Возрождение. Глава 3. У неизведанной черты

Предыдущая часть.

Илья с неохотой поднялся с койки. Раз беспокоят, значит, случилось что-то серьёзное. Собрав все силы своего немощного тела, он отпер железную дверь комнаты. Перед ним стояло два рослых мутанта, которых Илья не стал детально разглядывать, не желая замечать их отклонения от людей, некогда населявших Землю.

— Просим прощения мудрейший, — тут же заговорил один из «новых», — у нас дело, требующее твоего совета.

— Заходите. — Устало прохрипел Илья, пропуская «новых» в своё зловонное жилище. Молодые мутанты робко зашли в комнату мудрейшего. Один тут же скривил лицо, почувствовав ужасные запахи, но в тот же момент придал лицу прежний вид, заметив укоризненный взгляд второго. Когда все устроились, Илья вопросительно глянул на «новых», ожидая объяснений их прихода и один из них начал:

— Начну с того, что по сравнению с прошлыми годами, количество наших лазутчиков увеличилось до семи. Они редко ходят на вылазку все вместе, только если нужно принести нечто большее, чем связку проводов или несколько небольших кусков металла. Когда они всё же уходят на вылазку всемером, то возвращаются максимум через четыре дня, у них-то и продовольствие большего не позволяет. — Говорил первый мутант, второй в это время утвердительно кивал головой. — Недавно нам понадобились длинные трубы для ветряных электростанций. На это задание были посланы все лазутчики. И вот их уже нет около двух недель. Так надолго ещё ни одна вылазка не затягивалась, к тому же, как я уже говорил, продовольствия у них дня на три — четыре, ни больше.

С этого момента в беседу вступил второй мутант:

— Больше ждать нельзя и тут родилось несколько предложений по поводу того, что делать дальше. Либо выслать в город вооружённую группу, либо нескольких разведчиков, которые бы далеко в глубь не заходили, а только осмотрели внешние границы города и рассказали о том, что там твориться. Можно, правда, ещё выслать новых лазутчиков, но это довольно рискованно, обычно молодые лазутчики идут только с наставниками. Был случай, когда один паренёк решил отправится в первый раз на вылазку без наставника, он так и не вернулся, больше никто не рисковал.

Повисло напряжённое молчание, хотя оно давило только на «новых», Илья не чувствовал напряжения и размышлял о том, что же могло произойти с семерыми лазутчиками в мёртвом городе. В голове поднимались картины прошлого, когда первый лазутчик вернулся с первой вылазки. Люди бомбоубежища только-только просыпались, готовясь к новому трудному дню.

И тут сонную тишину разрезал дикий вопль, мало походивший на человеческий. Раздалось ещё несколько громких голосов:

— В палату медицинской помощи его!

— Да держи ж ты, вырвется!

— Вы меня слышите?! В палату мед. помощи!

— Ты б меньше языком трепал! Помогай, втроём не удержим!

Ещё

несколько секунд назад видя десятый сон, Илья уже мчался по узким коридорам на неясный вопль. Наконец завернув в палату медицинской помощи, он увидел пятерых человек державших парня, который несколько дней назад со своим товарищем отправился в город.

Одежда лазутчика была вся изорвана и испачкана кровью, в глазах пылал первобытный ужас, из раскрытого рта наружу рвался неудержимый вопль, подобного которому Илья ещё никогда не слышал. Лазутчик вырывался из рук людей, которые и впятером-то не особо хорошо справлялись с безумцем. Один из них заметив забежавшего Илью, громко бросил ему:

— Илья! Давай сюда, держать будешь!

Он тут же подскочил к безумцу и схватил его за одну из конечностей. Один из державших, в этот момент, отпустил лазутчика и схватил упаковку со шприцом. Далее он быстро начал перебирать десятки разных баночек с различными препаратами, ища необходимый.

— Быстрее, твою мать! — Крикнул один из державших безумца. Наконец нужный препарат был найден и тут же введён лазутчику. Через несколько минут буйство прекратилось и безумец погрузился в сон.

Эта картина в памяти сменилась другой. Недавно бушевавший лазутчик сидит за столом, в дрожащих руках у него полупустой стакан с водой. В глазах всё

тот же ужас, но он уже где-то глубже. Вокруг него столпились, чуть ли не все жители бомбоубежища и с неким сомнением слушают его сбитую речь.

Один из присутствующих задаёт вопрос:

— Так что же там произошло?

Даже не глядя на того, кто задал ему вопрос, лазутчик начал отвечать:

— Они появились внезапно. Кругом, куда ни глянь. Кругом! Но они даже не двигались, только смотрели. Но Господи, что за взгляд!

— Кто это был?

