Дом на краю ледника. Глава 8. Зуброво.

Глава 8. Зуброво.

Гости на следующий день не приехали. Погода снова показала, что может легко нарушать любые человеческие планы. Утром, впервые за шестнадцать прошедших после Нового года дней — ярко светило солнце, на небе ни облачка. Снег наконец прекратился. Радость быстро прошла, стоило взглянуть на термометр — спирт почти полностью осел в колбе, опустившись до минус 48 градусов.

На улицу в такой холод выходить не хотелось, да и незачем.

Ирина предложила растопить побольше снега и сделать «банный день». Все поддержали ее — чертовски хотелось по-нормальному помыться, особенно после вчерашнего похода. Промерзшую баню, к сожалению, прогреть невозможно. Мылись, как обычно, в ванной, но в этот раз вместо трети ведра каждому приносили столько, сколько требовалось.

Может быть, если бы конец света наступил в декабре двенадцатого года и мы бы встретили его в теплых квартирах, за просмотром многодюймовой плазмы, это было бы более гуманно, чем то, что нам сейчас приходилось радоваться таким элементарным вещам как лишнее ведро теплой воды?

Выживание во времена гибели цивилизации оказалась не таким веселым и зрелищным делом, как это представлялось режиссерам Голливуда. Возможно, где-то можно наблюдать постапокалипсические картины замерзших городов с пустыми улицами и темными окнами бесконечных рядов обгоревших многоэтажек. Но боюсь эту картину некому смотреть, разве только пилотам недавно пролетавших самолетов, откуда бы они ни были. Для нас же единственное зрелище - сугробы вокруг дома. Никакой романтики и красоты!

Впрочем, вчерашняя встреча с йетти меня впечатлила. Хотя зрелищности ей чуточку не доставало. Но и до этого судя по СМИ встречи с подобными существами бывали, а очевидцы щедро рассказывали обо всем журналистам и честному народу. Мы же лишены и этого — очень уж ограниченная аудитория.

Мороз простоял три дня. В Крещение, вопреки канону, он ослаб. Пошел не сильный, к счастью, снег, и потеплело на несколько градусов.

К обеду на двух снегоходах приехали, сдержав обещание, гости из Зуброво – Алексей Викторович — полковник, и трое молодых людей с ним. Прибыли не с пустыми руками — привезли большую антенну, рацию и генератор. Их, сразу же после обеда, начали устанавливать молодые люди.

Дом Олега расположен довольно удачно, на холме, и по их расчетам можно наладить радиосвязь с «Зуброво», находившимся в тридцати километрах от нас. А кроме того, на связь могли выходить мобильные группы зубровцев, которые, оказывается, активно действовали в нашем районе, добывая запасы топлива, продуктов и оружия (с военной базы, находившейся неподалеку).

Полковник, оказался здоровым, под два метра ростом, сорокапятилетним коротко стриженным мужиком. Мы показали ему дом, и он остался очень доволен предусмотрительностью Олега.

- Эх, если бы у нас в поселке все были такими же хозяевами, как ты! - Сказал он, когда мы садились за стол. - Дом — настоящая крепость, не то что большинство наших современных «коттеджей», огромные никчемные площади которых без газа и согреть-то невозможно. Зато у каждого второго — бассейн и сауна в подвале, блядь! А из продуктов — только конфеты и алкоголь, как будто остальное можно в магазине купить в любой момент! Ладно, хоть не все такие...

- Поэтому работы сейчас до-черта, — продолжал он. - Чтобы не подохнуть, как в блокадном Ленинграде, приходится вертеться. Надеюсь сомнений, что выжить можно только при совместном сотрудничестве, ни у кого нет?

На кухне собрались только мужчины — Олег, Михаил Юрьевич, Сергей и я. Приехавшие с полковником, занимались установкой антенны и подключением рации.

Сомнений в том, что надо сотрудничать у нас не было.

За разлитым «для сугреву» коньяком состоялось знакомство. Прежде всего полковника интересовало, кто где служил и профессии наши и наших женщин. Оказалось, что от армии откосил только я.

- Зря не служил, - сказал полковник, - теперь это пригодилось бы. А вот твой университет и работа (я был программистом) теперь на хуй не нужны. Вот ведь ирония судьбы, ага?

Усмехнувшись он добавил:

- Ладно, не обижайся. Ты еще молодой, всему научишься, коли жить захочешь.

Также его не порадовало отсутствие врачей. С этим, по его словам, проблема. В поселке только одна женщина с медицинским образованием, впрочем, никогда не работавшая по специальности. Остальные - управленцы среднего и высшего звена, маркетологи, рекламисты и прочие представители специальностей, которые ничуть не более востребованы в новом мире, чем программисты.

