постапокалипсис. сталкер

Рассказ / Кэтрин - дочь зоны (часть 2)

2

Шумахер подбросил сучья в огонь догорающего костерка, открыл две банки тушенки и поставил разогреваться в кучу нагоревшей за ночь золы. Достал хлеб, приготовил кружки для чая, - «Борзой, Джокер, подымайтесь, пора! Кто рано встает, тому все само падает, Зона сурков не любит».

- Почему сурков? – обиженно промямлил Джокер, - «Что ж ты нас с крысами сравниваешь?

- А что и сурки – человеки, вон им даже памятник поставили, где то в Сибири. Спать-то все умеют, а вот сурки научили, КАК спать! – отозвался лениво потягивающийся Борзой, - Я бы не прочь в спячку завалиться дык на месяцок.

- Ага, а за хабаром за тебя Пушкин пойдет? – Шумахер заварил чай в кружках вскипяченной водой, кинул каждому по кубику рафинада, больше бы, да нет ведь, - Тушенку доставай, подогрелась уже, а я хлеб нарежу, - Шумахер принялся кромсать хлеб крупными кусками, укладывая каждый кусочек на расстеленную газету.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.7 / голосов: 32

Рассказ / Кэтрин - дочь зоны

Пролог

Когда территория чернобыльской аварии опустела после первого взрыва 26 апреля 1986г., на её территории под грифом строжайшей секретности проводилось множество экспериментов, не доводимых до сведения общественности. Одна из многочисленных тайных лабораторий занималась разработкой биологических коконов-капсул сохранения и продления жизни человека в условиях неизменного радиационного фона. Условия тотальной секретности позволили разработать несколько различных видов коконов, работающих на основе поглощения и переработки радиоактивного фона зараженной атмосферы. Учитывая степень загрязнения и проводимые эксперименты, капсулы распределись по всей территории зоны отчуждения.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.2 / голосов: 31

Рассказ / Напарница

Все почести этого мира не стоят одного хорошего друга.

Вольтер (Франсуа Мари Аруэ)

Середина сентября – благоприятное время для похода в зону. Попеременно с ярким, по-летнему ласковым солнцем, в зоне моросит нудный дождичек. Ржаво-зеленая листва опадает, обнажая ветви изуродованных радиацией и аномальными излучениями, но все еще живых деревьев. Увядает и без того жухлая трава, обнажая скрывающиеся в ней аномалии и ловушки.

На пороге зоны, таких как я, частенько охватывает необузданное желание вновь познать всю ее «настоящесть», окунуться в неистовые эмоции надвигающейся опасности и приключений. Порой приходится проявлять не дюжую силу воли в попытках сдержать себя, не дать возможности сорваться и бежать «сломя голову» туда, в зону.

Кажется, всего-то не был тут пару месяцев, ан-нет, не уйти от нее. И что за натура, тянет меня к первобытной опасности и постоянному риску. Не могу я усидеть в городе, нет жизни мне в тихой деревне – не то это.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.5 / голосов: 22

Postapocalyptic-illustration 13

Ваша оценка: None Средний балл: 9.5 / голосов: 88

Связанные темы