Не слыша вопроса, лазутчик продолжал:

— Мы хотели бежать назад, но сзади всё пропало! Обратный путь окутал чёрный туман! Но стоять на месте больше было нельзя, смотрящие сводили нас с ума! И мы побежали во тьму, которая была у нас за спиной. Но только мы в неё ступили, как оказались в другой точке города и впереди нас возвышалось огромное дерево. Здоровое, оно было выше полуразрушенных девятиэтажек и буквально хваталось за них своими корнями!

Помещение наполнилось шёпотом присутствующих. Все недоумевали, как это вообще могло выжить какое-то дерево после ядерных ударов, а тут ещё и вымахало до таких размеров. Окружающие начали укрепляться во мнении, что лазутчик просто спятил, однако продолжали слушать его речь, уже переходившую в более высокий тон.

— Теперь мы просто боялись сделать хотя бы шаг. Смотрящие пропали и вокруг царила такая тишина, что уши просто закладывало. Но тут вдруг мы заметили возле дерева непонятный силуэт. С далека было похоже, что это человек, сидящий на каком-то пне. Я что-то крикнул, но человек даже не шелохнулся. Мы решили немного приблизиться к нему. Но чем мы были ближе к нему, тем больший ужас наполнял нас изнутри. Хотелось остановиться, но дикое любопытство толкало нас вперёд. Человек сидел к нам спиной и поэтому мы наблюдали только его лысую голову. Я снова окликнул сидящего, на этот раз он обернулся… — Лазутчик замолк. Ужас, уже было уходящий куда-то глубоко, в его глазах, вновь запылал снаружи. Его завалили вопросами, просили продолжать, но он больше не сказал ни слова. Потом ему дали время, чтоб отдохнуть. Но даже потом, когда он придёт в себя, он будет молчать. Будут молчать и последующие лазутчики.

Мёртвый город станет тайной для простых жителей бомбоубежища. Да и не желали они что-то знать о нём, у них хватало забот. Пусть лазутчики занимаются своим делом, а они будут заниматься своим. Раз они возвращаются из города с необходимыми материалами, значит всё

нормально. Только молодые изнывали, жаждая узнать что же твориться в брошенном городе. Но после гибели смельчака, решившего в одиночку сходить на вылазку в город, молодое население бомбоубежища укротило свой пыл познания.

— Что ты посоветуешь, мудрейший? — Голос одного из «новых» вырвал Илью из воспоминаний.

А что тут посоветуешь? Если бы только Илья знал, хотя бы отдалённо, что случилось с городом, после ядерных ударов. Что так сильно меняет людей, которые проникают в него, может быть он что-то бы и посоветовал.

— Мне нужно немного времени, для раздумий. — Прохрипел Илья. «Новые» понимающе кивнули и вышли из комнаты. Илья запер за ними двери, после чего так и остался стоять возле неё, погружённый в размышления.

Город явно имел некое влияние на психику людей. Какой бы характер не был у людей, входивших в него, все они возвращались из него одинаковыми.

Замкнутые и молчаливые — такие они оставались до конца своей жизни.

Возможно определённые зоны, в городе, вызвали у людей галлюцинации.

Очень яркие, которые потом ещё и дорисовывались человеческим воображением. Но что за галлюцинации могли вселить в человека такой ужас, который читался в глазах возвращающихся?

Ещё одна деталь интересовала Илью — раз лазутчики испытывали такой животный страх, почему они всё-таки возвращались в город? Что заставляло их это делать? Поверить, в то, что они делают это добровольно, движимые лишь чувством долга перед жителями бомбоубежища, было трудно. И вновь память стала возвращать картины прошлого.

Был как раз обеденный перерыв. Илья сидел в столовой, уминая свой жареный кусок мяса, после тяжёлой работы в теплице. Внезапно, окружающий его гам десятков голосов прервался и на несколько секунд повисла тишина. Илья невольно обернулся, желая узнать причину неожиданно воцарившегося молчания. Он увидел, как в столовую вошёл ученик первого лазутчика, с которым они позавчера отправились на вылазку. Молодой, непоседливый паренёк, который перед уходом всё обещал, что как вернётся, наконец поведает всем, что же твориться в том чудном городе и принесёт уйму диковинных вещей. О возвращении лазутчиков ничего не было известно, видно они вернулись совсем недавно и паренёк решил сразу проследовать в столовую.

Выглядел он ужасно. Его руки были перевязаны какими-то тряпками, через которые проступала засохшая кровь. Он шёл, прихрамывая на правую ногу. На голове парня появилось множество седин, которые ярко выделялись на фоне его природного, чёрного цвета волос. На лбу красовалась неглубокая рана.