К вечеру появилась связь с внешним миром. Заработала рация. В контрольное время удалось связаться с «Островом», таков позывной «Зуброво». Нам дали имя - «Дом».

Гости остались до утра. Никто не рисковал ездить ночью.

Коньяк Олега пришелся всем по вкусу. Стараясь по возможности пропускать тосты, я оставался за столом до глубокой ночи. Первые дни после отключения электричества в «Зуброво» оставалось электричество от дизель-генератора, и, как следствие, телевидение. Очень интересно послушать, что происходило во внешнем мире.

Наши морозы оказались еще щадящими, по-сравнению с некоторыми другими регионами. В новостях передавали о шестидесятиградусных морозах в Санкт-Петербурге, северных и некоторых центральных районах России, и о аналогичных экстремальных морозах в Европе. Видимо, Гольфстрим по какой-то причине в эту зиму не спасал от арктических холодов.

В какой-то момент единая энергосистема страны, которую не смог в свое время развалить даже Чубайс, рухнула — перегрузки были слишком велики. Снегопад довершил дело, спровоцировав многочисленные обрывы ЛЭП. Отсутствие электричества повлекло за собой дальнейший коллапс. Сначала замолчали телеканалы. Затем удавалось поймать только Казахстанское радио, передающее из Алма-Аты — по русски в эфире уже не говорил никто. Из того что удавалось разобрать не зная казахского, стало понятно, что наше правительство эвакуировалось в Сочи и оттуда пыталось руководить спасением страны от холодов.

Захмелевший полковник рассказал, конечно, и свои теории на счет того почему так происходит. Как и в случае лесных пожаров 2010 года, разжигание которых некоторые приписывали американским спутникам с лазерным оружием, так и здесь виновато было климатическое оружие США. Оспаривать это никто не стал. С человеком склада полковника спорить бесполезно, а информации слишком мало, чтобы делать какие-то выводы. Да и независимо от причин наступления холодов делать мы могли только одно — изо всех сил пытаться выжить. Морпехи с М-16 нам пока делать это совершенно не мешали.

Эмоциональный подъем наступивший при приезде гостей, в следующие три дня еще больше укрепился. Снегоходы заезжали к нам на постой каждый день, так им удобно проводить «рейды» за припасами. Здесь можно заправить снегоходы (в гараже ,теперь хранилось несколько привезенных зубровцами бочек с бензином) согреться и отдохнуть экипажам.

Прибавилось работы из-за рации, и это хорошо — каждый мог чувствовать себя полезным. Нужно регулярно (каждые три часа) выходить на связь с Островом, периодически слушать в эфире «лисиц» (это позывные снегоходов), заряжать аккумулятор для рации (для этого хитроумно приспособили велотренажер, так что теперь все занимались еще и фитнесом).

Сеансы связи в основном были техническими, мы перебрасывались всего двумя-тремя фразами, сверяя «метеосводки» и передавая сообщения снегоходов на базу.

Но уже на четвертый день, рация пригодилась по-настоящему. «Остров» запросил помощи.

Видимо Владимир, которому Аня помогла вылечить ангину, рассказал о ней полковнику, а так как врачей в поселке нет, оставалось использовать всех тех, кто что-то в этом понимал.

Разговаривал по радио Олег, и подробностей не уточнил, известно одно — кому-то из жителей нужна срочная помощь.

Уже вечерело, но проехать в одну сторону до темноты успеть можно. На запасном снегоходе, который оставил нам полковник, мы с Аней и поехали.

Кроме меня отвезти ее некому — Олег не мог оставить дом, где все держалось на нем, Сергей ни разу не ездил на снегоходе.

Всего полтора часа и мы прибыли на базу, ни разу не сбившись с проторенного другими пути. Не понадобилась даже карта.

Поселок окружен трехметровым забором, впрочем, из-под снега выглядывала ограда не более метра. Исправляя это кто-то уже натянул поверх забора колючую проволоку.

Из окна будки охраны выглядывал длинный ствол автомата, или даже пулемета. Готовились к войне здесь не только на словах.

Вышедший дежурный объяснил, как проехать к дому, где нас ждали. Дорожки в поселке тщательно почищены, да и вообще там существенно меньше снега, чем снаружи. Всего неделю назад еще работал трактор. Невероятная цивилизация по сегодняшним меркам!

Встретивший нас Полковник сразу же повел Аню к больному, оставив меня греться на кухне.

- Надолго к нам? - Спросил, разливая чай, Владимир, который тоже встречал нас. Голос у него был лишь чуть-чуть хрипловатым.

- Сам точно не знаю, может завтра назад уже поеду. Или Аню дождусь. Похоже она на несколько дней останется. Тяжелый там больной-то? Что случилось?

