.. Х...и ты бьёшь,

сука-а?!». Иван ударил снова, потом ещё.

— Ладно, хватит. — Остановил его Андрей. — Я его распросить

хотель, да ничего он сейчас не скажет. Пошли, пусть проспится.

Завтра распросим.

— Про что распрашивать-то?!

— Что в городе творится. Люди здесь есть, я уверен. Хочу знать,

кто, сколько и где они.

Они захватили бутылку водки, несколько бутылок минералки и вышли,

оставив сзади матерящегося бомжа.

— Видишь ли, — продолжал Андрей — сейчас начало сентября. Скоро

зима. Зимовать лучше в городе. Тут и укрыться есть где и пожрать

можно найти. Сам понимаешь, нужно знать, кто будет нашими

соседями.

IV

Иван предложил взломать дверь в одну из квартир в жилом доме что

бы там переночевать, но Андрей идею отверг. Во всех квартирах

сейчас стоят прочные металические двери, а значит придётся искать

незапертую. Кроме того он справедливо предполагал, что в жилых

домах может оказаться много трупов; люди предпочитали умирать у

себя дома. В общественных же заведениях — и универсам это

подтверждал — тел, скорее всего, нет.

Расположились на третьем этаже того же торгового центра. Разбили

стеклянную стену одного из магазинчиков и спать улеглись прямо на

полу, набрасав на него одежды.

Когда Андрей проснулся на улице было уже светло. Иван ещё спал в

обнимку с автоматом. Андрей отправился на поиски туалета.

Правильно говорят, что утро вечера мудренее. Чувство

растерянности прошло; теперь у Андрея начал формироваться план

дальнейших действий. Это придавало уверенности.

Андрей шёл по пустому коридору широко расправив плечи и вскинув

голову. Действительно, когда ты знаешь что делать, неуверенность

и злость проходят и появляется спокойствие. Кажется, что теперь

всё у тебя получится и всё ты сделаешь правильно.

Туалет нашёлся на том же третьем этаже. Закончив свои дела Андрей

спустился в универсам.

Здесь его уже поджидали.

V

Мужик, которого они нашли вчера, проспался и привёл троих друзей

такого же бомжеватого вида. Двое были вооружены обрезками труб. «

Ну чё, м...ла, п...а тебе!» Поняв, что противники его окружают и

разговаривать бессмысленно, Андрей позвал: «Ва-ань!!! Помоги!!!»

На него бросились. Одного Андрей сбил с ног удачным ударом, но

тут же упал сам от толчка в спину. Его принялись пинать ногами.

Андрей скрючился, пытаясь прикрыть уязвимые места.

Тут раздался голос Ивана: «А ну, суки, стоять смирно, всех

порешу, на х...!». Он стоял в пяти шагах, направив автомат на

нападавших. Последних это не смутило, они сразу же бросились на

Ивана, чем ошеломили его. На курок он нажал в самый последний

момент, вот только с предохранителя снять забыл. Выстрела не

последовало и автомат легко выбили у него из рук. Крепкий Иван на

ногах продержался дольше, но с четырьмя противниками не справился

и его тоже повалили. Ивана пнули его несколько раз от души,

затем, прихватив АКСУ, убежали.

Андрей поднялся. Вроде бы ничего не отбито и не сломано. Помог

подняться Ивану. Тот тоже отделался синяками и разбитым носом.

Зажав нос рукавом Иван загнусавил: «А-а, п...сы! Поймаю – порву,

на х...! Автомат забрали, сучары!»

Андрей взял с полки бутылку водки и промыл ссадины, протянул

бутылку Ивану. Тот сначала хлебнул водки, потом также промыл

ссадины.

– Что дальше будем делать?

– Что и собирались.

– Эти сучары автомат забрали.

– Поэтому, мы и не станем их искать.

– Е... в рот!..

– Теперь придётся искать оружие. Разведка боем показала, что оно

необходимо.

– Эти гады нас на улице не поджидают?

– Зачем им это? Хотели бы продолжить, продолжили бы сразу.

Мужиков на улице действительно не оказалось, а вот у машины

разбили лобовое стекло. Пришлось искать новые колёса, с разбитым

стеклом ездить было неудобно.

VI

Машин было не так уж и много. Во время эпидемии мало кто выгонял

свой транспорт из гаража. В конце-концов выбрали ярко жёлтую

ГАЗель — маршрутку. Выбрали только потому, что двери были не

заперты, а в замке торчали ключи.

Садясь в автомобиль Андрей бросил взгляд через дорогу. Там стояла

аптека и Андрею показалось, что за большими стеклянными дверями

мелькнула тень.

«Вань, пойдём, проверим».

Когда Андрей открыл дверь кто-то, кто находился в аптеке,

попытался скрыться в глубине. Андрей его окрикнул: «Эй, постой».

Затем заметил, что это девушка. На крик она остановилась и

испугано оглядела товарищей.

— Здрасте. — поздоровался Иван.

— Здравствуйте.

— Ты кто? Ты одна? – спросил Андрей.

— Да, одна... Я — Наташа. Я работала здесь раньше. Зашла

посмотреть, как тут. А вы кто?

— Я — Андрей, это Иван. Ты здесь живёшь?

— Я... Я заболела и осталась в городе. Одна. А потом болезнь

ушла. Я тут совсем одна.

— Ещё много людей в городе?