— Антон! — Крикнул один из его старых друзей, выскакивая из-за стола и подбегая к нему. — Вернулся наконец дружище! Давай к нам, думаю тебе есть что рассказать, с нас причитается фирменное блюдо убежища. — Весело сказал товарищ Антона и подмигнул. Молодой лазутчик молча посмотрел в сторону своего друга, после чего веселье того резко улетучилось и он опасливо сделал шаг назад, глядя в лицо Антону.

— Не нужно. — Еле слышно произнёс Антон и двинулся дальше по направлению к пустующему столу. Когда Илья услышал его голос, ему показалось, что молодой лазутчик сорвал его из-за недавнего громкого крика.

Как только Антон уселся, столовая вновь наполнилась шумом множества голосов. Только теперь среди всего этого гама, можно было услышать проступающее беспокойство. Десятки глаз устремили свой взор на лазутчика. Илья совсем позабыл про свой остывающий кусок мяса и словно маленькое дитя, всё разглядывал Антона. Этот человек мало походил на того, который пару дней назад уходил в город и любопытство толкало Илью на то, чтобы побеседовать с ним. Однако один из людей, сидящих в столовой, опередил его и аккуратно присел напротив Антона. Лазутчик проигнорировал подошедшего, даже не взглянув на него. Гам в столовой стих, люди стали общаться на пониженных тонах, внимательно следя за Антоном и подошедшим к нему человеком.

— Антон, — начал подсевший к лазутчику человек, — ты не расскажешь мне о том, что ты видел в городе? Ты ведь обещал, помнишь?

Но Антон продолжал есть, как ни в чём небывало. Однако подошедший не сдавался:

— У меня есть прекрасная мазь, быстро залечивающая различные раны. Её осталось очень мало в убежище, но я могу дать тебе небольшую баночку, я ведь вижу твои повреждения, только скажи, что ты там видел?

Антон поспешно разделался с мясом и залпом осушил стакан с водой. После чего поднялся из-за стола и устало взглянув на допрашивающего, произнёс:

— Если бы вы могли мне дать эту мазь, я был бы вам очень благодарен. — И больше ничего не сказав, он направился к выходу из столовой.

Лазутчики не желали говорить об увиденном, словно в городе заключали какой-то договор о не разглашении увиденного. Всё это сильно беспокоило Илью и он просто не знал, что следует предпринимать жителям бомбоубежища в ситуации пропавших лазутчиков. Собственно его, да наверное и «новых», мало волновала судьба замкнутых лазутчиков, но их исчезновение, ставило под вопрос дальнейшие вылазки в город. Рисковать немногочисленными жизнями совсем не хотелось, однако другого выхода что-то пока не намечалось. Так или иначе нужно было вновь проникать в город.

Илья отпер дверь своей комнаты и нерешительно ступил за порог, за который не заходил вот уже на протяжении многих лет. Множество различных запахов, резко ударивших ему в нос, слегка вскружило голову и Илья схватился за стену, чувствуя как слабеют его ноги. Тут же подбежали двое мутантов, тех самых, которые несколько минут назад обращались к нему за советом и видно ждавшие ответа возле комнаты.

— Мудрейший осторожно! — Обеспокоено крикнул один из подхвативших Илью мутантов. — Мы вам поможем добраться до палаты медицинской помощи.

— Ненужно. — Воспротивился Илья, прекрасно понимая, что там ему уже никто ничем не поможет. — Мне нужно поговорить с руководящими людьми бомбоубежища.

«Новые» непонимающе переглянулись.

— Мы все руководящие.

— Вы двое?

— Нет, все жители убежища, кроме детей конечно.

— Чтоб вас, — нервно выпалил Илья, — развели тут демократию. Ладно, соберите совет, ну или где у вас там принимаются важные решения.

Один из «новых» тут же скрылся в длинном коридоре.

— Отведи меня туда, где мы обсудим дальнейший план действий, касательно лазутчиков.

Мутант кивнул головой и аккуратно поддерживая мудрейшего под руку, повёл его по плохо освещённому коридору.

— И давно вы перестали выбирать людей, стоящих во главе бомбоубежища? — Начал разговор Илья, пока они шли до нужного помещения.

— Через несколько месяцев после гибели мудрейшего Василия.

Это был физик, который первым, из них двух, закрылся от внешнего мира.

— А чего ж не сразу после того, как я и он, заперлись в своих комнатах?

— Вы всё же помогали нам управляться с проблемами в убежище, но после того как умер мудрейший Василий, всё сильно изменилось. Твоя жизнь, мудрейший, для нас стала слишком ценной и мы боялись нагружать тебя мелкими проблемами, прося твоего совета лишь в действительно сложных ситуациях. Постепенное решение мелких повседневных проблем, привело нас к выводу, что в обычных ситуациях мы вполне можем самостоятельно управлять убежищем.