- Дела, откровенно говоря, у парня плохи. Четыре дня назад ногу себе прострелил случайно. Мышцу насквозь пробило, но рану видимо плохо обработали и позавчера воспаление началось, температура — он откашлялся, левой рукой почесал давно не бритую щетину и хлебнул чая. - По-правде говоря надежд особых никто на счет него не питает. Вашу колдунью позвали больше чтобы жену его успокоить. Типа «сделали все что могли».

Судя по всему ему не очень-то жалко товарища. Это весьма удивляло. Я не проронил ни слова, но он видимо почувствовал мое отношение и после небольшой паузы продолжал:

- Столько людей погибло за последние недели, и скорее всего мы все последуем за ними. Раньше или позже, без разницы. Я вчера только из Белого Яра. Там в школе попытались сделать что-то вроде коллективного убежища, какие-то даже буржуйки соорудили, мебель жгли...

- Никто не спасся? - понял я.

- Нет...

Открылась дверь и на кухню уверенным шагом вошел Полковник. При его появлении внезапно появилось непреодолимое желание встать. Лишь усилием воли удалось подавить его.

- Анна останется на три дня - произнес он, - Или по обстановке, загадывать в этом деле сложно. К тебе же, раз приехал, есть предложение.

- Какое? - поинтересовался я.

- Мы тут что-то типа «курса молодого бойца» придумали для ребят. Будем обучать владению оружием, физподготовкой заниматься и подобным. Как раз завтра группа приступает. Пойдешь? Хотя бы пару недель поучишься, в новой жизни точно пригодится!

- Да уж... - на столько оставаться в поселке я не планировал, но предложение заманчивое. - Я не думал, что надолго останусь, одежды запасной не взял и вещей.

- С жильем и шмотками тебе Владимир поможет, он у нас вроде завхоза, прошу любить и жаловать — порекомендовал Полковник. - Завтра в восемь утра увидимся у вышки охраны!

В следующие дни я не раз ругал себя за необдуманное решение. Обучение давалось тяжело. Но оказалось, что время способно резко ускориться, когда нет ни одной свободной минуты и при этом все решения о дальнейших действиях принимают за тебя. Это спасало. Возможно, тоже самое происходит и в армии. Хотя сроки службы там конечно побольше, но дни «курсов молодого бойца» тоже запомнились надолго.

В группе нас было 16 человек. Их не отбирали по какому-то принципу, одни добровольцы — от 18-ти летнего пацана, сына крутого бизнесмена (парень видимо смекнул что деньги отца уже не помогут пробиться в жизни) до сорокалетних мужиков, которые однако ни разу не держали в руках автомата.

Занятия были выматывающими. От физических упражнений на второй день болело все тело. К тому же от ежедневной работы курсантов никто не освобождал. Слишком мало людей в поселении, для выделения отдельной касты «воинов». Да и по словам ребят, с которыми мы бок-о-бок работали на заготовке дров, залогом выживания сейчас является ни АК-74, а бензопила. Наверное поэтому ее мы в руках держали чаще.

Вечером я освобождался к последней радиосвязи с «Домом». Несколько минут говорил с женой и Олегом. Затем возвращался в «общежитие», ничейный дом (хозяева видимо уехали на Новый Год в теплые страны) в котором жили беженцы и поселили нас с Аней. Прямо за чаем, слушая ее голос, я зачастую и засыпал.

Где-то через неделю после нашего приезда, я спросил про ее пациента.

- Будет жить?

- Скорее всего да. Хотя он очень плох. - Вздохнула Аня.

- Твои травы помогли, или антибиотики?

- Не могу понять, как это получилось. - Она нахмурила лоб. - Когда мы приехали он показался мне безнадежным — температура за сорок, видимо из-за заражения крови. Антибиотики ему и до этого давали — безрезультатно. Травы честно говоря для такой интенсивной терапии не годятся вовсе.

- Почему же ему стало лучше?

- Раньше я пробовала лечить, как умела бабушка — руками чувствуя боль, снимать ее и выгонять болезнь. Но это не имело никакого эффекта. - Она сделал паузу, выпив чая. - Бабушка вообще говорила что у меня мало слишком мало способностей. Но сейчас я попробовала — и у меня получилось! Как, я и сама не понимаю.

Я посетовал о том как его вообще угораздило выстрелить себе в ногу.

- Вряд ли это он выстрелил. - с серьезным лицом тихим голосом проговорила она.

- Но он же об этом сам говорит, да и остальные тоже. Думаешь все врут?

- Я конечно не большой специалист по огнестрельным ранам, и медицине вообще. - Она чуть прикусила нижнюю губу, как делала всегда, когда не была в чем-то уверена. Повисла небольшая пауза. - Но в первый же день, посмотрев рану, мне это стало ясно. Пуля вошла перпендикулярно бедру в самую его середину, чудом не задев кость. Из какого это положения нужно в себя стрелять? Да и никакого ожога пороховыми газами, как было бы при выстреле в упор и в помине нет.