— Я не знаю. Я слышала пару раз людей на улице, но боялась и

пряталась. Я живу одна и ни с кем не общаюсь. Нет, не много. Я

часто выхожу из дому и слышала людей только два раза.

— И как ты живёшь одна?

— Так и живу. Сижу дома, хожу в магазин рядом с домом. Там никого

нет, приходится воровать, но ведь это чтобы выжить!

— Наташ, здесь тебя никто винить не будет. Ты сказала, что здесь

работала? Аптекарь?

— Да. Мне стало интересно, как тут всё и я решила зайти сюда.

— Тогда помоги нам. Нужен йод, ссадины обработать.

— Ой, но можно ли... Ну, да, что это я, помогу.

Она зашла за прилавок и принялась копаться в шкафах.

— А презервативы у вас тут есть? — спросил Иван.

— Есть. А зачем?

— Тебе в подробностях описать?! Ароматизированные. Тебе самой

какие больше нравятся?

— Я...

— Вань, отвали от девушки. Она и так напугана.

— Да ладно, я подкалываю просто.

Наташа дала им пузырик йода и вату. Затем набралась смелости и

стала их распрашивать:

— Ребят, а вы кто?

— Мы просто выжившие. Ищем людей, пытаемся понять, что делать

дальше.

— Ой, а можно я с вами буду? Так страшно одной. Пожалуйста. Мне

очень страшно одной.

— Можно. Нам тоже одним страшно.

Девушка улыбнулась.

Теперь уже втроём они погрузились в машину.

VII

Троица решила проехаться по самым крупным улицам, поискать следы

пребывания других людей. За руль сел Иван. Андрей с Наташей

разместись сзади. Он собирался выслушать её историю полностью.

Во время эпидемии Наташа, как и все, имеющие медицинское

образование, работала в больнице как простая медсестра. Рук там

категорически не хватало. Врачи фактически жили в больнице.

Наташа жила не так далеко и хотя бы могла ночевать у себя дома.

Но однажды утром она проснулась с головной болью и температурой.

Всё тело было покрыто сыпью.

Наташа позвонила в больницу, сообщила о своём состоянии. Она

прекрасно понимала, что лечить болезнь невозможно, но также

знала, что примерно один-два человека из ста больных всё же

выздоравливают. Главное побольше покоя.

К ней забегала Ира — медсестра из больницы. Приносила поесть,

ухаживала. Правда вместе с едой приносила и страшные новости о

распространении болезни.

Наташа уже выздоравливала, когда заболела Ира. Теперь девушки

поменялись ролями и уже Наташа ухаживала за подругой. Всё

оказалось тщетно, скоро она осталась одна.

Совсем одна. Наташе казалось, что в городе не осталось людей

вообще.

В доме по прежнему работали водопровод и канализация. Было

электричество. Пару дней она питалась тем, что оставалось в её

доме. Потом не выдержала и спустилась на улицу, в магазин.

Быть мародёром оказалось нелегко. Она никак не могла отделаться

от мысли что нарушает закон и что со временем наказание настигнет

её. Наташа пыталась брать как можно меньше; дорогие продукты не

трогала, брала только то, что могла себе позволить в нормальной

жизни.

В этом месте Андрей её прервал: «Наташ, успокойся. Ты уж больно

строго пытаешься следовать морали. Пойми, ты всё делала

правильно, никто никогда тебя за это не осудит».

Жить одной в пустом городе очень страшно. Наташе постоянно

мерещились в тёмных углах страшилища из голливудских филмов:

психопаты, насильники, людоеды, а иногда, даже, мутанты и живые

мертвецы. Однако единственными живыми существами, которых она

видела, были беспризорные домашние животные. Некоторые собаки —

они жить не могут без людей — пытались с ней подружиться, но

Наташа, с детства боявшаяся собак, либо их отгоняла, либо

убегала.

Однажды днём, когда она сидела на лоджии на своём пятом эаже она

услышала внизу два мужских голоса. Грубые, насквозь пропитые

голоса обсуждали, что необходимо найти водки. Услышав голоса,

Наташа затаилась, надеясь что её не заметят; выглянуть и

рассмотреть людей она побоялась.

— А-а, бомжи эти блядские! — подал голос Иван.

— Бомжи?

— Мы с Ваней встретили четырёх таких. Бомжами мы их прозвали

потому, что грязные и пахнут херово. Я думаю в городе остались в

конец опустившиеся алкаши, наркоманы. Отбросы, одним словом.

После того, как Наташа услышала других людей, она уже никогда не

включала свет, что бы не привлечь ничьего внимания и вообще

старалась быть как можно осторожнее. Через пару дней она снова

услышала людей.

Она вышла из квартиры, собираясь спуститься в магазин и услышала

голоса в подъезде. Трое или четверо человек расположились на

площадке первого этажа. Наташа нырнула обратно в квартиру и

тихонько закрыла дверь. В этот день она осталась голодной и всю

ночь прислушивалась у входной двери к звукам, доносящимся из

подъезда. Наутро алкаши ушли.

На следующий день Наташа решила добраться до ближайшей аптеки. В

ней она и работала до того, как всё началось. Там она встретила

Андрея и Ивана.

— Родные у тебя остались? — спросил Андрей.

— Нет. Мама... умерла. Больше никого...

Иван затормозил.

— Андрюх, машина на встречу!

Ваша оценка: None Средний балл: 5.9 / голосов: 7

Быстрый вход