Продолжая беседу, они вошли в просторное помещение, освещённое несколькими ультрафиолетовыми лампами.

— Подожди мудрейший, сейчас все соберутся. Может тебе что-нибудь принести?

— Да, немного воды сейчас совсем бы не помешало.

— Сейчас будет. — Сказал «новый» и вышел из помещения. Пока Илье несли воду, в просторное помещение начали понемногу стекаться люди. Мудрейший не смотрел в их сторону и лишь кивал на слова приветствия каждого из вошедших. Количество людей в помещении постепенно возрастало, однако все сидели тихо, никто не смел нарушать тишину в присутствии мудрейшего. Среди пришедших были совсем молодые люди, которые об Илье только слышали, но никогда не видели и сейчас испытывали благоговейный трепет, глядя на мудрейшего во плоти и крови.

Тем временем примчался мутант, который принёс Илье воду. Поблагодарив его, мудрейший спросил:

— Вы что, действительно собрались сюда позвать всех жителей убежища?

— Нет-нет, только самых умных и тех у кого сейчас нашлась свободная минута. Некоторые не могут отлучиться от своей работы.

— Ясно. Ну и много ещё?

— Сейчас, скоро прийдут последние.

Илья уже начинал нервничать из-за десятков глаз, которые уставились на него, словно на редкую икону. Время тянулось невыносимо долго, однако вскоре в помещение вбежал «новый», который был направлен на сбор людей и утвердительно кивнул своему товарищу, стоявшему возле Ильи. Тот, повернувшись лицом ко всем присутствующим, громко начал:

— Пришло время решить вопрос касательно пропавших лазутчиков. Мудрейший Илья скажет, как нам следует поступить. — Закончив, мутант сделал приглашающий жест рукой.

— Прежде чем обсуждать дальнейший план действий, мне нужно знать точное количество огнестрельного оружия в убежище. — Тихим и хриплым голосом, произнёс Илья. Тут же вскочил один из присутствующих и бодро ответил:

— Ровно шесть самопалов!

— Пять. — Раздался ленивый голос, справа от вскочившего.

— Шесть, мне лучше знать, я слежу за ними.

— Плохо значит следишь. Один унёс с собой Владимир.

— Он ведь охотник, как вернётся с охоты, так и отдаст.

— Да с какой охоты? Его уже нету около пяти дней, какая охота столько длиться?

Да и вообще, его женщина говорит, что он собирался куда-то за пределы наших территорий.

Весь этот ненужный разговор за какого-то дурака, унёсшего с собой один из самопалов, разозлил Илью и он выпалил, довольно громко, как для своего слабого голоса:

— Сейчас это неважно! — Спорившие тут же умолкли, а Илья продолжил. — И так, в нашем распоряжении пять самопалов. Какое максимальное число человек убежища можно было бы отрядить в боевую группу?

— Около двадцати.

— Хорошо. — Илья ненадолго задумался. — Значит так, в город отправлюсь я и ещё два самых выносливых человека убежища. Выдать каждому самопал и холодное оружие. Если мы не вернёмся, отошлите в город группу из десяти человек, которые бы осмотрели лишь внешние границы города, если опасности не будет, пусть проникают внутрь, но не глубоко и берут для убежища лишь самое необходимое.

Многие посмотрели на мудрейшего с сомнением. Его вели под руку к совещательной комнате, а что говорить про внешний мир, где бушуют вечные ураганы и стоит сильный мороз.

— Я понимаю ваши сомнения по поводу моего физического состояния, однако именно для этого мне и нужны два выносливых человека, которые смогли бы меня довести до города, чтобы я смог осмотреть его хотя бы внешне, не заходя далеко вглубь, возможно удастся что-то понять и из этих данных.

После этих слов, большинство согласно закивали головами.

— Мудрейший, когда ты собираешься отправляться?

— Соберите мне все необходимые вещи, мы выступаем завтра.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.4 / голосов: 9
Комментарии

Интригует капитально.но есть моменты требующие доработки.НИЧЕГО ЛИЧНОГО

8. Ураганы? Мороз? Внешний мир в таких условиях - ледяная пустыня. Ты написал про дерево. В условиях урагана большие деревья попросту вырвет с корнем. Не привязывайся сильно к реальности, добавь элементы сказки, чуда.

______________________

Я люблю ощущать жизнь...

Да, моменты требующие доработки действительно присутствуют, исправлю.

Ну у меня мир и так почти ледянная пустыня (начало ядерной зимы, как-никак), однако это моя оплошность, что тут возникли вопросы, надо было тщательней всё описать. А насчёт дерева ещё будет сказано дальше.

Мне понравилось....отлично получается...Это один из лучших расказов,которые я прочитал на этом сайте...Молодец..продолжай в том же духе

Спасибо

Быстрый вход