Накатывающий на меня сон как рукой сняло. На кухне мы сидели вдвоем, но не сговариваясь перешли почти на шепот.

- Но зачем им обманывать нас? - спросил я. На что Аня лишь пожала плечами. - Может быть по-пьяни пальбу в друг друга устроили и стесняются говорить?

- Или война с кем-то действительно началась. И не зря вас спешно готовят к чему-то, - продолжила мысль она. - Во всяком случае раненые уже есть. Убивает этой зимой не только холод...

При последних словах я сразу вспомнил события произошедшие в первые дни этого года. Считанные недели прошли — но они уже стирались из памяти волной новых событий. Неужели это был я, программист, дрожащими руками спускающий курок «сайги»? И кем я стал, за этот месяц, ни одной минуты не проведя за компьютером, зато каждый день сжимая в руках автомат? Солдатом? Как все-таки это неожиданно.

Аня подлила мне горячего чая.

Благодарно взяв кружку, я внезапно почувствовал, что она становится для меня не просто другом. Нет, я по-прежнему каждый вечер вспоминал свою Наталью. Но и мысли об Ане, среди этих нескольких не занятых тренировками и работой минут, занимали все больше времени.

Я в тайне радовался, что мы уехали в эту «командировку» вдвоем. Но ничего не говорил ей о своих чувствах. Апокалипсис — не подходящее время для любви.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.2 / голосов: 53
Комментарии

Ну наконец-то я дождался) Интересно читать про снежный апокалипсис, довольно живо все описывается. Из минусов я вижу только малое описание деталей, например как Денис с Аней ехали 30 км. до Зуброво, как будто бы сели на снегоход и через мгновение уже там. Маловато подробностей в общем. А так, всё очень даже хорошо)). +9

Спасибо! Указанный момент будет исправлен!

Кстати, в конце шестой главы, со слов "Вскоре гости уехали" добавлена страничка с лирическими деталями (если вы читали первую версию, их там не было).

Срок выхода новых глав в этот раз был затянут, из-за полной проверки и исправления старого текста.

Уже почти дописана следующая глава, так что теперь надеюсь они будут выходить раньше.

Спасибо за конструктивную критику и найденные недочеты!

Это очень важно для меня, я ведь только учусь.

С уважением, dib.

Ок, сейчас перечитаю 6 главу. Читал все главы почти в самый момент их выхода.

Я бы не сказал, что месяц - слишком большой перерыв, он стоит исправлений ошибок в тексте, ну а новость о более скором выходе новых глав очень даже радует)

Не читал не одной главы сразу после написания-да и когда начал читать 8-ю главу, не очень понравилось. Сам живу на Севере и про морозы в 45 и больше знаю не понаслышке. Снег (даже если идет неделю на 2 метра - даже в лесу не - навалит) при сильном ветре у нас за всю зиму скапливается только у заборов и то не выше 1.5 метра. Даже при условии БП столько, мне кажется, не навалит. Морозы да - снег - вряд-ли. Ну это чисто техническая ошибка - её можно не считать ( что будет неизвестно ). Ну естественно детали ... Сам попробуй в 25 мороза прокатится на снегоходе, ну а в 45 на него ни кто и садится не захочет. Сама тема понравилась - о таком ещё ничего не читал. Общая картина не плохая, поэтому 9 и жду продолжения.

В ваших широтах такие сугробы (в обычных условиях!) может и не реальны, в наших вполне. Но во время начала очередного оледенения это вполне может быть (имхо).

Снег нужен чтобы наверняка создать БП, и не было вопросов от северян, что таких холода еще нормально.

А прогулки на снегоходах в такую погоду вполне нормальное допущение, на фоне возможности зомби-эпидемии это верх реализма.

Новая глава выйдет уже сегодня.

Спасибо!

С уважением, dib.

Маааленькое замечание: "синяки от приклада" лучше убрать. АК74 сравнительно маломощный и персонаж кроме этого ещё в зимней одежде.

Мне тоже про синяки не очень понравилось. Помимо того, что он в этом плане маломощный, так еще в поселке, где кроме полковника в основном рекламщики и инженеры, кроме арсенала автоматов еще куча патронов должна быть огромная, чтобы оставалась еще достаточное количество патрон (помимо обороны и охоты), чтобы при обучении стрельбе из этого автомата через зимнюю куртку набить синяк на плече!!! Ведь синяки такие именно от стрельбы появляются!

Синяки уберу. А арсенал наворовали с военного склада, поэтому патронов много (об этом говорилось).

С уважением, dib.

Быстрый вход